Александр Тюлин: «Я иду на "паровоз"»

А.М. Тюлин (фото: «Брянская улица»)
А.М. Тюлин
(фото: «Брянская улица»)

Нынешняя политическая траектория депутата областной Думы, нового руководителя региональной организации партии "Родина" Александра Тюлина во многом напоминает ту, по которой двигался в начале нулевых годов бывший губернатор Николай Денин. Он тогда был одной из самых заметных фигур на региональном оппозиционном поле. В значительной степени таковым его делали ошибки тогдашнего губернатора Юрия Лодкина, на умелой критике которых и набирал очки его оппонент. Сегодня такой фигурой становится Тюлин. Пока его коллеги в облдуме, в других властных, общественных структурах выжидают, он развил бурную активность, используя каждую возможность для беспощадной критики действий региональной власти — благо, поводов для этого она даёт достаточно. Большим вдохновляющим фактором для таких действий стало его назначение лидером брянского филиала партии "Родина" которая благодаря своему основателю, нынешнему вице-премьеру Д. Рогозину, пользуется репутацией пропрезидентской. Между тем фигура лидера брянских родинцев пока ещё недостаточно известна в брянских массах. Прежде, в бытность губернатором Денина, он предпочитал находиться в тени, не афишируя своих симпатий к Николаю Васильевичу. Тем не менее, развивая свои лесопромышленные предприятия в Суземском, Навлинском районах, он влиял на районные политические расклады. Наши читатели помнят публикации о его закулисном воздействии на властный расклад в Суземском районе. Да и в его родном Навлинском районе лесопромышленник, вхожий к губернатору, во многом определял политическую погоду. Куда хуже известно, что руководило им. Одна лишь бизнес-выгода или нечто большее? Тогда объяснение находилось именно такое: Тюлин использует губернатора для приращения своего личного богатства. Однако события, последовавшие за смещением Денина, показали, что не всё так просто.

Так кто же он — Александр Михайлович Тюлин? Что им движет? На что он рассчитывает, ввязавшись в тяжёлые позиционные бои с властью? Во что думает конвертировать сегодняшнюю невыгодную позицию опального политика? Об этом и о многом другом был наш недавний разговор. А начал я его просьбой рассказать о некоторых автобиографических вехах собеседника.

Спасибо Лодкину!

— В этом году мне исполнилось 55 лет. Родился в Навлинском районе, но затем, когда перешёл в 8-й класс, родители переехали в Подмосковье, в Красногорский район, и среднюю школу заканчивал уже там. Потом с первой попытки поступил в Одесское мореходное училище. Но после его успешного окончания проработал по специальности немного. Вернулся домой, работал в колхозе. Сначала — слесарем-сантехником, потом трактористом, механиком. По рекомендации секретаря парткома был направлен в органы внутренних дел. Начинал гаишником, потом позвали в УВД Красногорска, оттуда — в Главное управление внутренних дел Московской области. Закончил Всесоюзный политехнический институт, переименованный потом в Московский государственный открытый университет. На пенсию вышел полковником — это звание мне было присвоено досрочно. Одно время сотрудникам органов внутренних дел не запрещалось заниматься бизнесом. Я этим "окном" воспользовался и создал в Навлинском районе предприятие. Потом, когда "окно" захлопнулось, дело перешло моим родственникам. Когда уволился, стал заниматься бизнесом сам.

— В своё время немало говорилось, что у вас какие-то особые отношения с Дениным, что он многим способствовал развитию вашего "Синтеза". А свело якобы вас дорожно-транспортное происшествие в самом конце 2004 года, когда Денин сбил женщину. Не раз писали, что вы как будто помогли ему тогда избежать крупных неприятностей.

— Моего участия в этой истории не было. Я узнал о ДТП на третий день после него, хотя уже работал в Главке. И по документам, и по факту никакой вины Денина в случившемся не было. Никакой. И оправдываться мне не в чем.

