За Навального ответишь

или За что был зван в полицию погарский школьник

Кира Грибановская (фото: vk.com)
Кира Грибановская
(фото: vk.com)

Одними из самых заметных интернет-фигур стали в уходящем месяце учащийся Погарской школы № 1 Максим Лосев и директриса этой школы Кира Грибановская. Максим "удостоился" внимания сверхбдительной полиции, которая очень уж болезненно восприняла его запись на странице "В контакте" об антикоррупционном митинге "Он вам не Димон", намечавшемся на 26 марта. Пока Максима профилактировали в полиции, его директриса составила с другими учениками "политбеседу", фрагменты которой были выложены в сети. Свелось это замечательное мероприятие тоже к своего рода профилактированию.

Что же так взволновало полицию, госпожу Грибановскую, а вслед за ними и интернет-сообщество? Почему весть о каком-то митинге раскрутила череду событий, приобретших такой большой резонанс? Но в том-то и дело, что митинг планировался не "какой-то", а посвящённый событиям, развернувшимся вокруг нынешнего российского премьера, вчерашнего президента страны Д. Медведева, в коем многие видят опять преемника нынешнего главы государства. Совсем недавно оппозиционер А. Навальный, ставший известным благодаря антикоррупционным разоблачениям целого ряда высокопоставленных российских персон, выступил комментатором очередного выложенного в интернете разоблачительного ролика, целиком посвящённого Медведеву. Информация приведена просто сногсшибательная. Наш премьер, которого в известных кругах зовут Димоном, погряз, как рассказывает Навальный, в различных коррупционных схемах. Фигурируют многочисленные суммы, называются адреса, приводятся факты один другого масштабнее — от покупок для главного героя кроссовок и футболок до дворцов и яхт. Сразу стало понятно, что столь масштабное исследование обречено на широкое паблисити. И если говорить о количестве просмотров материала в сети, а оно уже давно превысило 10 миллионов, то так и случилось. Но у нас ведь основной поставщик новостей — телевизор. А "в телевизоре"-то как раз о суперскандальном разоблачении Фонда по борьбе с коррупцией Навального — ни кадра и ни звука. Тем не менее, известна реакция властной элиты. Она сводится к тому, что нечего обсуждать предвыборные изыскания судимого пропагандиста.

Принцип "сам дурак", использующийся в российской политической практике, когда затруднительно ответить критикам по существу, нам известен хорошо. Судимый г-н Навальный или не судимый, предвыборные цели он имеет в виду или какие-то другие, для нас всё это — вторичное, не главное. Главное то, о чём он говорит, подкрепляя это солидной документальной базой. И общество вправе знать: это правда или злонамеренная ложь? Коррупционер ли второй человек в государстве, использует ли своё положение для личного обогащения или он — жертва навета? Отвечать полным молчанием или фразами, смысл которых заключён в вопросе "А кто он такой, этот Навальный?" — слишком рискованно даже в России с её богатыми ресурсами общественного долготерпения. Но пока мы наблюдаем именно такую реакцию, что, извините за каламбур, не может остаться без реакции. И спонтанной её не назовёшь. Вспомним медведевское напутствие крымчанам, жаловавшимся на жестокое безденежье — «Денег нет, но вы держитесь». Или его прозрачный намёк нищенствующим учителям идти в бизнес. И сейчас, когда Навальным названы умопомрачительные суммы, к которым, по его утверждению, напрямую причастен премьер, многие начинают понимать, что его прежние шокирующие заявления — это не от словесной неаккуратности или тугого уха, неспособного расслышать зреющих общественных настроений. Такое позволяют себе люди, слишком оторвавшиеся от народа, пребывающие уже в другой реальности. Ну и как прикажете реагировать на всё это?

