«Нас побуждают прибегнуть к массовым акциям протеста» —

заявляют члены Совета директоров птицефабрики "Снежка" в ответ на слишком прозрачные интриги вокруг уголовного преследования экс-губернатора

Николай Денин после оглашения приговора (фото: Артем Сухоломкин)
Николай Денин после оглашения приговора
(фото: Артем Сухоломкин)

Этот материал нашего корреспондента Н. Бабушкина был подготовлен к печати до внезапно анонсированного судьёй А. Устиновым приговора в отношении бывшего губернатора Н. Денина. Приговор оказался суровым: Денин получил 4 года колонии общего режима и был взят под стражу в зале суда. Перед тем, как его вывели из зала, он заявил, что будет обжаловать вердикт. Подробно проанализировать его содержание мы сможем лишь позже. А пока констатируем, что наш прогноз о невеликом выборе экс-губернатора — между реальным и условным сроками — полностью подтвердился. Суд выбрал более репрессивный вариант.

***

Чем ближе было к финишу так называемое "дело Денина", тем труднее давался обвинительный уклон его творцам. Появлялись детали, которые закрепляли подозрение в том, что следствие в своих действиях было одержимо не столько поиском правовой истины, сколько выполнением иной сверхзадачи, связанной больше с политикой. Как уже сообщали брянские СМИ, два филиала "Снежки" — ООО "Снежка-Молотино", ООО "Снежка-Новосёлки" и индивидуальный предприниматель А. Можаев перечислили 21,8 млн. рублей муниципальному образованию "Брянский район", которому и производились перечисления из областного резервного фонда ровно такой же суммы на ликвидацию последствий чрезвычайной ситуации на птицефабрике осенью 2011 года. И тут произошло нечто граничащее с абсурдом — деньги муниципальным образованием "Брянский район" были возвращены с формулировкой "возврат ошибочно перечисленных средств". Как было заявлено в судебном заседании 19 ноября, письмо с обоснованием причин отказа областного правительства принять средства, возвращённые филиалами "Снежки", "в процессе подготовки", на которую законом отводится 30 дней.

Но подождите, ведь вся идеология обвинения строилась как раз на том, что нанесён ущерб бюджету! И вот вам живые деньги, нужда в которых растёт день ото дня, напоминая уже всё туже затягивающуюся петлю. Отказываются, не берут, ссылаясь на спрятанную в тумане "ошибочность перечисления средств". Члены Совета директоров агрохолдинга, поинтересовавшись в администрации района, в чём же заключается эта самая ошибочность, услышали в ответ что-то вроде: через месяц дадим ответ. Каким-то переигранным выглядел глава района А. Сысоев, недоумевал замначальника департамента финансов А. Бабась. И тогда члены Совета директоров направили прокурору области обращение, копии которого адресовали губернатору области А. Богомазу, председателю областной Думы В. Попкову и Главному федеральному инспектору Л. Соломатину. Есть в нём такие слова: «Трудно скрыть, что всё происходящее в отношении Н.В. Денина — чистейший правовой беспредел, политическая расправа. Коллектив не может быть безразличным ко всему происходящему. Слишком большой ценой Денин расплачивается за сохранение одного из ведущих агрохолдингов области. Наше предприятие до сих пор не смогло в полном объёме справиться с последствиями той трагедии, мы испытываем значительные финансовые сложности, но несмотря на это приняли решение вернуть государству выделенные нам из бюджета средства на аварийно-восстановительные работы после взрыва кормоцеха. Не хотим, чтобы из-за них продолжали жёстко ломать судьбу человека». Разумеется, не ради одного пафоса цитируется это послание. Есть в нём вещи посерьёзнее. Подписанты спрашивают, как согласуется с действующим законодательством отказ Брянского района принять деньги? «Нас тысячу раз упрекали за то, что из бюджета "Снежка" получила средства, мы возвращаем деньги, а их не берут. Разве это не абсурд, разве этот факт не является подтверждением того, что не деньги важны устроителям расправы над Дениным, а его заточение в тюрьму?». А далее следует, быть может, главное: «нас побуждают прибегнуть к массовой акции протеста».

