«Его пример — другим наука»

Доведено до логического завершения первое из громких дел в отношении клинцовских вип-персон

Николай Зародыш (фото: БрянскToday)
Николай Зародыш
(фото: БрянскToday)

В очередную чернобыльскую годовщину клинцовские градоначальники по традиции провели встречу с ликвидаторами за чашкой чая. Но благостного обмена любезностями не получилось. «Не слышите вы нас», — вырвалось с болью у члена здешней общественной палаты, одного из лидеров местного отделения общественной организации "Союз-Чернобыль" Виктора Шлыка. Такой же вывод вынес из непростого диалога и его товарищ по укрощению взбунтовавшейся стихии Евгений Лямцев из села Займище, входящего в городской округ. Евгений Григорьевич до глубины души возмущён тем, что некоронованный король этого населённого пункта Николай Зародыш убрал автобусную остановку в центре и воздвиг, как выразился ликвидатор, «свой мавзолей». Имелось в виду частное здание. Два года назад суд обязал муниципальную администрацию принять меры к сносу незаконного строения. Однако памятник махрового самоуправства и по сей день красуется в неположенном месте, а жители мокнут под дождём в ожидании пассажирского транспорта.

Вспомнила эту историю буквально на следующий день, когда бывший теперь уже депутат областной Думы Николай Васильевич Зародыш произносил последнее слово на суде. Возможно, грех — не верить в искренность человека, с трудом сдерживающего слёзы. Человека, который говорит: «Я пересмотрел всю свою жизнь». Но анализируя факты, не могу побороть сомнения в том, что эта речь действительно шла от сердца. Думаю, до последнего момента не ожидал известный в округе бизнесмен, что совсем скоро наденут ему наручники. Постоянно появлялся на публике, даже гневно поучал парламентариев, как нужно вести себя во время звучания государственного гимна. Словом, эталон патриотизма и высокой морали.

28 апреля эталону был зачитан приговор. Николай Зародыш признан виновным в совершении мошенничества в крупном размере и проведёт 2 года 10 месяцев в колонии общего режима, если вердикт вступит в силу. При этом суд отверг фактор причинения потерпевшим значительного ущерба и принял во внимание смягчающие обстоятельства: состояние здоровья, семейное положение, положительные характеристики.

Напомню суть криминальной фабулы. Предприниматель Анатолий Саткевич и его гражданская жена вознамерились приобрести дом. Казалось бы, в чём проблема? Присмотрел — купил. Но вряд ли выйдет так, чтобы дёшево да мило. Иное дело — жильё, сданное "по Чернобылю". По версии следствия, совсем не случайно потерпевшие обратились не к первому встречному, а к представителю власти, который не раз заседал в комиссии по выплате компенсаций за сданный жилфонд и был, что называется, в теме. К тому же, супруга его рулит в селе Займище в качестве начальника отдела по работе с населением муниципальной администрации. Именно там, по адресу ул. Новая, 60, и находился желанный для заказчика приют. По ходу процесса возникло множество вопросов. Например, на каком основании Саткевич   заселился всё-таки в бесхозный дом и был в нём зарегистрирован? Самовольно или с соизволения Валентины Зародыш? Или чьего-то ещё? Откуда в документах на сие ранчо взялась справка БТИ, датированная 2006 годом, если прежний владелец сдал его лишь в 2010-м? Но это, как говорится, совсем другая история. Возможно, материал для следующих расследований. Здесь же события развивались так. Слуга народа пообещал супругам содействие в передаче в собственность не принадлежавшего ему имущества за 650 тысяч рублей. Однако получив эту довольно круглую сумму, не решил, как обнадёживал, главного вопроса — об узаконивании домовладения, стал скрываться от партнёров. Тем самым подтолкнул их к обращению в полицию.

Сам осуждённый настаивал на другой трактовке фактов. Он утверждал, что являлся всего лишь посредником между Саткевичем и неким влиятельным коммерсантом, который ныне отошёл в мир иной. На резонный вопрос, каким способом мог покойный распорядиться чужим добром, недавний государственный муж без обиняков выдал: дескать, человек был влиятельный, здание суда ремонтировал, стало быть, имел прямой расчёт на помощь Фемиды в тёмном деле. Вряд ли её служителям понравился столь прозрачный намёк на вероятность коррупционной составляющей в их деятельности.

