Яблоко раскола?

На пикете в защиту Пролетарского сквера (фото: Брянский обком КПРФ)
На пикете в защиту Пролетарского сквера
(фото: Брянский обком КПРФ)

Публичными гражданскими протестами в Брянске сегодня уже никого не удивишь. Но есть среди них такие, которые выделяются на общем фоне недовольства, содержат неочевидные смыслы и втягивают в себя, словно в воронку, различные слои общества.

Один из таких протестов возник вокруг Пролетарского сквера в Бежице. Он продолжает длительную серию конфликтов вокруг так называемой градостроительной политики (да и есть ли такая?) в областном центре в связи с "точечной" застройкой, которую клялись прекратить и Николай Денин, и Александр Богомаз. Не прекратили, однако. Видимо, не хватило сил и воли остановить ту чудовищную экспансию местного бизнеса в городскую среду. В итоге Брянск сильно обезображен, и в нём, как заметили недавно в сетях приезжие туристы, «больше одного дня… делать нечего». Безрадостная, убийственная оценка.    

Есть и другая — деликатная — сторона в событиях вокруг Пролетарского сквера. Это связано с тем, что в происходящее вовлечена местная православная церковь. По-видимому, она захотела построить там храм, но почему-то общественность (как и самих жителей окрестностей сквера) не спросили об этом, сочтя возможным лишь поставить перед фактом. Наверное, властям и церкви гораздо виднее, что на самом деле нужно жителям — каштаны или же храм. Вот только не было учтено одно обстоятельство: наши жители способны быть ещё и гражданами, своё мнение имеющими и публично его высказывающими.

Так что же мы сегодня имеем? Симбиоз власти и церкви? Оставлю этот вопрос без ответа, просто как обозначение некоей проблемы.

4-го июля состоялись общественные слушания по проблемам землепользования и застройки в Брянске. Очень любопытно, что даже на этих слушаниях с их добровольно-принудительным присутствием определённых категорий жителей города участники высказались против "религиозного использования" земель в парках, скверах, городских лесах и иных подобных территорий. Уж не симптом ли это: высказаться против? Значит, "достали"?

Нет, в дискуссии вокруг Пролетарского сквера звучат разные суждения и оценки. «Храм — это благо, и сквер станет хорошим местом для отдыха горожан», — говорят одни. «Ну не на пустыре же строят церкви», — логично вторят им в согласии. «Нет, хватит уже церквей и крестов», — возражает им другая сторона дискуссии. «Некуда деньги девать? Так помогите приютам и детским домам», «…никак не хочет прислушаться брянская епархия к мнению народа», — делают вывод защитники сквера.

Ох уж эта наивная (и робкая) социология! Она говорит об экспансии бизнеса в городскую среду, но стесняется делать это в отношении церкви. Храмы в шаговой доступности — так ли уж это необходимо? Ставить кресты на въездах в города — зачем это? Убирать деревянные скульптуры чертей в парке Толстого — они-то в чём провинились? Создавать молитвенные комнаты в вузах — насколько это в согласии с духом науки и образования? Да какое же у нас государство — светское или нет?

На мой взгляд, Пролетарский сквер сегодня — это своего рода симптом. Он показывает не только размежевание интересов жителей нашего города (храм или каштаны, строить или не строить?). Организаторы протестных акций говорили мне, что труднее всего им было войти в диалог с брянской епархией. Вот и приходится гражданскому обществу устраивать протестные пикеты и митинги, стоять лицом к лицу с полицией, попадать в автозаки, рисковать работой… В общем, такие вот они, эти "странные" граждане — они хотят быть услышанными.

Владимир ГОРБАЧЁВ,

кандидат философских наук, доцент

От редакции

Автор публикации, готовя этот материал, по всей видимости, не знал ещё о новом повороте событий вокруг Пролетарского сквера. Сразу несколько брянских сайтов опубликовали на днях информацию о том, что перед тем, как спорный участок передали епархии, он оказался в аренде у двух предпринимательниц, личность одной из которых хорошо известна. Это — Ирина Величко. Та самая Величко, которая 10 лет назад вместе со своим супругом была героиней нашей публикации «Наступление на Вщиж». В ней описывалась длительная судебная тяжба по иску уполномоченного органа по охране памятников истории и культуры к этой чете, нахально построившей особняк на детинце древнерусской крепости, являющейся памятником истории федерального значения. И вот теперь — история с Пролетарским сквером…

Мы решили узнать, чем закончилась вщижская история, для чего обратились к начальнику областного Управления по охране и сохранению историко-культурного наследия К. Волкову. Константин Владимирович сообщил, что решение о сносе особняка находится на исполнении Службы судебных приставов с… 2014 года и что теперь он собирается нанести визит по этому поводу её новому руководителю Е. Бывшевой.

А что касается Пролетарского сквера, то договоры аренды с предпринимателями были расторгнуты. Что побудило мэрию сделать это — неизвестно. Но с учётом личности г-жи Величко и вщижского наступления её семейства можно предположить, что это предотвратило появление вместо каштанов и лавочек очередного ТРЦ.

Обсуждение публикации "Яблоко раскола?"