Между прочим, если кто-то думает, что про возможность массовой акции сказано для шантажного красного словца, могут сильно ошибиться. На "Снежке" ещё много тех, кто помнит про сшибки с властью, которые в бытность её руководителя в оппозиции к тогдашнему руководству области случались не так уж и редко. Помнят и политику насильственного захвата предприятия, закончившуюся для вдохновлённых властью захватчиков полным фиаско. И если они решатся воскресить опыт противостояния, не так-то просто будет сформулировать претензии в их адрес. Ведь рейдерский умысел в отношении "Снежки" многим работникам предприятия очевиден и сегодня. Тем более что за примерами далеко ходить не надо. Достаточно посмотреть на попытки, и небезуспешные, отпрыска председателя облдумы В. Попкова прибрать к своим рукам другое крепкое хозяйство Брянского района — добруньскую агрофирму "Культура". Или на то, какими темпами прирастают земельные имения семьи губернатора Богомаза в Стародубском районе… Вот как, к примеру, трактовать такую ситуацию: в перечислении 21,8 миллиона рублей обвиняют лично Денина, арест же накладывается на всё имущество холдинга, блокируются его счета? А когда, повторимся, структурные подразделения "Снежки" и её контрагент возвращают полученные средства, деньги "заворачивают" назад. Это торжество права или стремление придушить предприятие?

Протестным волнениям, как известно, всегда рады и те, кто не имеет прямого отношения к предмету конфликта, но считает, что огонь волнений ярче высвечивает осточертевшие всем пороки государственной правоохранительной машины, которая приводится в движение только по чьему-то заказу.

В начале недели к нам обратился читатель, представившийся отставным судьёй и назвавший себя Иваном Фёдоровичем. Похвалив газету за то, что, несмотря на своё ярко выраженное негативное отношение к Денину, она пытается объективно проанализировать все аспекты дела в отношении него, он не согласился и с нашими авторами, и с теми читателями, которые полагают, что и суд стал своего рода заложником президентской формулировки увольнения Денина — в связи с утратой доверия. Мол, к этой утрате доверия совсем необязательно приводит уголовно наказуемое деяние. По мнению нашего собеседника, в случае с перечислением "Снежке" бюджетных средств имел место лишь конфликт интересов, однако на тот момент (речь о 2011 годе) ни на федеральном уровне, ни на региональном ещё не существовало механизмов урегулирования таких конфликтов. «Я бы, — рассуждал он, — не рассматривал в таких роковых тонах позицию судьи Устинова. Не считаю его будущий вердикт предопределённым. На мой взгляд, человека, так сказать, стоящего сбоку, для спасения репутации следствия, прокуратуры, это дело можно было бы "завернуть" на дополнительное расследование. Но это хорошо говорить постороннему человеку, а судье для этого необходимо известное и немалое мужество. Хватит ли его, чтобы сказать следствию: "Ребята, вы накосячили — вы и разгребайте эту кучу"?..».

В то же время, не было ощущения, что суд может пойти по такому пути. В любом деле есть момент, который лучше всяких слов говорит о том, к какой позиции склоняется арбитр. В этом деле таким моментом являлось упорное нежелание судьи Устинова повторно вызвать в суд бывшего заместителя губернатора М. Климова, на песке крайне противоречивых показаний которого воздвиг своё "обвинительное здание" следователь Д. Ларичев. В прошлом номере мы рассказывали о том, что подсудимый и его адвокаты прониклись поспешным состраданием к приковылявшему в суд Михаилу Васильевичу и не стали докучать ему жёсткими вопросами. Один из них: в каком случае вы давали ложные показания — следователю Куликову или его коллеге Ларичеву — способен усадить Климова на скамью подсудимых. И, возможно, осознанием этой перспективы вызван крайне болезненный внешний вид бывшего генерала милиции и бывшего замгубернатора. Между тем, в соцсетях среди обилия самых различных комментариев нашли и такой: «Вчера видел за рулём своего "Мерседеса" Климова… Вид у него был, конечно, кислый, но это тем не менее не мешало ему рулить». По поступившей к нам информации, незадолго до посещения суда Михаил Васильевич был в Санкт-Петербурге, в одном из медицинских центров, где работают несколько наших земляков, и просил «написать ему хоть что-нибудь».

