Богомазовский допинг

А. Богомаз и М. Делягин во время сельхозсеминара в КФХ «Тамилин» (Стародубский район)
А. Богомаз и М. Делягин во время сельхозсеминара в КФХ «Тамилин» (Стародубский район)

В последнее время с регулярностью, возбуждающей интерес, переходящий уже в подозрительность, в областном информационном пространстве возникает тема феноменальных рекордов получения на не очень плодородных брянских почвах зерна. То и дело мелькают цифры 100, 125, 127 и даже 130 центнеров с гектара. Внедряется мысль, что такие урожаи могут быть получены запросто, чуть ли не на "раз".

1. «Мы бьём все рекорды!»

Чуть более года назад в эту агитационную кампанию был вовлечён даже президентский полпред в ЦФО А. Беглов, заявивший с трибуны на прошлогоднем Дне брянского поля, что «девиз брянцев — накормить не только страну, но и весь мир». И кто бы не приезжал в Брянск — то ли скорые на удивление за гонорар или ещё за что-нибудь члены Изборского клуба, то ли газпромовские боссы, которых зовёт в наши пенаты нужда по возврату газового долга, — всем им губернатор и его подручные демонстрируют тучные поля, готовые дать эти рекордные 100—120 центнеров с гектара. Затем, к примеру, восхищённые профессиональные патриоты-изборцы разносят вести о брянском сельскохозяйственном чуде по федеральным телеканалам, в газете "Завтра", в своих блогах. Ну а когда нет таких богатых информационных возможностей или когда в силу каких-то причин они не используются, дело ограничивается сводками губернаторской пресс-службы, содержимое которых услужливо, без намёка на какое бы то ни было осмысление тиражируется прикормленными региональными СМИ.

Недавно нечто подобное было продемонстрировано после очередного выездного семинара в стародубском селе Пролетарск. Одним из главных акцентов стало излишне подробное описание губернаторской информобслугой методики подсчёта урожайности. На глазах у трёх с лишним сотен руководителей хозяйств, муниципалитетов, журналистов была выбрана уборочная полоса, по которой двинулась техника. Учитывалась ширина захвата жатки, вместимость бункера, затем путём несложного подсчёта была выведена заставившая многих ахнуть итоговая цифра — 127 центнеров с гектара! Гип-гип-ура! Такой вот сокрушительный удар по скептикам и маловерам. В большом проплаченном рекламном сюжете по областному телевидению показали извлечённую из политического нафталина В. Дёмину, заявившую "под камеру", что её распирает радость, что «наш губернатор Александр Васильевич Богомаз возобновил семинары». В своё время Валентина Сергеевна, также захлёбываясь, восторгалась отеческой заботой об аграрной судьбе нашего края Николая Васильевича Денина.

Но ещё более занятно смотрелся в роли рекламного агента легендарный руководитель сельскохозяйственного флагмана "Красный Октябрь", герой соцтруда Г. Лобус. Воспроизведём такое его высказывание: «Я эти земли знаю 50—60 лет. Если бы сейчас те, кто на них работал в те времена, увидели, что происходит сегодня, они пришли бы в неописуемый восторг. Эти поля давали всего 14—15 центнеров с гектара, у меня — 17! А то и не давали вообще ничего иногда. Последние 2—3 года мы бьём все рекорды! В советские времена Брянщина собирала 850 тысяч тонн хлеба в бункерном весе, а в прошлом году — больше полутора миллионов тонн, и когда Александр Васильевич заявляет, что в 2020 году будет три и более миллиона тонн, то начинаешь в это верить, особенно если ввести в оборот земли, где когда-то была разруха, а сейчас уже берёзы выросли. Рубеж в 3 млн. тонн область возьмёт! А если привести по всей России этот потенциал в действие, то мы можем прокормить и 500, и 800 миллионов человек! Брянская область на большом подъёме, а земля — это основное наше богатство. Потенциал России, по моему мнению, использован всего на 20%. Я верю, что российская промышленность сделает хорошую сельскохозяйственную технику, даст нам хорошие пестициды, а технологии мы и сами найдём. Брянщина же в ближайшие годы станет флагманом не только в животноводстве, растениеводстве, земледелии, но и в других отраслях!». Сей заключительный пафосный аккорд взывает к редактированию тютчевского классического «И старческой любви позорней сварливый старческий задор». Применительно к нашему сельхозпатриарху точнее звучало бы: «И старческой любви позорней безмерный старческий восторг».

