Виктор Киселёв: «У меня тоска зелёная от того, что делается на Брянщине»

В.Н. Киселёв
В.Н. Киселёв

Прошлогодние выборы в Госдуму, итогам которых у подавляющего числа избирателей нет никакой веры, породили на Брянщине "феномен Киселёва". Вот ведь как бывает: наш земляк, уроженец Дятьковского района, нынче успешный подмосковный предприниматель Виктор Николаевич Киселёв выборы в "своём" округе проиграл, но с полным правом может считать себя моральным победителем. Его в округе знают не меньше, чем омандаченную Миронову, а уж если говорить про уважение — не показное, не наигранное — то, например, в его родном Дятьковском районе с ним мало кто сравнится сегодня. В начале нашей беседы я поделился с собеседником вот какой мыслью. Мы уже привыкли, когда после шумных избирательных кампаний кандидаты-неудачники бесследно растворяются в пространстве. Да что там они — даже заполучившие депутатские мандаты победители забывают дорогу к избирателям или появляются на ней редко, преимущественно для того, чтобы отметиться, обозначить свою заботу. Но вот Киселёв повёл себя совсем иначе. Он, как и в предвыборную пору, по-прежнему приезжает в родные пенаты, старается помочь людям. Впрочем, вот что сам он говорит об этом:

— Мы проводили честную кампанию, не хитрили, не ловчили. А люди это чувствуют. У нас и программа была вся под знаком доброты. Если бы выборы проходили честно, без вбросов, то на них бы пришло процентов 15—18 избирателей, как и в Москве, Питере, где сложнее было химичить. В Брянске вы видели, что творилось — за последний час было вброшено около ста тысяч бюллетеней. Технологии обмана были разработаны ранее, применялись не единожды. Брянской области можно, наверно, патент давать на их изобретение и успешное применение. Кандидаты, которые были избраны, сразу же уклонились от работы, которую надо было выполнять. Сначала мы хотели наказы, которые поступили мне в ходе предвыборной кампании, передать им. Но потом решили, что всё равно они их выполнять не будут. Тогда мы их систематизировали и 450 "дятьковских" наказов от имени сенатора, члена ЛДПР Калашникова, ещё одного представителя нашей партии, депутата Госдумы Деньгина (он курирует Калужскую и Брянскую области) направили главе администрации района Валяеву, копии — губернатору и в прокуратуру. Для контроля. Там каких-то больших расходов не требуется. Где-то надо сделать маленькую отсыпку, чтобы инвалиды-колясочники могли проехать, где-то надо поставить шлагбаум, чтобы оберечь детей от транспорта. Часть работ в 12-м микрорайоне Дятьково мы выполнили сами, уже после выборов. Вышли и с жителями сделали детскую площадку. Люди довольны. Было чаепитие, прекрасное настроение. Ещё там отремонтировали системы отопления, водопровод. Был ещё наказ от жителей микрорайона построить небольшую церковь — храм от них далеко, с транспортом проблемы бывают. Мы взялись помочь в строительстве. Настоятель предложил также жителям выкупить по один-два-три… именных кирпича. И люди выкупали. Каркас объекта уже стоит, сейчас делаем купол и, думаю, в следующем году церковь примет прихожан. Теперь перенесёмся в Клинцы, там сохранилось пять предприятий, не погибли, как в Дятьковском районе, где из двадцати заводов работает один. Но сделанную скважину с питьевой водой подсоединили к старым системам её подачи. И люди очень недовольны, воду пить невозможно, в речке она более пригодна. Сегодня я, мои люди и другие помощники ищем решение этой проблемы… Так будем двигаться и по другим наказам. И людей информировать, чтобы они видели, что про их нужды не забыли, что они не зря приходили на встречи, что их услышали.