Весьма любопытно и загадочно было и поведение бывшей подчинённой Климова Н. Атаевой, работавшей при Денине начальником правового управления обладминистрации. Наталья Александровна — одна из тех, кто наряду с Климовым и бывшим начфином обладминистрации Е. Локтиковой визировал денинские распоряжения о перечислении денежных средств. Нынче она работает в столичной бизнес-империи Курова-младшего. На судебном заседании в минувшую пятницу экс-губернатор рассказал, что она сама позвонила ему, напросилась на встречу, во время которой поделилась своими соображениями относительно судебного процесса и того, что ему предшествовало. Говорила, что у визировавших документы не было даже отдалённой мысли об их незаконности. Она высказывала готовность подтвердить это и в суде. Но когда была выписана повестка, г-жа Атаева растворилась, перестав отвечать на звонки из Брянска. Что бы означала эта метаморфоза? Сторонники Денина, да и не только они, находят ей различные объяснения. Вот одна из версий: нынешний работодатель Атаевой И. Куров — человек, от брянской власти зависимый, рассчитывающий ещё многое от неё получить. И когда поступила установка обеспечить неявку нежелательного свидетеля, она сразу же была выполнена. А в пользу того, что Атаева — свидетель для обвинения нежелательный, говорят сразу несколько обстоятельств. Первое — что она не стала свидетелем обвинения, хотя должна была им быть. Второе — что она созванивалась и встречалась с Дениным, а значит, намеревалась дать показания в его пользу. Узнать о факте встречи и о намерениях бывшей чиновницы могли путём прослушки. Мало того, что Денина, как фигуранта уголовного дела, не могли не поставить на прослушивание телефонной связи, так ещё и нынешние обитатели здания областного правительства, и дружественные им СМИ охотно пользуются плодами этого специнструмента.

Не без труда адвокатам бывшего губернатора удалось убедить судью в необходимости вызова в суд авторов заключения, которые исследовали обстоятельства, связанные с перечислением бюджетных средств "Снежке". Доценты Финансового университета при Правительстве РФ С. Буянский и А. Бакулина поначалу тоже изъявляли готовность откликнуться на вызов по судебным повесткам, но затем тоже перестали "выходить на связь". Правда, потом всё же прислали заявления, что добавить к их собственным, сделанным летом текущего года выводам им нечего. Выводы же эти весьма однозначные. Напомним главный из них: «Порядок подготовки распоряжений о выделении из резервного фонда администрации области муниципальному образованию "Брянский район" для проведения аварийно-восстановительных работ на ОАО "Снежка" соответствовал действующему в тот период Положению о порядке расходования средств резервного фонда администрации области. Документального подтверждения факта нарушения действующего законодательства при подготовке и издании распоряжений руководством Брянской области о выделении средств из резервного фонда Брянской области на проведение аварийно-восстановительных работ, связанных со взрывом на объектах народного хозяйства, не установлено». Конечно, суд вслед за следствием, посчитавшим заключение учёных юридически ничтожным на том основании, что они не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, тоже может посчитать этот документ "художественной самодеятельностью", но тогда в случае вынесения обвинительного вердикта не избежать сомнений в объективности такого арбитража.

Эти сомнения защитники экс-губернатора подкрепляют ссылкой на то, что действовавшее Положение о порядке расходования средств областного резервного фонда Дениным не нарушалось, поскольку в этом документе, по их словам, вообще не говорится о характере чрезвычайной ситуации, при котором можно выделять финансовые средства. А значит, мол, все поломанные копья в спорах о том, что именно имело место на "Снежке" — локальное происшествие или чрезвычайная ситуация регионального характера — сизифов труд: средства на аварийно-восстановительные работы могли выделять, не заморачиваясь тем, какого масштаба была авария. Как это делалось десятки раз до и после взрыва на "Снежке"…

А если бы Денин, говорят его защитники, не дал птицефабрике денег, которые в масштабах всероссийской растащиловки представляются пустячной суммой? Мягко говоря, он был бы не понят не только сособственниками предприятия в лице родственников, но и всем своим бывшим коллективом. И когда прокурор области А. Войтович в интервью карманному телеканалу областного правительства "Брянская губерния", не терзаясь сомнениями, говорит о том, что он утвердил обвинительное заключение недрогнувшей рукой, то можно только подивиться такой безоглядности.

И последнее, о чём нужно сказать в связи с "делом Денина". Экс-губернатор стал заложником той политики, которая вовсю процветала и поощрялась на Брянщине в годы его правления. Ведь если бы сотрудники областного следственного ведомства не отмахивались, как от назойливых мух, от заявлений того же Ю. Борисова, требовавшего проверить законность выделения "Снежке" средств на ликвидацию последствий взрыва кормоцеха, если бы вместо написания отписок провели качественное и объективное расследование с установлением всех обстоятельств дела, быть может, после отстранения Денина от должности и не возникло бы ни у кого соблазна возвращаться к этой истории. Но всё, как известно, пошло по другому сценарию. Были во время денинского губернаторства и различные судебные процессы, в которых главную роль играл политический подтекст. Теперь же главным героем такого процесса стал сам Денин.

Николай БАБУШКИН

Обсуждение публикации "«Нас побуждают прибегнуть к массовым акциям протеста» —"