От всего ли сердца или от чего-то другого так вещает Лобус — это большой вопрос. В начале нулевых годов, когда в Стародубском районе правила команда, видное место в которой занимал набиравший одновременно фермерскую силу Богомаз, хозяйство, возглавляемое нынешним сладкопевцом, подвергалось ожесточённым рейдерским атакам, которые могли бы привести к уничтожению одного из лучших сельхозпредприятий России. Истинную цену комплиментов Богомазу Лобуса знают и в вотчине последнего, и во всём Стародубском районе. Если вчитаться в процитированный панегирик Георгия Константиновича, то сразу возникают вопросы. Ну, например, разве не знает прославленный ветеран сельхозпроизводства разницу между тем, как подсчитывали собранные урожаи в былые годы и как стали считать при губернаторе Богомазе? Ему ли, человеку от земли, по-мальчишески восхищаться взрывным ростом зерновых даров — с 850 тысяч тонн хлеба в советские времена до более полутора миллионов тонн в прошлом году? Он-то уж знает, что в помянутые времена и впрямь считался "хлеб", а сейчас в урожай зерновых включают, например, и кукурузу. Вслед за Богомазом и его карманными пропагандистами герой соцтруда повторяет про рекордные 3 миллиона тонн в 2020 году. Так вот, недавно в нашем распоряжении оказалось заключение областной Контрольно-счётной палаты на проект Закона Брянской области "Об областном бюджете на 2016 год". Нас попросили обратить внимание на такой фрагмент этого документа: «Следует отметить, что губернатором Брянской области А.В. Богомазом на заседании правительства Российской Федерации было отмечено, что валовой сбор зерна в области составит в 2018 году 2 млн. тонн, к 2020 году — 3 млн. тонн (да, про них Богомаз талдычит и сейчас — прим. авт.)». А далее — внимание: «Указанные целевые показатели не нашли своего отражения ни в прогнозе, ни в государственной программе «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия Брянской области». Так, валовый сбор зерна в прогнозе и в государственной программе в 2016 году планируется в объёме 900 тыс. тонн, на уровне факта 2014 года и оценки 2015 года, в 2018 году в объёме 950 тыс. тонн..., к 2020 году в объёме 597 тыс. тонн, что на 33,2% ниже факта 2014 года и в 5 раз ниже целевого показателя». В чём же природа этой "двойной бухгалтерии"? Для чего на публичных мероприятиях, где на слух воспринимается не всё, озвучиваются одни цифры, а в документы вносятся совсем другие? Вот на какие вопросы спровоцировал лобусовский похвальбёж. И не только на эти.

2. За счёт чего взлетаем?

Обратимся к тому самому заключительному пафосному аккорду, где Лобус говорит: «Я верю, что российская промышленность сделает хорошую сельскохозяйственную технику, даст нам хорошие пестициды, а технологии мы и сами найдём. Брянщина же в ближайшие годы станет флагманом не только в животноводстве, растениеводстве, земледелии, но и в других отраслях!». То есть, российская промышленность ещё не делает хорошую технику, не производит хорошие пестициды, в России ещё только собираются найти новые технологии, а Брянщина уже обречена в ближайшие годы стать флагманом, и не только сельскохозяйственным. Как же ей дастся такой крутой взлёт? За счёт чего? Какой техники, каких пестицидов и каких технологий?