Но вот что странно. Мы уже не первый год инвестируем в Дятьковском районе различные объекты — школы, церкви… Так вот, глава администрации Валяев запрещает школам принимать от Киселёва или от ЛДПР, других партий помощь, директорам грозит снятием с должностей. Ну что это такое? Абсурд! Почему-то заявляет бюджетникам, что им платит "Единая Россия". Забывает, что и ему, и всем чиновникам платит государство. В том числе получает из этого бюджетного источника сумасшедшие деньги и "Единая Россия". Не знаю, как сейчас, а недавно годовое финансирование КПРФ составляло 960 миллионов рублей, ЛДПР — 760 миллионов. А данные по "Единой России" вообще засекречены. Возвратимся в Дятьковский район. В Бытоши сменили директора школы, поставили человека без педагогического образования. Но он предан партии, как Валяев заявил, и он сделает выборы, где "Единая Россия" проиграла, победными. Как я должен относиться к этому? Я должен защитить от произвола директоров школ, которым Валяев приказывает, с кем им дружить, от кого помощь принимать... Моя задача — довести об этом до сведения Жириновского, чтобы он либо у президента, либо у премьера спросил, что это за подход? Меня возмущает глава администрации, будто одна "Единая Россия" и является благодетельницей. Я вообще считаю, что надо сделать, как в некоторых странах: партия, побеждающая на выборах, должна получать 50% мандатов плюс один голос. Чтобы избежать монополии одной партии. Никакого конституционного большинства. Второе. Надо изменить систему формирования избирательных комиссий. Они должны избираться, они не должны зависеть от местных властей. Чтобы не служили для губернаторов, глав администраций средством для втирания очков для того, чтобы показать через итоги выборов, как много они делают и какими авторитетными для народа являются. Я подготовил аналитическую записку, и скоро на наших партийных мероприятиях все эти вопросы будут звучать. И конечно, должна быть усилена ответственность за искажение воли народа, за махинации. Если кого-то поймали — наказывать сурово, максимально. Никаких штрафов.

Помните недавнюю встречу президента и Памфиловой, где он сказал, что многие руководители регионов из корыстных побуждений выдвигали и поддерживали на выборах своих людей? Особенно это проявилось в Брянской области. Вот Жутенков. Человек без высшего образования. Но у него совместный бизнес с Богомазом. И он стал депутатом. Сергей Сергеевич (Антошинприм. ред.) сделал протеже Мироновой, которая, в свою очередь, ранее помогла ему стать депутатом облдумы. В Госдуме должны быть люди с высшим образованием, опытом и желанием решать проблемы общества. Федеральная власть постоянно выделяет регионам немалые деньги на различные проекты. Но сколько получит каждый конкретный регион, зависит во многом от того, как сработают представляющие его в Госдуме депутаты, замгубернатора, работающий с правительственными структурами, сам губернатор, наконец. Надо создать мощный лоббистский (в хорошем смысле) кулак, для которого девизом должна стать мудрость "Под лежачий камень вода не течёт". Он должен работать на область, на её жителей. А у нас сейчас — показуха. В Дятьковском районе из 20 предприятий закрыты 19, а говорят о каком-то промышленном росте. Миллионы рублей Дятьковский хрустальный завод должен людям. Сегодня магазины в районе из-за снижения покупательной способности закрываются. Безнадёга. Мы, конечно, стараемся помочь. У нас есть свой график проведения таких мероприятий. Подключены депутат Деньгин, сенатор Калашников…

— Вы рассказывали о возмутительном поведении хозяйчика Дятьковского района Валяева, но так ведут ведь себя и другие главы райадминистраций. Они говорят с голоса вышестоящего начальства. Корень зла находится, видимо, всё же, в Брянске, в здании областного правительства, где более всего озабочены различными пиар-рапортами о всевозможных успехах, достижениях, рекордном росте. Но почему-то это никак не улучшает нашу жизнь, более того — резко расходится с реальностью. О приписках, лукавстве брянских управленцев говорят даже СМИ, близкие к власти. Вы, наверно, знаете обо всём этом?

— Вот смотрите. О росте. Был в Дятьковском районе опытный совхоз, который подчинялся Москве. Его обанкротили. Жутенков благополучно выиграл тендер и также благополучно перепродал эти земли "Мираторгу". Но если так, то почему напрямую не передать их? А почему монополизирован Богомазом, Жутенковым картофельный бизнес, сбыт картофеля? Представьте, как усложняется ситуация для тех, кто тоже занимается этим бизнесом. Что до промышленного роста, то я глубоко убеждён, что те заказы, которые поступили от Минобороны, это временное явление. В Брянской области за всё последнее время не построено ни одного завода. Я уже говорил про Дятьковский район. Но здесь дошло до того, что обанкротили водоканал районный, продали гаражи, всё, а теперь заново создают. Тут и прокуратура должна задать вопрос, как это получилось, кто банкротил, почему вовремя не сменили руководителя и почему водоканальские гаражи продали по низким ценам, за "копейки"? Нет у нас системы контроля над чиновниками, нет обратной связи. Никто не зависит от избирателей, населения. В Брянской области — даже проблема с получением достоверной информации. Что вообще происходит на её территории? Нет серьёзной оппозиции, которая взяла бы это в свои руки, нет свободных СМИ. Практически все задавлены. Рекламу попробуй разместить — сразу скажут, что помогать такому-то СМИ нельзя, оно против губернатора, критикует его. Но он наоборот должен быть благодарен, что критикуют его подчинённых, ему открывают глаза на его ошибки. Словом, нет у нас системы контроля над властью. И происходит вот что. Областные депутаты недовольны губернатором, хотя сохраняют видимость согласия. Почему руководитель законодательного органа полностью "лёг" под губернатора? А облдума должна не только принимать бюджет, но и требовать эффективного исполнения не только его, но и законов. Я перед выборами спрашивал, почему не выполняется принятый закон об освобождении стариков от платы за капремонт? Почему никто не может потребовать этого выполнения? Должно же быть разделение властей. Вот что такое монополия одной партии в Думе. Это беда!

