Богомаз против «Комсомольца Брянска»: хроника борьбы за свободу слова 11. В «кошки-мышки» — с Ершовым

Брянская областная типография (фото: брянсктипография.рф)
Брянская областная типография
(фото: брянсктипография.рф)

Сегодня мы снова обращаемся к теме борьбы за свободу слова на Брянщине. Начнём с представления главного героя очередной главы нашей хроники. Это — директор ГУП "Брянское областное полиграфическое объединение" А. Ершов. Назначен на должность он был ещё в денинские времена, пришёлся ко двору и новой, богомазовской власти. Но если при Н. Денине Ершова не было ни видно, ни слышно, то вскоре после его отставки и назначения врио губернатора А. Богомаза к нам стали поступать сигналы о том, что в облполиграфобъединении стали происходить странные вещи. В том числе и касающиеся нашей газеты — после сдачи в печать очередных выпусков "Комсомольца Брянска" электронные копии газетных страниц стали переправлять оттуда в областное правительство. А через некоторое время один из наших "цензоров" — курирующий взаимодействие со СМИ заместитель губернатора А. Коробко, не дожидаясь выхода газеты из печати, позвонил мне и обратил внимание на опечатку, которую обнаружил во время чтения газетного макета. Спасибо, но эта услуга по отысканию опечатки стала своего рода вещественным доказательством нетерпёжа, с которым газету читали в областном правительстве до её появления в свет.

Чтением, однако, дело не могло ограничиться. Всё в богомазовском окружении сводилось к вопросу, как перекрыть кислород газете. Нам неизвестен полный список тех, кто участвовал в этой "мозговой атаке", но у нас есть основания считать, и этими основаниями мы делились уже в предыдущих публикациях нашей хроники, что в подготовке плана по удушению "Комсомольца" поучаствовали губернатор Богомаз, спикер облдумы В. Попков, "серый кардинал" губернатора, руководитель "физкультурного" комитета облдумы С. Антошин и теперь уже бывший директор департамента внутренней политики областного правительства Е. Тилюпа.

План этот был немудрёный. Вытекал он, как говорится, из того, что само текло в руки, а значит, своя рука — владыка. Областная типография — это собственность областного правительства, влияние на её производственную деятельность, можно сказать, неограниченное. И скоро мы ощутили плоды такого влияния. Вот какую игру повёл с газетой руководитель полиграфобъединения Ершов. Всё завертелось в декабре 2015 года, когда типография стала побуждать нас заключить задним числом новый договор на печать газеты сроком действия до конца года. Мотивировали это тем, что свой экземпляр старого, действовавшего не один год договора в типографии потеряли, и в случае проверки у них могли быть из-за этого неприятности. Как потом выяснилось, на самом деле договор срочно понадобился, чтобы его… расторгнуть: меня уговорили-таки подписать документ, а буквально через три дня после этого Ершов направил уведомление о прекращении его действия. Сия "бумага" была сляпана настолько безграмотно и небрежно, что никакой юридической силы, по сути, не имела. Но попытка оформить заказ на печать очередного номера в один из первых рабочих дней января 2016 года оказалась безрезультатной — сославшись на указание директора, работница стола заказав сообщила, что заказ она не примет, и посоветовала со всеми вопросами обращаться лично к руководителю. Созвонились с Ершовым, договорились о встрече. Но в назначенное время на рабочем месте его не оказалось. Не появился он и через час, полтора... Перестал отвечать на телефонные звонки. Словом, затаился, как щедринский премудрый пескарь. А типографские работники, с которыми удалось пообщаться по горячим следам, рассказали, что, по имеющейся у них информации, команда не печатать "Комсомолец Брянска" поступила на предприятие "сверху", из областного правительства…

Конечно, можно было бы сразу затеять громкий судебный процесс и заставить руководство областного полиграфического объединения исполнять свои договорные обязательства. Однако мы понимали, что тяжба затянулась бы надолго, а газета должна выходить и доставляться подписчикам не реже трёх раз в месяц. Поэтому решили, что самое главное в сложившейся ситуации — продолжить издавать газету. О том, что было дальше, нашим читателям известно. Две недели "Комсомолец Брянска" печатался в орловской областной типографии "Труд", затем — два месяца в частной типографии Десногорска Смоленской области, но и в Орле, и в Десногорске у брянской власти получалось задействовать административный ресурс, иные рычаги, в результате чего руководители этих предприятий, поначалу с радостью встречавшие нового заказчика, разводили руками и прерывали договорные отношения. Нам пришлось перебираться в типографию подмосковного Красногорска. Всё это, впрочем, никак не отразилось ни на количестве выпускаемых номеров, ни на их содержании.