— Многие отметили, что спустя одиннадцать лет, когда над Дениным снова сгустились тучи и он реально уже стал объектом уголовного преследования, вы в отличие от ряда других денинских соратников, забившихся в угол, пришли поддержать его морально в зал суда. Это следует расценивать как проявление каких-то особых ваших отношений?

— Мне Денин симпатичен прежде всего своей человеческой стороной. В кадровой политике он делал много ошибок, слабо разбирался в людях, приближал к себе всякий хлам.

У нас были непростые разговоры на эту тему. Тот же Климов. Я говорил ему, зачем он нужен в команде, как вообще можно вязаться с таким типом? На что он ответил так: «У тебя, Александр Михайлович, свой специфический взгляд. Я посоветовался с силовиками…». Но о Климове, скажите, хоть кто-нибудь отзывался по-доброму? Какие тут к чёрту силовики?!

Если кто-то хочет сказать о каких-то преференциях мне от губернатора в бизнесе, то полностью разочарую их. "Синтез" появился на Брянщине не при Денине, а при Лодкине. При Денине он не получил ни одного гектара, ни одного кубометра леса, ни-че-го. Подчеркну: "Синтез" своим успешным становлением и развитием обязан исключительно Лодкину. Все лесные объёмы мы получили при Юрии Евгеньевиче. К Денину я не был в оппозиции, я был в оппозиции к руководству Суземского района, к руководству областного управления лесами в лице его начальника Котенкова. Я видел, какой бардак творится в лесу, об этом несколько раз говорил губернатору. У нас последним отличным лесником был Булатный, всё, что было потом, — совсем другое, низкое качество.

Пока правят люди бугаёвского пошиба…

— Уж если заговорили так плотно о лесе, не могу не спросить о недавнем заседании областной Думы, где рассматривались итоги так называемой бугаёвской проверки нескольких лесоперерабатывающих предприятий. (В публикации "Картонный меч господина Бугаёва" из прошлого нашего номера ошибочно сказано, что Анатолий Петрович возглавляет думский комитет по бюджету, уточню: сейчас его возглавляет депутат-единоросс Вязов)…

— …Ну, прегрешение невеликое. Анатолий Петрович где только и в чём только не специалист. Он скоро сможет, наверно, и блоху подковать.

— Но здесь обратил на себя внимание подбор объектов проверки рабочей группой Бугаёва. Это были не какие-то крупные лесопромышленники, деятельность которых критиковалась прежде, а мелкие. Но на них "оттягивались" более всего.

— Я предлагал: давайте начнём проверку с "Синтеза". Но только нас прессуют пятый год, что только не проверяли. А что до этой проверки, то одной из её задач было показать безобразие в виде "гор леса" в Алтухово. Этим отходам лет 7—10, но у нас уже давно нет в Навлинском районе лесов, мы к этим "горам" не имеем отношения. Вот пусть полиция, прокуратура разберутся. Это беда всей области. Если у нас любят раздавать преференции под инвестпроекты, реализация которых позволяет перерабатывать всё, то откуда столько непереработанного леса?

— Ну вот коли заговорили об инвестпроектах. Дятьковскому мебельному "королю" Авдееву "под" мифическое строительство деревообрабатывающего завода дали и льготы, и леса вдоволь. А теперь нам поступают сигналы, что на авдеевских делянках дела обстоят ещё хуже, чем у его коллег по бизнесу.

— Я не буду переходить на личности. Кроме Авдеева есть и другие "великие деятели". Они имеют огромные запасы леса, а толку? Поэтому я и предлагал Бугаёву создать реальную комиссию, привлечь в неё представителей общественности — без неё все эти потуги бессмысленны. А та рабочая группа, что была создана по указанию, согласованию…

— По согласованию с кем?

— Да с тем же Котенковым. С Богомазом. Когда просился в комиссию, мне говорили: «Что вы унижаетесь, проситесь — Александр Васильевич действительно хочет бороться с коррупцией». Ну вот и увидели, как хочет. А я бы провёз проверяющих по всем лесным направлениям, и им бы открылась страшная картина, когда делянки не только не очищаются, но и не готовятся под лесовосстановление. И потом увиденное комиссия сравнила бы с тем, как ведётся это дело в "Синтезе", где выполняются все мероприятия — начиная с развешивания скворечников и кончая обустройством дорог.