— Вы говорите об отсутствии серьёзной оппозиции. А вот скажите, почему бы региональной организации ЛДПР не возглавить её? Каково, на Ваш взгляд, состояние этой организации, какие процессы в ней происходят и нравятся ли они Вам?

— Поскольку серьёзной оппозиции в Брянской области нет, "Единая Россия" чувствует себя здесь полновластным хозяином. Губернатор, главы администраций и их заместители — почти все они представители этой партии. Ситуация в региональном отделении ЛДПР тоже непростая. Бывший его руководитель Юлия Головко почти по всем вопросам, практически всегда советовалась с заместителем губернатора Коробко. Когда я проехал по районам области, увидел, что того авторитета, который должен быть у серьёзной оппозиционной партии, у ЛДПР, к сожалению, нет. Недавно сменился руководитель регионального отделения — вместо Головко им стал Денис Семёнов. Мы встречались с ним на съезде партии, обсуждали ситуацию. Сейчас в партии идёт обновление, уже прошли встречи Семёнова и нашего депутата Госдумы Деньгина с некоторыми главами администраций, с губернатором. Я разговаривал с Деньгиным, он заверил, что его работа в Брянске будет проводиться регулярно и на солидной основе. Тогда, возможно, люди и повернутся к ЛДПР. А сегодня в Брянской области более систематизирована работа коммунистической партии. Она имеет свои ячейки, своих представителей во всех районах.

— Многим нашим читателям интересно, каким Вы видите своё брянское политическое будущее? У нас освобождаются избирательные округа, и можно поучаствовать в выборах в областную Думу, можно попробовать себя и на другом поприще...

— Когда освободились два округа областных, мне поступали предложения избираться. Но я вижу свою задачу иначе — поддержать тех людей, которые там живут, которые смогут добросовестно выполнять свои депутатские обязанности. И мне безразлично, кого они будут представлять — ЛДПР, коммунистов или "Единую Россию"… Главное — чтобы они чётко знали, что идут в депутаты помогать людям. Таким кандидатам я и буду помогать. И финансово, и организационно, по-всякому. Что касается меня, то у меня в Подмосковье есть строительная фирма, есть обязательства перед иностранными партнёрами, а если избираться, работать честно, с полной самоотдачей, то надо перебираться в Брянск. Приезжать на сессии раз в месяц, покрасоваться — это не мой стиль работы. Возможно, на Брянщине будет создано какое-то общественное движение из людей, которые чего-то добились в жизни. Но чтобы оно было влиятельным, чтобы с ним считались. Ещё один вариант — создать на Брянщине университет, где с помощью депутатов различных уровней можно было бы обучать людей политическим азам, как вести себя с властью, как добиваться решения важных проблем. Финансовая составляющая здесь — вполне нам по карману. Есть и другие проекты. Мы встречаемся с различными депутатами, советуемся.

— И с нынешними депутатами Госдумы от "Единой России"?

— Нет, с ними контактов нет. Думаю, они и не рады им будут. Хотя я готов сотрудничать. Если потребуется моя какая-то помощь в решении вопросов для Брянской области, то я всегда готов.