Отгадка из уст Богомаза звучит так: «Сегодня мы видим, что 100 центнеров с гектара — это реальность, которая добывается тяжёлым трудом». Потом он добавляет подход к работе и современные технологии. Но что скрывается за всей этой велеречивой демагогией? Первыми ответы дают по обыкновению пользователи социальных сетей. На пробогомазовском сайте "Брянск тудей" под победным сообщением о том, как в родном для губернатора Стародубском районе собирают аж по 127 центнеров с гектара, опрометчиво не закрыли дискуссионную площадку, и вот какие появились комментарии: «Ярмарка тщеславия. Селитры поди не меньше насыпали», «Мы можем засеять одно поле элитой или суперэлитой и получить высокие показатели», «Предлагаю создать инициативную группу по выдвижению нашего губернатора в премьеры. Пусть и остальная Россия поржёт», «Допинг не только повышает результаты, но и убивает спортсмена. А допинг от Богомаза и его подельников убивает почву. За любые "рекорды" надо платить нам и нашим детям, внукам», «Сам картофелевод подал бы пример, рассказал бы, почему за его спиной постоянно попадают в кадр люди с символикой немецких корпораций по производству "химии"», «Что же это другие регионы не торопятся опыт перенимать? Краснодар там или Белгород или ближайший сосед Лукашенко? Если уж урожай такой большой, то почему в области цена на зерно для домашних животных на рынке повыше, чем у всех указанных территорий? И не указанных тоже». Были комментарии и про «картошечку», которую «хрюши не жрут», и про то, что «женщины, работающие на переборке богомазовской картошки, через два-три года получают онкологию лёгких».

На фоне таких высказываний странным представляется гробовое молчание всевозможных контролирующих и надзирающих ведомств. Почему они молчат? Альтернативой чему является молчание? Признанию, что подобная реакция — вовсе не страшилки? Но, как известно, любой вакуум всё равно будет заполнен. И первым его начал заполнять не химик, не агробиолог, не какой-нибудь кандидат наук, а общественник по фамилии Маслов. Он быстро нашёл ответ, что стоит за настойчивым продвижением так называемых новых "богомазовских" технологий. В этих поисках вышел на компанию "Картофельный альянс", являющуюся официальным дилером ряда зарубежных производителей генетически модифицированных семян, удобрений и средств защиты растений. Учредителями в "Альянсе" являются один из сыновей БогомазаРоман, сын экс-депутата В. Жутенкова Александр и некто Сергей Александрович Салопуто. Исполнительным директором является второй сын Богомаза Михаил.

Сергей Маслов

Сергей Маслов

Маслов: «На сайте "Картофельного альянса" можно прочитать следующее: «На обширной территории от Балтийского моря до Урала, от европейских границ до ворот в Азию расположена единственная картофельная академия компании "Байер". Это "БайАрена", созданная в 2013 году на базе КФХ "Богомаз", одна из четырёх подобных исследовательских площадок в России и странах СНГ». Здесь на делянках испытываются средства защиты растений компании "Байер" — одного из ведущих химических брендов в мире. От протравителей до стимуляторов роста». Но, разумеется, Богомаз и его команда планировали заниматься не только испытаниями. Главное слово оставалось за "Картофельным Альянсом", который занимается продажей химикатов брянским хозяйствам. И не только химикатов. В партнёрах у "Альянса" известнейшая американская фирма "Монсанто", производящая генно-модифицированные семена».

3. Кто «толкает» товар

Интернет забит материалами о вчерашней и сегодняшней скверной репутации "Байера" и "Монсанто". Факты здесь — от тревожных до ужасающих. То же самое можно прочитать и про других партнёров стародубского "Картофельного альянса". Не будем пересказывать содержание публикаций. Красной строкой в них проходит мысль-утверждение, что продукция, которая агрессивно навязывается партнёрами контролируемой губернаторскими отпрысками коммерческой структуры, небезопасна как для почвы, так и для здоровья людей. Но эта тревога заглушается рекламной шумихой. Что там какие-то последствия, какой-то предостерегающий журавлиный крик, если синица вот она, в руке, в виде интенсивных технологий, которые гарантируют урожаи в 2, 3 раза выше прежних даже на бедных почвах и при любой погоде.

