Битая ставка

В родном вузе губернатора отвергли его креатуру на пост ректора

В.А. Егорушкин и А.В. Богомаз
В.А. Егорушкин и А.В. Богомаз

На редкость буднично прошла в Брянском государственном инженерно-технологическом университете (бывший Брянский технологический институт) процедура, которая вовсе не обещала быть таковой. Здесь на новый пятилетний срок выбирали руководи­теля. Ещё свежо в памяти аналогичное мероприятие в Брянском государст­венном техническом университете (бывший Брянский институт транс­портного машиностроения), где мучи­тельно, со скандалом подвигали с должности «забронзовевшего» в ней А. Лагерева. В БГИТУ вся интрига свелась к тому, примут ли участники выборной конференции выбор главы региона А. Богомаза, некогда закончившего этот вуз. Озвучить этот выбор в университет пришёл заместитель губернатора Н. Щеглов. Во время своего выступления он как раз и напирал на то, что вуз — родной для губернатора, что первое лицо «воспринима­ет годы студенчества тепло и нежно» и с осо­быми чувствами воспринимает происходя­щее в его стенах. «Сегодня, — сказал Николай Михайлович, обращаясь к аудито­рии, — у вас судьбоносный день. Несмотря на жару, дискомфорт, надо определяться, потому что наступит завтра, а завтра должен быть ответ: а что дальше?.. Мы говорим, что, извините, БТИ – кузница кадров. Извините меня, интеллектуальный потенциал учёных, гордость субъекта». Ограничившись этим косноязычно сформулированным реверансом, г-н Щеглов взялся за обработку собравшихся, предъ­явив целый арсенал средств, направленных на переориентацию выборщиков. «Чтобы, — прозвучало, — было сделано правильное решение». Вначале после­довала череда обвинений: у руководства вуза «никакой инициативы нет, ничего не сделано, чтобы была капи­тализация интеллектуаль­ной собственности». «Как повысить, извините меня, набор?». Что мешает «поездить, заключить договора со строительными учреждениями»?

Следующий удар пришёлся в самое «солнеч­ное сплетение» — в болезненную зарплат­ную точку. Что это за заработки в универси­тете – у рядового преподавателя 8 тысяч 300 рублей, у кандидата наук – 17 тысяч, у про­фессора – 23? В то время как ректор В. Егорушкин декларировал в последние годы годовую зарплату около и свыше двух мил­лионов рублей. А вот каким было обращение замгубернатора к молодёжной части аудито­рии: «Я посмотрел, как молодые активно аплодировали. Где у вас перспектива? Вы можете сводить девочку в кафе, купить ей букет цветов? Замечательно! Но потом буде­те месяц без денег сидеть».

Всем без лишних слов было понятно, что эскапады имели одного адресата – Егорушкина, который, введя ежегодную перерегистрацию контрактов, держит всех в чёрном теле, который за восемь месяцев с тех пор, как г-н Щеглов был произведён в замгубернаторы, «не захотел» с ним «встре­титься». Это хорошо, продолжал чиновник, что у вуза сложились отношения с мини­стерством, «но есть и губернатор, прави­тельство области, а мы, — заключил он, — ректором Егорушкина не видим. Правительство отдаёт предпочтение Цубловой Елене Геннадьевне». К сведе­нию: она — и.о. завкафедрой техносферной безопасности и природообустройства. Тут же был извлечён и «пряник»: «Она (т.е. Цублова – прим. авт.) может руководить с правительством, губернатором, Брянской областной Думой. Правительство не бросит родной вуз, поможет инвестора организо­вать, а Егорушкин – это тупиковая ветвь. Куда поведёт он коллектив, не имея реальной под­держки губернатора и правительства?».

Однако этот аргумент, уснащённый дол­женствующими почему-то вселить почтение и трепет словами «губернатор», «правитель­ство», «областная Дума», возымел обратный эффект. Выступавшие приводили примеры того, как сотрудничество с властью всякий раз оборачивалось для вуза «кидаловом».