Недавно "Независимая газета" опубликовала материал, в котором сравнила нынешнюю Россию с закипающим котлом. Всё большее количество регионов охватывают массовые протесты. В условиях репрессивного законодательства для выражения этого протеста "придуманы" так называемые общественные прогулки — слава богу ещё нет запрета "больше трёх не собираться". К этим "закипающим" регионам теперь относится и наш. При этом неважно, митинг ли здесь состоялся или прогулка. Процесс, как говаривал М. Горбачёв, пошёл. О том, что он пошёл, свидетельствует и чрезвычайно активная позиция интернет-сообщества, потребовавшего лишить директорства руководителя первой погарской школы за её попытки обелить власть. За сутки с небольшим эта инициатива собрала более 15 тысяч голосов. Люди возмущались видением ситуации г-жой Грибановской, говорившей своим собеседникам-оппонентам о неких наших внешнеполитических успехах, а внутриполитические неуспехи объяснявшей тем, что «денег маловато». Появилось и несколько защитников директрисы, позицию которых выразила некто Е. Мирная: «Они (погарские учащиеся — прим. авт.) в силу своего небольшого жизненного опыта не могут рационально судить о нынешней внутренней и внешней политике страны… Невозможно осуждать политику, толком не разбираясь в ней».

У Навального, однако, совсем иная оценка погарской ситуации. В своём блоге он заявил, что «разговор школьников со своей директрисой стал одной из самых вдохновляющих вещей за последнее время». С ним перекликаются высказывания одного из активных брянских интернет-пользователей, который, прослушав этот разговор, сказал, что Брянщина — первый российский регион, где дети заговорили как взрослые, а взрослые — как дети. Ну вот разве не детскими являются рассуждения о погарском инциденте и.о. директора областного департамента образования Т. Кулешовой, заявившей, что Максиму Лосеву и его товарищам надо не о политике думать, а об ЕГЭ?

И в Погаре, и в Брянске, и в Москве люди становятся всё более зоркими и зрелыми. Просматривая передачи даже политически стерилизованных федеральных каналов, они задают вопросы, могущие поставить в тупик не только таких пропагандистов, как Кира Грибановская. Когда завершалась подготовка этого материала, к нам в редакцию обратился молодой человек. Сказал, что зовут его Андрей, учится в одном из брянских колледжей. На прошлой неделе он посмотрел по Первому каналу сюжет о том, как уходил в отставку министр внутренних дел Франции, уличённый в том, что, будучи ранее парламентарием, пристроил помощниками к себе двух своих дочерей, получавших жалованье из казны. Его поразила и смешная по сравнению с масштабами воровства российских чиновников сумма, и то, что министр подал в отставку после всего трёхмесячного пребывания в должности, и то, как он объяснил этот свой шаг (он не желает бросать тень на ведомство). Почему, спрашивал Андрей, такое возможно на Западе, который наши телевизионщики чихвостят и в хвост, и в гриву, и почему невозможно у нас? Этот момент мог бы стать предметом для целой дискуссии, на которую у нас не было времени. Мы лишь посоветовали парню продолжать задавать такие вопросы. И если он будет их задавать — ответы отыщутся непременно.

Иван УХВАТОВ

P.S. Кстати, недавно мы беседовали с депутатом облдумы, первым секретарём Брянского обкома КПРФ С. Понасовым. Разговор был обо многом. В том числе коснулись мы и темы недостаточно активной реакции населения на некоторые непродуманные действия властей. Степан Николаевич видит причину в том, что «наш народ пережил страшные годы и привык терпеть». Его, к примеру, изумило то, с каким удовлетворением многие пенсионеры встретили в минувшем году сообщения о выплате разовой 5-тысячной прибавки к пенсии. А ведь это, говорил он, обман. Люди не понимают и не пытаются даже понять, что их, можно сказать, обчистили. Не хотят считать, сколько потеряли и ещё потеряют. Эфир, заметил наш собеседник, забит Украиной и Сирией, а что у нас внутри творится!.. Людей напугала Украина. Многие рассуждают: лишь бы у нас не было такого. Разумеется, "такого" не хочет никто, но как его не допустить, делает ли всё возможное наша власть, чтобы не допустить? Снова недетские вопросы, которые задают уже даже дети.

Обсуждение публикации "За Навального ответишь"