"Картофельный альянс" знай подсчитывает лишь прибыль: в 2014 году, когда Богомаз был только назначен главой региона, она составляла всего 8,8 миллиона рублей, а в 2015-м — уже 58,5 миллиона, в 6 с половиной раз больше. Пруха! А как не быть ей, если товар "толкает" сам Богомаз-старший? 29 июля очередной сельхозсеминар проводился в комаричском хозяйстве "Новый путь". Вылился он в публичную порку руководителя предприятия. Об этом поведала губернаторская пресс-служба и растрезвонили прогубернаторские СМИ. Порку проводил губернатор, возмутившийся тем, что из-за неприменения регулятора роста 80% зерновых в "Новом пути" полегли. «Вот подумайте, — распекал он поникшего руководителя, — стоит ли ваше незнание или нежелание применять новые технологии таких потерь?». "Виновник" вместо того, чтобы сказать: «Знаете, нам, хозяевам этой земли, самим виднее, что применять и от чего отказаться», полностью, как было написано, согласился и в своём покаянии пошёл ещё дальше, начав вслух стыдиться, что именно на примере его хозяйства всем показывают, как не надо поступать. А вот руководитель СПК "Зимневский" Дубровского района, депутат облдумы А. Гусаров всё сделал так, как надо, и его Богомаз удостоил своего приезда в хозяйство, да ещё прихватил с собой думского спикера В. Попкова. Смотрю по областному телевидению тот самый рекламный сюжет из стародубского Пролетарска, где был зафиксирован 127-центнерный зерновой рекорд. Интервью даёт руководитель унечского хозяйства "Дружба". Рассказывает, как изводили прежде их низкие урожаи и как Фениксом из пепла возродилось хозяйство, начав применять новые технологии. Урожайность скакнула вдвое, правда, пришлось за это заплатить, влезть в долг. Но полученная прибыль позволила и его оплатить, и себе на жизнь ещё оставить...

4. В ожидании наказания

Новые технологии проталкиваются губернатором под публичные высказывания о необходимости обеспечивать продовольственную безопасность. «Но, — говорит Маслов, — продовольственная безопасность обеспечивается путём обеспечения продовольственной независимости, развития национальных производств различных добавок и удобрений, недопущения истощения земель, недопущением бесконтрольного оборота ГМО, совершенствованием контроля и надзора за тем, чтобы продукция была безопасной. А каким из этих критериев следуют на Брянщине? Мы должны защитить нашу землю от отравления, мы должны защитить наших земляков, и так пострадавших от чернобыльской радиации, от дальнейшего наступления на их здоровье».

Но у "первого лица" региона на все эти "должны" и на упрёки в том, что на Брянщине не выполняется указ президента о введении Стратегии национальной безопасности, одна из статей которой запрещает выращивание в России трансгенных продуктов, нет достойного, убедительного ответа. Только — словесная пыль, которую недавно он пустил в глаза при открытии очередной Свенской ярмарки, заявив, что мы можем «накормить весь мир качественными, экологически чистыми продуктами». Кажется, говорить так Александр Васильевич имеет полное моральное право. Ну и что, если ведутся разговоры про онкологию у переборщиц картофеля, про то, что зерно и картошку от Богомазов, которыми они рассчитываются с пайщиками, куры не клюют и "хрюши не жрут", про то, что есть у губернаторского бизнес-семейства какие-то потайные поля, на которых не применяется "химия" и продукция с которых успешно всякий раз проходит самую строгую сертификацию. Может, и впрямь всё это — одни враки, а масловские разоблачения — всего лишь дань привычной оппозиционной вредности?