Однако никаких подтверждений участию в афере некоего третьего лица ни следователи, ни судья не нашли. Николай Зародыш ещё до слушания дела принёс потерпевшим извинения и полностью возместил финансовый ущерб. Стало быть, косвенно вину признал. Они, в свою очередь, как и адвокат, просили прекратить дело по примирению сторон. Но для этого нужно было бы изменить статью, по которой предъявлено обвинение. Судья Валентин Листратенко не счёл такую переквалификацию целесообразной и вынес обвинительный вердикт. В общем-то, не бог весть какое преступление века. Как признаётся сам осуждённый — бес попутал, жадность обуяла. Но так ли всё просто? Вспоминаю ещё один пассаж ликвидатора Евгения Лямцева, обращённый к градоначальникам: «А когда уберёте из Займища Валентину Зародыш? Работа с населением у неё заключается в одном вопросе — не надо ли кому дом "по Чернобылю" сдать?». Разумеется, в иной ситуации можно было бы отнестись к подобным утверждениям критически.

Но из материалов уголовного дела совершенно ясно: без санкции супруги-чиновницы не устроил бы Николай Васильевич незаконную регистрацию Саткевича по адресу улица Новая, 60, не выдал бы ему ключи. Конвейер манипуляций с чернобыльским жильём в Клинцах работал безотказно.  Прокуратура нынче шаг за шагом проверяет эти механизмы, и выявленным нарушениям закона и порядка конца не видно. Потерпевшие тоже далеко не ангелы. Они отлично понимали, что участвуют в нелегальной сделке, что ни за какие деньги не могут претендовать на бесхозный или, как пишут в казенных бумагах, "бесхозяйный" дом, который уже давно обязан был принять на свой баланс муниципалитет и передать стоящим в очереди на получение жилья. И уж тем более чета Зародыш, имевшая по роду деятельности прямое отношение к данным вопросам, не могла не знать, как должно в таком случае быть, а как быть не может. Но безнаказанность, ощущение своего всесилия до добра обычно не доводят.

О том, что некоторые богатеи, дорвавшись до депутатских мандатов, земли под собой не чуют, можно было судить уже по безобразному инциденту на сессии горсовета, о котором в своё время писал и "Комсомолец Брянска". Тогда боевой единорос Николай Зародыш публично применил физическую силу сначала к политическому оппоненту, не желавшему подчиниться воле доминирующей фракции, а затем — к женщине-журналисту, вырвав у неё из рук записывающее устройство. Что творилось на всех видах выборов, когда Клинцами правил триумвират Беляй-Белаш-Зародыш, горожане тоже отлично помнят. Как семейство Зародыш самовластно хозяйничает в Займище, хорошо знают жители села. Скажем, предприниматель Александр Честков, имуществом которого это семейство распорядилось без его ведома и согласия. Впрочем, наверное, есть и люди, которым Николай Васильевич помог в сложных жизненных обстоятельствах. Высший суд, несомненно, взвесит это всё на чашах своих весов добра и зла. А государственное правосудие выполняет свою задачу. Думается, это хороший урок и всем тем, кто создавал благодатную почву для подобных деяний.

Тем временем уже третье уголовное дело возбуждено в последнее время во втором городе Брянщины в отношении высокопоставленных персон. Вслед за депутатом областной Думы Николаем Зародышем и главой городской администрации Сергеем Евтеевым (о "деле Евтеева" наша газета рассказывала в прошлом номере в публикации «…А здание давно снесено»прим. ред.) в поле зрения правоохранительных органов попал депутат городского Совета, бывший директор ныне ликвидированного МУП "Коммунальщик" Сергей Подошва. Печально, что корысть, неуважение к закону и согражданам некоторых слуг народа пустили столь глубокие корни…

Любовь СУХАНОВА,

журналист,

г. Клинцы

Обсуждение публикации "«Его пример — другим наука»"