«Ваш же губернатор согласовал, чего вы хотите?»

За последние 30 лет Брянщина дважды оказывалась самым пострадавшим российским регионом. Первый раз — от Чернобыля, второй — от предательства нынешнего главы, который клялся защищать интересы своих земляков

А.В. Богомаз
А.В. Богомаз

На следующий день после 30-летия Чернобыльской катастрофы номер "Новой газеты" открылся большим материалом спецкора этого издания Зинаиды Бурской «Так и живём со стронцием, а цезием закусываем». Начинается он эпизодом, когда журналисты пришли с пол-литровой банкой маринованных белых грибов в радиологическую лабораторию новозыбковского центра гигиены и эпидемиологии. Встретила их женщина-лаборант нелюбезно: «Зачем приехали? — кричала она. — Вы верите, что нам наши льготы вернут назад? Я лично нет». Но грибы на исследование всё же согласилась взять. Их журналистам "от чистого сердца" дала фельдшер Валентина из села Старые Бобовичи, получающая на своей станции "Скорой помощи" 10 тысяч рублей. И вот результат лабораторных исследований: активность цезия-137 в маринованных грибах не должна превышать 500 беккерелей на килограмм, в подаренной банке обнаружили 867. Заодно лаборанты проверили сушёные грибы из деревни Перевоз. В них оказалось более 100 тысяч беккерелей при норме всего 2,5 тысячи — превышение в сорок три раза. И далее следует такой вывод: «После аварии на Чернобыльской АЭС Старые Бобовичи, Перевоз и даже 40-тысячный город Новозыбков должны были полностью расселить, но не расселили — в перестройку и в 90-е на это не хватило ни воли, ни денег. Сегодня денег тоже нет, и в рамках оптимизации бюджета и "совершенствования мер социальной поддержки" жителей таких городов и сёл лишили большинства льгот. Как будто ничего и не было».

Наша газета не раз писала о том, как брянский губернатор А. Богомаз, по сути, предал проживающее на заражённых радиацией территориях население, согласовав с МЧС новый Перечень населённых пунктов. Этот перечень оказался сильно усечённым. По прошлогоднему правительственному постановлению, подготовленному "с подачи" Богомаза, количество городов и сёл, которые считаются "зоной отселения", сократилось в Брянской области в 8 раз. Комментируя этот факт, "Новая газета" пишет: «Единственный критерий для определения статуса пострадавшей территории (зона отселения, зона с правом на отселение, территория с льготным экономическим статусом) — плотность загрязнения цезием-137. Период полураспада цезия — 30 лет. Его количество с момента аварии действительно уменьшилось. Уменьшилось и количество стронция (период полураспада 28 лет). Что происходит с загрязнением плутонием-239 (период полураспада 24 тысячи лет) и америцием-241 (период полураспада больше 432 лет), точно неизвестно, масштабных исследований не проводится. Известно только, что концентрация америция растёт — за счёт распада изотопов плутония и что именно они с каждым годом будут оказывать всё больше влияния на здоровье жителей».

До ноября прошлого года и Старые Бобовичи были зоной отселения. Журналист рисует мрачную картину: колхоза-миллионера не стало, работы нет. Местные жители удивляются, когда слышат по телевизору от президента о среднероссийской зарплате в 27 тысяч рублей. У них в Бобовичах она не дотягивает и до семи. «Ещё они не понимают, почему об изменении статуса села их никто заранее не предупредил. Почему никто не приехал поговорить. Из Москвы? Да нет, хотя бы из Брянска. Почему никому не интересно, как они здесь живут и выживают, чем болеют их дети».

Вот, к примеру, депутат Новозыбковского райсовета Наталья Кундик, работающая в Старобобовичском Доме культуры. Рассказывает, как пришла весной 1986 года к ним чернобыльская беда, как радиация захватила её дом, как пыталась спасти от неизлечимой болезни мать. По местным меркам она получает неплохую зарплату — 9 тысяч рублей, а как прожить тем, кто получает 7 тысяч, из которых зимой 4,5 тысячи отдают за коммуналку? Теперь, когда по постановлению правительства Старые Бобовичи приобрели смягчённый статус "зоны с правом на отселение", "гробовые" уменьшились вдвое, не ждут теперь и бесплатных путёвок для детей в санатории. Наталья была одной из пятидесяти жителей области, которые обращались в Верховный суд России с требованием отменить постановление правительства об изменении статуса загрязнённых территорий. Увы, они проиграли. На суд от Богомаза даже никто не приехал. Об этом чудовищном равнодушии руководителя региона мы говорили в публикации «Двойное предательство Богомаза». Наш вывод коллега из федерального издания подтвердила такими словами: «Областные власти… почти не бились за сохранение статуса территорий и льгот. Совсем иначе получилось в гораздо менее пострадавших Ленинградской и Тульской областях — там власти добились сохранения статуса практически всех своих загрязнённых территорий».