А то, что вы назвали Дятьково, Авдеева — ну да, правильно. Но до тех пор, пока у нас в ходу практика заказных проверок, пока тут правят люди бугаёвского пошиба — брянский лес будет уничтожаться.

— Не слишком ли Вы критично оцениваете деятельность Анатолия Петровича? Тут некоторые почитатели его таланта, напротив, говорят, что он наступил на горло криминалу.

— Читал, читал. Смешно. Я знаю Бугаёва лет двадцать. Ни на что он не наступит. Неспособен. Характер, нутро не то. Он — типичнейший приспособленец. Он вчера обслуживал Николая Васильевича, сегодня — Александра Васильевича, и завтра будет делать то же при следующем "шефе". Я часто спрашивал себя, почему такие люди, как Бугаёв, десятки лет болтаются во власти? Да потому, ответил сам себе, что корень зла в "шефах", в насквозь коррумпированных региональных системах. Им нужны бугаёвы-имитаторы.

— Ну как же, Александр Васильевич Богомаз с вами не согласится. Он как раз провозгласил борьбу с коррупцией. Реальную, принципиальную, жёсткую. Ух!..

— Да перестаньте. Если бы была реальная война с коррупцией, ситуация в области не ухудшалась бы так стремительно. Не было бы чудовищной разницы в оплате труда чиновников и медиков, библиотекарей, учителей. Не останавливались бы троллейбусы, город не погружался бы в тьму кромешную. В ЖКХ не творился бы беспредел. В лекарственной сфере не было бы обдираловки. "Брянскфармация" во главе с депутатом-единороссом Ивановым не так бы себя вела.

— Но Иванов ведь — денинский кадр, и при Богомазе пристроился.

— Он выкормыш ещё Лодкина, но вот тоже из породы приспособленцев. А я приспосабливаться не буду. Не привык, не обучен как-то. Я на выборах в прошлом году избирателям своего округа ничего, кроме одного не обещал — бороться, сколько меня хватит, с беспределом, с коррупцией-гадиной. И этой линии следую железно.

— В вашей фигуре сейчас сфокусирован основной оппозиционный настрой. На фоне ваших бескомпромиссных выступлений с трибуны областной Думы меркнет даже фракция КПРФ, пригревшая в своих рядах закадычного друга Богомаза по фамилии Антошин. Как, кстати, вы относитесь к тому, что лицо, осуждённое за разглашение государственной тайны, возглавляет думский комитет по молодёжной политике?

— Он, насколько известно, избирался народом. Я возглавляю Брянское отделение партии "Родина". Полагаю, что этот вопрос уместнее задать КПРФ.

— Да уж известно, как он избирался. Но председателем комитета сделали его уже вы, депутаты.

— Это нужно смотреть, как распределялись комитеты, как "отдавались". Я уже говорил, как в нашей Думе голосуют. Я это называю — заниматься зарядкой из одного упражнения: руку подняли, руку опустили. Я бы сейчас даже не говорил о судимости этого парня, о том, что Екатерина Филипповна Лахова прозрела в отношении него. Вопрос тут глубже и связан с денежными интересами; Антошин — это не просто правая рука Богомаза, он не только советует ему, но и корректирует его действия. В то же время таких людей к власти нельзя подпускать на пушечный выстрел.

Ничего личного — только бизнес?