— Но тут такая незадача. Даже не всегда и не все деньги, выделяемые из федеральной казны, используются у нас, а неиспользованные возвращаются. Помните, наверное, про возвращение миллиардов рублей, выделенных на переселение людей из чернобыльских территорий? Теперь вот запороли подготовку 200-летия Толстого, и почти двести миллионов рублей зависли…

— Насколько я знаю, часть из этих двухсот миллионов была использована. Другое дело, что они пошли не на восстановление усадьбы. Вообще, это абсолютно недопустимо, когда выделенные деньги не используются. Ответственность за это должна быть максимальной. Сегодня в Москве преобладает такое мнение: Брянской области ничего не надо, там всё хорошо. И тот же Валяев заявляет губернатору: нам, мол, бюджета хватит, нам не надо. А в то же время заставляет людей писать заявления и отказываться от зарплаты, потому что в бюджете денег нет. Вот она, показуха для Москвы. Главное — покрасить забор, а что там за забором?.. Губернатору надо честно в столице говорить о том, что на самом деле имеет место на подведомственной ему территории. Но как к нему после этого будут относиться, если раньше рапортовал о другом? Не знаю, у меня тоска зелёная от того, что делается на Брянщине. Я месяц, наверное, приходил в себя после выборов. От того, насколько беззащитны жители области перед властью, перед криминалом, перед тяжелейшими проблемами — бедностью, отсутствием перспективы…

Владимир ПАНИХИН

В. Попков и А. Богомаз в агрофирме «Культура»

В. Попков и А. Богомаз в агрофирме «Культура»

P.S. Едва мы успели подготовить к печати это интервью, как на нашу электронную почту пришло письмо от, как они сами себя называют, «уже бывших акционеров СПК-Агрофирма "Культура"». Оно вместе с приложенным 17-минутным видеороликом является ещё одним свидетельством той беззащитности рядовых граждан, которая вводит в ступор нашего собеседника Виктора Николаевича Киселёва. Особенно тягостно слушать короткие, бесхитростные и вызывающие сострадание исповеди пожилых женщин, которые не по одному десятку лет отдали своему родному хозяйству. Его экономическому развитию. Его славе, теперь, большей частью, уже былой. На склоне своих лет им, оказавшимся у разбитого корыта, приходится с трудом выговаривать такое непривычное их уху словосочетание "рейдерский захват". Они не могут понять, по какому праву управление их предприятием «захватили люди, которые никогда не имели к нему отношения». Особенно драматично то, что делалось это под прикрытием полиции. В числе этих пришлых людей называют и сына председателя облдумы В. Попкова. Людям обещали выплатить за их доли, но выплат они не дождались. Сейчас, как сообщают, началась продажа имущества. Мы переслали это письмо Виктору Николаевичу, и он заверил нас, что постарается помочь людям разобраться в ситуации с помощью столичных юристов. В наших ближайших планах — также заняться этой темой более обстоятельно. Сейчас напомним лишь, что ранее мы сообщали уже о событиях в некогда передовом хозяйстве региона, а в контексте с ним фигурировала и фамилия Попкова. Как фигурировала она не раз и в так и не прояснённой до конца истории с промышляющей газовым посредничеством фирмой "Лион", одним из учредителей которой являлся также сын спикера облдумы, в истории со строительством многоэтажки рядом с остановкой "Курган Бессмертия".

Одновременно с нами письмо о ситуации в "Культуре" поступило и в другие брянские СМИ, и некоторые из них предоставили своим читателям возможность ознакомиться с его содержанием. Под публикациями на сайтах "Брянск тудей" и "Брянская улица" стали появляться довольно острые комментарии. Причём, не только с выражением возмущения действиями попковского отпрыска, но и с конкретными предложениями. Вот одно из них, самое запомнившееся: создать в Интернете петицию с требованием отставки Попкова-старшего с должности председателя облдумы и организовать сбор подписей под ней. Вскоре комментарии на сайте "Брянск тудей" были удалены, комментирование закрыто. А сайт "Брянская улица" в пятницу, 3 февраля, то ли был взломан, то ли подвергся хакерской атаке, вследствие чего на протяжении почти пяти суток не работал. Кстати, произошедшее с этим сайтом, стремящимся освещать происходящие на Брянщине события более-менее объективно, является ещё одной иллюстрацией того, насколько непростая ситуация со свободой слова сложилась в нашем регионе. И подтверждает вывод фонда "Медиастандарт" Комитета гражданских инициатив А. Кудрина, который в недавнем исследовании состояния института средств массовой информации в российских регионах отнёс Брянскую область к группе регионов с критическим уровнем журналистики. Одной из характеристик этой группы является подавление властями независимых СМИ, а входят в неё кроме Брянщины только национальные республики — Чечня, Адыгея, Калмыкия, Бурятия, Ингушетия, Тыва, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария.

Обсуждение публикации "Виктор Киселёв: «У меня тоска зелёная от того, что делается на Брянщине»"