Мы попытались узнать, что думают об издержках наших сельхозрекордов более компетентные, чем общественник Маслов, люди. Комментарием кандидата химических наук Л. Комогорцевой были разочарованы. Людмила Кимовна, лишившись депутатского статуса, на этот раз уже окончательно и бесповоротно, и исполняя теперь скромные обязанности председателя Общественного Совета УМВД, сослалась на то, что к ней «по этой проблеме никто не обращался». А было время, когда она сама обнаруживала проблемы и вступала в бой. Не все забыли, как на заре перестройки воевала с теми, кто вырастил запасы отравленного избытком пестицидов картофеля в учхозе "Кокино". Резонанс у той истории был нешуточный. Но уже не та Комогорцева. Сегодня проще изредка заседать в Общественном совете и журить журналистов за то, что не так пишут о полиции. Лишь один совет она дала тем, кто тревожится о качестве приобретаемой у Богомазов сельхозпродукции — проверять её образцы на станции химической защиты, выдав эти образцы за свои.

Намного более содержательной была беседа с другим ветераном брянской политики, который всегда был известен как человек, к компетентным суждениям которого прислушивались. Это кандидат сельскохозяйственных наук Александр Сергеевич Субботин (кстати, его диссертация называется так: «Урожаи и качество картофеля при использовании различных систем удобрений в юго-западной части нечернозёмной зоны»). Сегодня эти суждения ценны вдвойне, так как наш собеседник сам работает на земле, являясь одним из почепских фермеров: «Я знаю о технологии, когда поля обрабатываются "химией" до восьми раз за сезон. Как раз такая, насколько известно мне, применяется ныне на Брянщине, но ведь Европа, напротив, переходит на органическое земледелие, и уже 15 процентов продукции у них получают с "чистых" полей. Там один из первых вопросов — сколько раз ты пускаешь технику с "химией" за сезон, и если это происходит хотя бы один раз, то уже сильно настораживаются. То есть это уже отступление от стандарта качества экологически чистой продукции. А тут 8 раз!.. Мы уже 9 лет выращиваем в своём хозяйстве рапс, и за это время ни одного килограмма химических удобрений не вносили, только проводим однократные гербицидные прополки. Но зато анализ полученной продукции показывает, что она качественная по всем показателям. А этих показателей где-то два десятка. Урожаи, конечно, ниже. И не только из-за того, что не применяем химикаты. Приходится вот на старой советской технике работать. Мне сильно претит, когда слышу, что сорта, удобрения, техника, технологии — всё "оттуда". Почему мы не предлагаем своё, не влияем на эту ситуацию? Меня возмущает и всё это бахвальство, вся эта напускная мишура по поводу нашей сверхурожайности. То этот Делягин объявится, то Проханов восхищается нашим "чудом". Одного губернатора уже разложили лестью, в колонию загнали. И опять… Высокие урожаи — ещё не всё. Почему-то не говорится о такой важнейшей составляющей для сельхозпроизводителя, как сбыт выращенного. До недавних пор у нас продавали прошлогоднюю продукцию, а нынешняя лежит без движения, нет сбыта. Ну и кого тогда согревают эти рекордные урожаи? У нас система внутреннего рынка не развита, и об этом не говорят».

…Слово "допинг", вынесенное в заголовок, ассоциируется у нас главным образом со спортом. В нашем случае оно означает подхлёстывание, пришпоривание земли — процесс, при котором она же и страдает. А с нею и мы, потребители её "химических" даров. В спорте за допинг серьёзно наказывают. Это недавно сполна испытала Россия. Но тут потребовались мощные разоблачения. В сельскохозяйственной сфере, в сфере потребления тоже есть наказания за допинг. Какие разоблачения нужны здесь, если имеем дело с очевидными, рекламируемыми вещами? Но повторяем: реакция на них пока — только молчание. Его можно, наверное, объяснить лишь одним — у этих вещей влиятельный крышеватель — губернатор. Ну а всё остальное покрывается банальным мотивом: кушать-то хочется.

Иван УХВАТОВ

Обсуждение публикации "Богомазовский допинг"