— Сменим тему. В прошлом году пресс-служба областной полиции распространила пресс-сводку о возбуждении уголовного дела, в центре которого было ваше предприятие. Сообщалось об аресте вашей производственной техники, изъятии оргтехники, документов. Взялись, словом, так серьёзно, что, казалось, вам будет не до политики. Тем неожиданней ваше преображение, ваша политическая активность. Что, ваши обвинители-недоброжелатели обмишурились? Во всяком случае, судя по тому, как вы держитесь, можно опять говорить о полицейском непрофессионализме или очередном заказе…

— Всё это тянется уже пятый год. Всё идёт со стороны начальника УМВД Кузьмина и начальника антикоррупционного управления Загородского, которого некоторые горячие или наивные головы выставляют героем. Это по его указанию на "Синтезе" выламывались двери, вскрывались сейфы, изымались документы и компьютеры. До сих пор всё это не возвращено. Действовали дико, беспощадно. Особенно отличался г-н Федюков, вообще, скажу вам, уникальная в чём-то фигура. Я слышал его телефонные переговоры с Загородским, ну а нитка тянется к Кузьмину. Материалы направлялись в Управление МВД России по ЦФО. Я там был на допросах. Было понятно, что ничего накопать не могут. При мне по телефону говорилось брянским полицейским примерно следующее: приезжайте, забирайте материалы, как сами возбуждали, так сами и закрывайте. Документы были возвращены, и вот уже пятый год тянется вся эта бесполезная бодяга. Хочу подчеркнуть, тянется она по указанию Кузьмина. Как бывший полковник милиции, я знаю, что говорю. Это словно и не про него говорил Президент во время своего недавнего послания, когда в очередной раз призывал отказаться от репрессий в отношении к законопослушному предпринимательству. У меня есть ещё бизнес в Белгородской области, и совершенно ответственно заявляю: я нигде и никому взяток не давал.

— Но вас обвиняли в незаконных действиях при передаче вам в субаренду леса, арендатором которого является брянский лесопромышленник Такваров.

— А как она могла быть незаконной, если областная регистрационная палата на основе проведённых юридических процедур зарегистрировала эту сделку?

— Тогда в чём мотив полицейских, их руководителей?

— Полицейских? Таких, как тот же Федюков? Который в официальной и неофициальной обстановке, допрашивая или просто беседуя со мной, с такой ухмылочкой говорил: «Александр Михайлович, ничего личного — только бизнес». Какой бизнес? Вот как хотите — так и понимайте. А это не про такие случаи говорил президент в своём послании, приводя ужасную статистику 2014 года, когда у десятков тысяч предпринимателей с помощью силовиков отжали бизнес?

Что до Кузьмина, то здесь ещё можно с уверенностью говорить и о том, что он мстил мне за мои отношения с Дениным. И продолжает мстить. В Трубчевском районе у нас изъяли грузовик "Урал". Третий год стоит на штрафстоянке. Время от времени на нём работают родственники начальника местной полиции. Навигационная система это фиксирует. Задаю вопрос в Думе Кузьмину. Отвечает: машина ездит на техосмотр агрегатов. Ну какие тут могут быть комментарии?! В итоге предприятие (а это 600 человек), по сути, уничтожено. Кому, скажите, от этого хорошо?

«Такого вранья и равнодушия не помню»

— И лично вы, и областная партийная организация "Родины" провозгласили едва ли не основной программной целью борьбу с коррупцией. Но без сотрудничества с теми, кто поставлен государством бороться с нею, вам не светит успех. В ком из руководителей областных правоохранительных ведомств вы видите своих главных союзников в этой борьбе?

— (После паузы). Трудно сказать… Есть надежда на недавно назначенного прокурора области Александра Петровича Войтовича. То, что брянскими властями выдаётся за борьбу с коррупцией — это даже не имитация. Это издевательство. Когда слышу, что Богомаз борется с коррупцией — это не смешно, это страшно. Я хорошо знаю, как устроена полиция, какие там нравы, знаю следствие, судебную систему, знаю, насколько "эффективно" всё это у нас работает. Наша власть врёт президенту, и тут мы не отступим, мы будем давать "наверх" конкретные примеры этого вранья, коррупции.

— И главный враль для вас, нетрудно догадаться, Богомаз?