Вот сейчас, говорил один из ораторов, областное управление лесами затеяло ликвидацию учебно-опытных лесхозов, причём не берёт на себя затратные меро­приятия. «Вот видите, — встрепенулся Щеглов, — опять нет взаимопонимания, зайдите ко мне, и мы решим. Это не моя сфера, но я буду ходатайствовать». Его припечатали новыми фактами, которые привели к такому озвученному тут же обобщению: «Никто так не обманывает, как наша власть».

Что до отработавшего первую пятилетку ректора, то его деятельность получила мало сказать благожелательную оценку. Ораторы не скупились на комплименты. Вот некото­рые фрагменты выступлений: «Наши студен­ты – одни из лучших в регионе, среди выпускников-строителей – лучшие! Наш рек­тор – молодой, амбициозный, сделал много ошибок, но сделал много хорошего», «Не всё делается, что обещается, но благодаря ему во многом существует вуз, ректор стал про­двигать его во всероссийском образова­тельном пространстве. Мы вошли в ассоциацию вузов Черноземья, мы выполняем пока­затели эффективности. Деятельность вуза – эффективная», «Валерий Алексеевич бес­предельно открыт, он использует метод моз­гового штурма, это – высший пилотаж руко­водства на демократической основе». Отбили и упрёк в рвачестве ректора, проци­тировав постановление российского прави­тельства 2008 года, установившего коэффи­циент соотношения доходов вузовских сотрудников и ректора 1 к 8. Добил уже не трепыхавшегося Щеглова своим коротким, но оттого не менее триумфальным выступ­лением сам Егорушкин. Одной эффектной фразой о том, что «после многочисленных неоплаченных правительством области про­грамм у меня нет морального права заста­вить работать в таком же духе», он повторил ранее высказанную мысль о власти как о самой злостной обманщице. Выступление замгубернатора ректор прокомментировал с подчёркнутой великодушной коррект­ностью: «Я столько здесь услышал с удивле­нием, не хочу комментировать, это ниже моего достоинства».

После этого итоги голосования в пользу действующего ректора были предопреде­лены. За него было отдано 72 голоса, за Цублову – 28, за третьего соискателя, заве­дующего кафедрой эконо­мики, оценки бизнеса и бухгалтерского учёта, директора учебно-делово­го центра «Экономика и финансовый консалтинг» С. Кузнецова – 7. Конечно, если бы на месте Щеглова был более подготовленный к полемике представитель власти, если бы им были озвучены более серьёзные аргументы против избрания Егорушкина на новый срок, результаты голосования могли быть совершенно иными. Но, видимо, нет в команде губерна­тора Богомаза людей, которые готовы "держать удар". Отсюда — и результат.

Итоги голосования, а с ними и вотум доверия Егорушкину на второй пятилетний срок можно оспорить лишь в одном случае – если будут установлены нарушения про­цедуры голосования. Но она, судя по всему, как раз была безупречной. А значит, губер­наторская ставка на госпожу Цублову ока­залась битой. Причём так нещадно битой. Правда, доводилось слышать в кулуарах, что ставка эта носила, своего рода, проме­жуточный характер. Якобы это была пере­ходная фигура, некий «троянский конь» для свержения Егорушкина, после чего став­ленница губернатора через какое-то время должна была уступить ректорское кресло «человеку из Кокино». К местному аграрно­му университету (бывшей сельскохозяй­ственной академии) Богомаз питает не меньше тёплых и нежных чувств, чем к вузу, который закончил. Напомним, именно в сельхозакадемии помогли изготовить кан­дидатские диссертации с многочисленны­ми заимствованиями губернаторской чете. А нынче, поговаривают, кандидатами «кар­тофельных» наук здесь то ли хотят сделать, то ли почти сделали и сыновей Богомаза. Если это так, то не позавидуешь Егорушкину, обречённому на работу в усло­виях оппозиции. Хотя для любого нормаль­но работающего коллектива подобное поведение власти попросту не оставляет иного выбора.

Николай БАБУШКИН

Обсуждение публикации "Битая ставка"