Жителям этих регионов повезло на губернаторов намного больше, чем нам. Неизвестно, как отстаивали они интересы своих земляков, какие средства и методы применяли. Хотя никакой жертвенности от них не требовалось. Как мы узнали, в июне 2015 года МЧС издало приказ о создании групп, которые должны были произвести замеры уровня радиации на загрязнённых территориях. Но Богомаз, побежавший впереди паровозного дыма, ещё в мае, согласовав с МЧС новый перечень, как бы сказал: «А у нас ничего замерять не надо, мы, региональная власть, согласны, что наши территории стали чище или очистились вовсе». И это стало решающим аргументом в отказе Верховного суда брянским чернобыльцам. Представитель МЧС все их доводы отбил одним восклицанием: «Ваш же губернатор согласовал, чего вы хотите?». Главным для столичных чиновников было сэкономить на самой загрязнённой Брянской области.

За драконовским постановлением российского правительства в конце минувшего года последовал Федеральный закон, который вступит в силу с 1 июля. По прежнему закону в пострадавших районах выплачивались пособия по уходу за ребёнком не до 1,5 года, как по стране, а до 3 лет. И платили не 40% от среднего заработка, а 80. Это было сделано для стимуляции рождаемости. Но с 1 июля льготы сократятся до 3 тысяч доплаты к обычному пособию, а с полутора до трёх лет ребёнок и мама будут получать 6 тысяч рублей. Это на двоих. При прожиточном минимуме 9 тысяч. В законе, как сообщается, есть ссылка на то, «что будет единая база пособий с критериями нуждаемости и адресности», хотя до сих пор критериев нет, а единая база должна появиться только в 2018 году. Но кто будет требовать, чтобы хотя бы до этого времени на закон наложили мораторий? Губернатор? Ответом можно считать концовку очерка Зинаиды Бурской: «После вступления в силу постановления об изменении статуса пострадавших от радиации городов и сёл жители юго-западных районов Брянской области собрали 26 тысяч подписей под обращением к губернатору Александру Богомазу с просьбой встретиться и наконец поговорить с людьми. Ответа не получили и решили действовать по-другому. В день рождения отправили главе области посылку с домашними закрутками и сушёными грибами и приглашение приехать в гости. Говорят, Александр Богомаз очень благодарил за подарок. Похоже, он так и не понял иронии».

Николай БАБУШКИН

P.S. Отдельная глава в упоминавшемся материале "Новой газеты" посвящена ситуации в заражённом радиацией брянском лесу. Приводится один адрес — Злынковский район. Здесь участки арендует компания "ГМЗ-КОМ". Всего же в местном лесничестве почти два десятка занимающихся лесозаготовкой арендаторов. Это в то время, когда 96% территории лесничества загрязнено. Процитируем такой фрагмент материала: «В распоряжении "Новой газеты" есть документы из брянской природоохранной прокуратуры, которые подтверждают: в 2015 году рубка производилась без актов радиационного обследования. В прошлом году на 14 из 40 лесосек Злынковского и Новозыбковского участкового лесничества в заготовленной и отведённой под рубку древесине были обнаружены превышения по содержанию цезия. Согласно исследованиям (которые также имеются у "Новой газеты"), содержание цезия в некоторых образцах древесины превышало норму в 2—4 раза.

Одним из учредителей "ГМЗ-КОМ" является депутат Брянской городской думы (Брянского городского Совета — прим. ред.) Ринат Трошин. Местные жители говорят, что к "ГМЗ-КОМ" также может иметь отношение депутат областной Думы и руководитель комитета по проблемам Чернобыльской катастрофы Сергей Чесалин. Мы не нашли этому прямых подтверждений, однако выяснили, что Трошин также руководил компаниями, учредителем которых является родственница депутата Чесалина.

В Злынковском лесничестве арендуют участки компании "ДОЦ" и "ДОЦ плюс", которые принадлежат семье Такваровых. Яков Такваров — тоже депутат областной Думы, правда, бывший. Он был лишён мандата из-за поддельного паспорта.

Древесина из Злынковского лесничества идёт на стройматериалы: доски, стропила, перекрытия, оконные рамы, дверные проёмы. Всё это реализуется не только в Брянской области. Люди, имеющие отношение к лесу, говорят, что злынковское дерево можно встретить в других областях европейской части России и даже в Москве».

О том, что на Брянщине вовсю идёт заготовка радиоактивного леса, "Комсомолец Брянска" рассказывал в материалах «Этот непотопляемый Котенков» и «Так почему он непотопляемый?». Правда, в центре нашего внимания была ситуация в другом поражённом радиацией районе — Клинцовском. А на днях в редакцию поступили подобные сигналы и из Злынки. Так что в ближайшее время мы планируем продолжить эту тему.

Обсуждение публикации "«Ваш же губернатор согласовал, чего вы хотите?»"