— А как назвать человека, который с гордостью в глаза президенту говорит о своей научной диссертации как о плоде интеллектуальных усилий, когда это продукт грубого плагиата? Когда он говорит ему о семи процентах российской картошки из Меленского медвежьего угла? Как ещё расценить его выступление в российском правительстве, где он говорил, что к 2020 году на Брянщине будет производиться в год три миллиона тонн зерна — в три с лишним раза больше, чем она производила во все времена?

— Мы уже писали некоторое время назад о том, что причиной увольнения директора департамента экономического развития Изотенкова стало его нежелание "рисовать" успехи, которых жаждало руководство. Из муниципальных образований участились сигналы о том, что там заставляют заниматься приписками.

— В итоге всё это ведёт известно к чему. Только почему-то нет никакого шума по поводу возврата в федеральный бюджет 4 миллиардов 400 миллионов рублей, которые были выделены Брянской области на выплату компенсаций утратившим "чернобыльское" жильё. Или у нас уже нет нуждающихся в таких компенсациях? Поразительно, однако возмутительнейший факт неумения или нежелания распорядиться такой суммой замалчивается абсолютно всеми. Его никак не объясняют ни Богомаз, ни Дума. Полное умолчание. Как и вокруг письма Богомаза в МЧС, которым из Перечня "чернобыльских" населённых пунктов многие исключались, а у многих понижался фон радиоактивного загрязнения. Причём правительство России предлагало при исключении принцип поэтапности, Богомаза никто не подгонял, но ему никакая поэтапность, видимо, не была нужна. Он побежал впереди паровозного дыма. В итоге 200 тысяч человек лишились денежных льгот либо полностью, либо частично. Нет никакой реакции и на кампанию по изменению системы оплаты труда, а точнее — по сокращению оплаты труда учителей с закамуфлированной угрозой увольнения несогласных. Ваша газета об этом недавно рассказывала. Власть не считает нужным объяснять народу свои действия или бездействие. Я такого вранья и такого равнодушия не помню.

Биться до конца

— Поговорим теперь о делах партийных. В областную Думу вы избирались от партии "Единая Россия", а оказались в партии "Родина". Можно легко догадаться после всего сказанного вами, что привело к разрыву с единороссами. Но всегда есть, как говорится, последняя капля…

— Да, я избирался от "Единой России". Конфликт у меня начался ещё до выборов, когда меня пригласили только что назначенный врио губернатора Богомаз с секретарём регионального отделения Гапеенко и стали убеждать, что я плохой кандидат, непроходной, что лучше мне сойти с дистанции. Я культурно послал их. Был в одноимённой депутатской фракции. Понимал "правила игры", когда должен голосовать в унисон с коллегами. Но считал и считаю, что это можно делать, когда реально защищаются интересы избирателей, жителей региона. Если моё мнение расходится с позицией фракции, если меня принуждают голосовать "как надо", тут во мне всё восстаёт. Я даже предлагал, чтобы снять излишнюю конфликтность, такой вариант — не буду присутствовать при голосовании, когда не согласен с коллегами. Тогда мне объявили одно замечание, второе, потом пригрозили исключением не только из фракции, но и из партии. Сказал, что для меня это не главное. Меня исключили. Вскоре председатель партии "Родина" Алексей Александрович Журавлёв предложил мою кандидатуру на должность губернатора Брянской области и затем было принято решение доверить мне руководство региональным отделением партии. Так случилось, что по вине бывшего руководителя брянской "Родины" наша партия не участвовала в выборах 13 сентября текущего года. Мой предшественник, можно сказать, предал партию, своих товарищей. Когда после одной конференции увидел на глазах взрослых мужиков слёзы и услышал вопрос «Что же мы сделали? Мы лишаем область выборов», решил быть с этой партией и идти до конца.

— А вы уверены, что конкурентные выборы были в тех условиях возможны? Да, ваш предшественник Филин заявлял, что он будет поддерживать Богомаза, так как того выдвинул президент. Но я слышал от него и другое — что он собрал несколько десятков подписей и больше за него никто не осмеливается подписаться, не дают. А вы были уверены, что пройти муниципальный фильтр возможно?