Вторая часть удушающего плана распространилась на "Брянсксоюзпечать", с которой богомазовцы "договорились" о блокировке распространения газеты. О деталях этой сделки поведала "Комсомольская правда". И позже в беседе со мной (фрагменты этой беседы мы опубликовали в декабре прошлого года в статье «Елена Рославицкая: «У меня огромное желание вернуть вашу газету в сеть, но…») руководитель "Брянсксоюзпечати" Е. Рославицкая сообщила, что это именно она рассказала корреспонденту "Комсомолки" о деталях "сделки". Было видно, что как менеджеру, у которого голова болит о хозяйственных показателях, Рославицкой очень претила вся эта затеянная властью возня. Примерно такие же нотки можно было легко расслышать и во время недавнего моего общения с Ершовым, когда он в отчаянии выпалил: «Как надоели эти политические игры!..». Можно было бы и посочувствовать ему, но в этих играх мы с ним — по разные стороны баррикады.

В феврале 2016-го по совету наших коллег-журналистов из Орловской области мы обратились в Центр правовой поддержки журналистов Общероссийского народного фронта (ОНФ). Довольно подробно рассказали им о происходящем вокруг газеты, по их предложению подготовили и направили письменное обращение, но так и не получили на него никакого ответа. Ждём его уже второй год! Причины столь продолжительной немоты "фронтовиков" — на поверхности: Богомаз ведь тоже из ОНФ, а против своих "фронтовики" не воюют. Но не все общественники такие трусоватые. В конце прошлого года публично заявили о своей позиции представители брянской общественности — на очередном заседании областного "Народного собрания" они обсудили ситуацию со свободой слова в регионе и подписали обращение, которое было разослано в целый ряд федеральных структур, от Администрации президента и Генпрокуратуры до Роскомнадзора и Союза журналистов. Говорилось в нём и о ситуации с нашей газетой. После этого оставалось ждать, что же ответят обитатели высоких чиновничьих кабинетов.

И вот ответы получены. Открываем один из них — из Администрации президента — и читаем: «из пояснений директора ГУП "Брянское областное полиграфическое объединение" Ершова А.А. и представленных им документов, договор на оказание полиграфических услуг с редакцией газеты "Комсомолец Брянска" был прекращён в связи с истечением срока его действия. Официального обращения на заключение договора от редакции газеты в адрес типографии не поступало». Все эти сведения, как оказалось, были почерпнуты из отправленных в столицу разъяснений брянских чиновников. Но насколько правдивы их авторы? Ответ на этот вопрос — не за семью печатями. Для возобновления печати газеты в Брянске необходимо официальное обращение? Мы подготовили такое обращение. Приезжаю с ним в типографию. Попасть в административное здание удалось с большим трудом — уже несколько лет руководство предприятия надёжно охраняют от посторонних глаз сотрудники ЧОПа. Спустя полчаса ожидания, поднявшись на третий этаж, захожу в приёмную. Андрей Александрович Ершов, оказавшийся на рабочем месте, начинает заверять, что у него к нашей газете не было и нет никаких претензий, что они терпеливо ждали, когда же мы обратимся за заключением нового договора, но мы так и не обратились… Пришлось напомнить собеседнику, как всё происходило на самом деле. А когда прозвучал мой вопрос, готов ли он заключить новый договор и возобновить печать газеты, последовало предложение созвониться, встретиться в начале следующей недели и всё обсудить. Но почему, спрашиваю, на следующей неделе? «Не хочу перед выходными портить себе настроение». Но о какой порче настроения речь, если это настроение, когда у руководителя предприятия появляется ещё один готовый расплачиваться клиент, должно улучшаться? Это ещё раз показало, что директор типографии несвободен в своих действиях.

Встреча на следующей неделе не состоялась: наш премудрый Ершов решил продолжить игру в "кошки-мышки". Несколько раз мы вели с ним бесплодные диалоги по телефону, и всякий раз он оказывался страшно занятым, всё время ему надо было срочно отправляться в департамент внутренней политики. Наконец, договорились встретиться после того, как получим его письменный ответ. Но вот ответ получен, и в нём — ни звука о главном, о возобновлении печати газеты. Снова набираю телефон Ершова. Не отвечает. Наконец, дозваниваюсь с другого телефона. Слышу его удивление — а разве, мол, в вашем письме об этом говорилось? От чего ушли — к тому и пришли. Закончился разговор очередной договорённостью об очередной встрече. Но когда позвонил ему в назначенное время, трубка ответила лишь длинными гудками. Стало окончательно ясно, что добиваться возобновления печати газеты в "Брянском областном полиграфическом объединении" придётся через суд. Такая рекомендация, кстати, содержалась и в одном из чиновничьих ответов на обращение представителей "Народного собрания Брянщины".

Владимир ПАНИХИН

Обсуждение публикации "Богомаз против «Комсомольца Брянска»: хроника борьбы за свободу слова 11. В «кошки-мышки» — с Ершовым"