Вердикт «официантов»

А. Коробко и А. Бугаев с лауреатами премии «Русский путь» 2017 года. Второй слева — Ю. Лодкин
А. Коробко и А. Бугаев с лауреатами премии «Русский путь» 2017 года. Второй слева — Ю. Лодкин

В минувшую субботу в Овстуге прошёл очередной Всероссийский праздник поэзии. А накануне конкурсная комиссия под председательством замгубернатора А. Коробко назвала лауреатов Всероссийской тютчевской премии "Русский путь". В их число вошёл экс-губернатор, член Союза писателей РФ Ю. Лодкин. 30 тысяч рублей из бюджета он получил за популяризацию наследия великого поэта. Именно это решение комиссии вызвало самую неоднозначную реакцию. Сомневающиеся в том, что премию надо было "давать" бывшему руководителю региона, сразу не смогли отыскать следов этой популяризации. Правда, вспомнили, это как раз на время "княжения" Лодкина пришёлся двухсотлетний тютчевский юбилей, отмеченный, и об этом можно с уверенностью сказать уже сейчас, гораздо лучше, чем ныне отпразднуют 200-летие А.К. Толстого, которое грядёт через несколько месяцев. Тогда, в 2003 году, в Брянске был установлен памятник Тютчеву, и хоть не обошлось без скандала, связанного со сбором и расходованием средств на его изготовление и установку, но со временем "всё забылось и всё простилось". Можно назвать и другие тютчевские акции, к которым так или иначе был причастен Юрий Евгеньевич. Но возникает вопрос: прошло с того времени почти полтора десятка лет и почему за всё это время не отыскалось возможности так вот отметить вклад бывшего брянского чиновника № 1 в популяризацию тютчевского наследия? Лучше позже, чем никогда? На этот вопрос мы попросили ответить известного брянского литературоведа Евгения Потупова. Сделали это несмотря на то, что Евгений Васильевич не испытывает приязни к лауреату. Но он, возможно, как никто другой в регионе знает не только нынешнюю расстановку местных литературных сил, но и сам входил в аналогичную комиссию — по присуждению толстовской премии. А следовательно, знает механизм их присуждения. Надо сразу сказать: наш собеседник оказался достаточно объективным в своих оценках и наблюдениях.

— Прежде всего, — начал он, — не надо переоценивать роль конкурсной комиссии. На её позицию сильно влияют, скажем так, внешние силы. На этот счёт есть афоризм: "Награды помогают отличить политиков от официантов". В конкурсных комиссиях заседают большей частью "официанты". Я могу рассказать, как буквально пробивалась толстовская премия Валентину Динабургскому и Марине Юницкой вопреки воле областного начальства. А в то же время были и такие факты: вдруг премию дают бывшему радиожурналисту, уже лет двадцать как ушедшему на пенсию, Ивану Полозову. Или слышали ли вы такую фамилию — Беленкова? Или вот есть поэт Кирюшин, вы слышали о таком? Тоже — с премией. Был такой брянский поэт Атаманенко. Последние два десятка лет работал в газете "Голос профсоюзов". Тихий, хороший человек, и стихи у него случались хорошие, ладил с Лодкиным и тоже получил премию. Я знаю или догадываюсь, с чьей подачи оказались эти люди, в целом делавшие благое дело, в лауреатах, но всё-таки у наших премий — всероссийский статус и негоже его обесценивать.

Почему "официанты" вспомнили о Лодкине только сейчас? Скорее всего, было приказано вспомнить. В последнее время стало очевидно, в том числе благодаря и вашей газете, что бывший губернатор является негласным советником действующего, здесь и надо, видимо, искать ответ на вопрос, почему лауреатом стал Лодкин. Разумеется, его литературные творения ниже всяких художественных критериев, это всё слишком мелко и незначительно. Остаётся "популяризация наследия". Надо признать, что 200-летие Тютчева было отмечено гораздо достойнее, чем то, что ожидает нас в год 200-летия Толстого. И, разумеется, Лодкин в стороне не стоял, да и не мог стоять "по должности". Я вот сказал: нельзя обесценивать премии. Тем более что остаются неотмеченными люди, чей вклад в популяризацию Тютчева, отечественную литературу просто несоизмерим с тем, что в активе у так называемых блатных лауреатов. В том же 2003 году блестящий литератор Станислав Лесневский выпустил огромный том к 200-летию Тютчева. Интереснейшая книга, с великолепными иллюстрациями, научным аппаратом, и этот труд оказался не отмеченным. Или вот Владимир Микушевич — блестящий поэт, философ, переводчик, с 1994 года не раз приезжавший на литературные праздники, проходившие на Брянщине, выступавший в областной библиотеке, на Андреевских чтениях в Трубчевске, на тютчевском празднике в Овстуге... А есть люди, которые своим подвижничеством заслужили не одно лауреатство. Взять того же Бориса Моисеевича Копырнова — замечательного популяризатора Тютчева — или Валерию Даниловну Захарову — она тысячу раз права в своих жёстких оценках того, что творится накануне толстовского юбилея. У неё нет ни денег, ни связей, но у неё есть честность, есть понимание того, что нужно делать и как. Но к этому не прислушиваются. Вы спрашиваете о том, какая культурная политика в регионе сегодня? Но вот проводили недавно в последний путь замечательного брянского художника Евгения Воскобойникова. От власти на прощание с ним пришла чиновница энного ряда из департамента культуры. Вот и вся культурная политика…

Валерию Даниловну Захарову мы решили спросить, может ли случиться, что через какое-то время в лауреатах толстовской премии окажется нынешний губернатор А. Богомаз, на время нахождения которого у власти в регионе выпала подготовка к 200-летию нашего великого земляка? Валерия Даниловна тяжело вздохнула и начала рассказывать о своих последних мытарствах: «Толстой родился в Петербурге, жил там долго, а в городе нет ни одной мемориальной доски, напоминающей об этом. Мы обратились в питерскую мэрию с просьбой об установке такой доски по адресу Фонтанка, 25, где жил наш земляк. Нам прислали ответ, что об этом должны хлопотать не физические, а юридические лица, рассказали о требованиях к этой процедуре. Бумаги были отданы заместителю директора департамента культуры Мариной, но последовала ссылка на отсутствие средств. Вот я направила письмо Богомазу с соответствующей просьбой. Посмотрим, что он ответит. А мемориальная доска нужна ещё и потому, что в нынешнем году у нас два юбилея. 230 лет исполняется дяде Толстого Антонию Погорельскому, тоже литератору, оказавшему огромное влияние на формирование толстовского таланта. Он, кстати, тоже жил в этом доме на Фонтанке.

Ну а в остальном уже понятно, что это будет за 200-летие. И иным оно быть не могло. Я подала административный иск на брянское правительство. Прошу признать бездействие чиновников незаконным. Ведь с превеликим трудом удалось в юбилейный год заставить руководство области в лице Коробко собрать оргкомитет. Ну а про губернатора речи нет. Он — вне зоны досягаемости».

Николай БАБУШКИН

Обсуждение публикации "Вердикт «официантов»"