— Я не настолько молод, чтобы быть наивным. Но в таких дискриминационных условиях по-разному можно себя вести. Правильно? Можно сложить крылышки, а можно биться до конца. Я, например, выезжал в Навлинский район с телевизионщиками, чтобы зафиксировать, как перед дверью кабинета нотариуса одновременно собралось до 80 процентов депутатов райсовета, чтобы дружно отдать свои голоса Богомазу. Надо же показывать это, протестовать против этого глумления. И на прежних выборах негатива хватало, но они, во всяком случае, были конкурентными. А здесь "Родина" их слила, КПРФ бойкотировала, ЛДПР предала избирателей…

— У партии "Родина" — интересная диспозиция. С одной стороны, её основатель Рогозин входит в кабинет министров, возглавляемый председателем партии "Единая Россия", что не предполагает высокого накала оппозиционности. С другой, здесь, на Брянщине, вы камня на камне не оставляете от политики действующей власти.

— Я говорил и Богомазу, и в Думе, что не хотел бы выглядеть лишь махровым оппозиционером. Я, наверное, не в оппозиции к власти. В оппозиции к действующему губернатору — да. А как иначе, когда видишь его назначения? А тот факт, что он отказывается упорно принять меня, и я не могу довести до него чаяния моих избирателей? Он слышит только себя.

— Так, может, этот губернатор находится в оппозиции к Брянщине?

— Вот это вы, может быть, заметили что-то здесь такое, действительно… Конечно, не хотелось бы в это верить. Когда человек получает такой пост, то наделяется не только полномочиями, но и обязанностями, ответственностью. А если говорить о выборах губернатора, то Александр Васильевич понимает, должен, наверное, понимать, какое на самом деле количество голосовало на них.

— Сегодня вы проговорили немало серьёзных, заслуживающих внимания вещей. Но для того, чтобы они заслужили доверия, надо нечто большее. Тут, как кажется, мало пламенных думских речей, мало партийной газеты "Голос Родины", издание которой вы возобновили…

— На чудо мы не надеемся. Доверие избирателей завоёвывается правдой, которую не боятся высказывать. Мне один из руководителей думских комитетов в приватной беседе говорит: «Я целиком поддерживаю тебя. Но ты понимаешь, что идёшь на "паровоз" с голыми руками?». Да, я иду на "паровоз". Но не с голыми руками. У нас складывается боевая команда. Мы не будем уподобляться предательнице-ЛДПР или беспринципным эсерам. Мы не дадим почивать на лаврах брянской власти. Мы будем показывать, что "Единая Россия" ведёт Брянщину к дальнейшей деградации. Пусть не думают, что плюхнулись в кресла и будут получать удовольствие. Наша главная задача — разбудить людей.

— А вы сами будете претендовать в 2016 году на мандат депутата Госдумы?

— Пока мы заняты другим. Сейчас главное — оживить наши районные партячейки. А буду ли я претендовать? В нашей жизни исключить ничего нельзя.

Владимир ПАНИХИН

P.S. Фамилия Тюлин сегодня на слуху у многих интересующихся брянской политикой. Но в беседе с ним мы неспроста затронули тему доверия к политикам, политическим силам. Сумеет ли это доверие завоевать руководимое Тюлиным областное отделение партии «Родина» — большой вопрос. Во всяком случае, говорить об этом ещё слишком рано. Нам показалось, что действиями лидера брянских родинцев в значительной степени руководит обида на власть, на «Единую Россию», на правоохранительные органы. Она, конечно же, небезосновательна, но хватит ли одного этого для того, чтобы доехать до «конечной остановки», коей для любой партии является завоевание власти? А что думаете вы, наши читатели, о фигуре Александра Михайловича Тюлина? По силам ли ему воплотить ваши чаяния в жизнь? Чего не хватает не только ему, но и другим претендентам на бесценное народное доверие? Приглашаем к дискуссии. Пишите, звоните.

Обсуждение публикации "Александр Тюлин: «Я иду на "паровоз"»"