Бонус за бездействие?

Новые детали и подробности одной нашумевшей мошеннической сделки вытолкнули на поверхность антигубернаторскую сенсацию

Губернатор Брянской области Николай Денин
Губернатор Брянской области Николай Денин

Весьма любопытная "бумага" стала достоянием нашей редакции. У нас есть все основания расценивать её как продолжение одного фрагмента из опубликованной в номере за 6 декабря статьи «Иванов уползает…», где был дан анализ почти 10-летней предпринимательской деятельности московского толстосума Андрея Робертовича Иванова в нашем регионе, а также вероятных причин, заставивших его "свернуть шинель" и променять "отработанную" Брянщину на перспективный Одинцовский район Подмосковья. Вот этот фрагмент: «Ещё более масштабная афёра с покупкой весьма задёшево муниципальной недвижимости Советского района (речь — о банкротстве с последующей продажей имущества МУП "Жилищное хозяйство" Советского района г. Брянска — прим. авт.) фирмой, аффилированной с Ивановым, была совершена уже при нынешнем губернаторе Н. Денине. Отношение к происходящему со стороны самого губернатора многие посчитали плохо замаскированным потворством».

Полученная нами "бумага" во многом проливает свет на механизмы, которые привели в действие упомянутую афёру, хотя полной ясности относительно всех фигур, причастных к её совершению, нет до сих пор. Начинается это послание в редакцию весьма показательной фразой: «ОРЧ по ЭБ и ПК УМВД России по Брянской области (расшифровывается эта громоздкая аббревиатура так: оперативно-розыскная часть по экономической безопасности и противодействию коррупции — прим. авт.) проведена проверка законности использования имущества МУП "Жилищное хозяйство" Советского района г. Брянска».

Вряд ли есть смысл цитировать в полном объёме всю информацию, ведь о банкротстве МУПа наша газета писала подробнее других областных изданий. Более того, в конце 2010 года мы обращались с вопросом о нём к губернатору, и его ответ опубликовали в интервью с ним. Ответ главы региона свёлся к тому, что облпрокуратура в суде отказалась от своих же претензий по поводу юридической чистоты этой сделки, и что, мол, теперь поделать?! Поэтому в ходе повествования остановимся лишь на ключевых моментах текста, а для начала совершим небольшой экскурс в эту весьма "бородатую" и занятную историю.

Муниципальное унитарное предприятие "Жилищное хозяйство" Советского района г. Брянска было создано незадолго до прихода во власть Денина. Почти полторы сотни различных объектов недвижимости "столичного" района областного центра, находившиеся в аренде у предпринимателей, были объединены в МУП. Некоторые эксперты утверждают, что это было сделано с умыслом, который состоял в доведении предприятия до банкротства с последующим "прикарманиванием" его имущества. Это было похоже на правду: в арендаторах-счастливчиках состояло много людей, близких к власти. В частности, несколько объектов значилось за хорошенько "ожуравлившимся" при градоначальнике В. Полякове предпринимателем И. Алёхиным, который позже сменил своего благодетеля, получившего пинка во время выборов. Как доводятся до банкротства подобные предприятия — хорошо известно. Пользователям имущества достаточно не платить аренду — и сразу же начнёт накапливаться задолженность. А стоит собственнику имущества, в данном случае им был город Брянск, "потерпеть" такое безобразие — и накопившаяся сумма задолженности позволяет запустить процедуру банкротства.

В июне 2006 года такая процедура и была запущена: решением областного суда МУП был признан несостоятельным (банкротом), а через полтора года судебным определением был утверждён конкурсный управляющий С.Ю. Быков — лицо, которое на завершающей стадии процедуры банкротства "от имени" государства должно обеспечить продажу имущества предприятия-банкрота и выплату долгов его кредиторам. Тогдашняя городская власть, убоявшаяся потери жирного "куска", кинулась спасать МУП. Правда, делала это, мягко выражаясь, не совсем юридически корректно — вместо накопивших долги пользователей имущества погасила их почти 70-миллионным вливанием из бюджета. Как сказано в полученной нами информации, 9 июня 2008 года областной арбитражный суд, «установив факт полного удовлетворения требований кредиторов МУП "ЖХ" Советского района г. Брянска, прекратил производство по делу о его несостоятельности (банкротстве)». Казалось бы, конфликт исчерпан. Но не тут-то было. МУП был уже приговорён к "смертной казни". Проблема для его палачей состояла лишь в технологическом, так сказать, оформлении приговора. И вот какая технология была найдена. Через два месяца после того как областной арбитраж сказал своё спасительное слово, 20-й арбитражный апелляционный суд в Туле рассмотрел иск Быкова о продлении процедуры банкротства «в связи с имеющейся задолженностью перед уволенными работниками» МУПа по зарплате, «а также фирмой ООО "Рельеф плюс" г. Брянск», и «отменил определение областного арбитражного суда о прекращении процедуры банкротства». В своё время, освещая события вокруг предприятия, мы рассказывали о более чем дружеских связях Иванова с некоторыми арбитражными судьями, которых то и дело видели в роскошных апартаментах приспособленного под офис бывшего стальзаводского детсада "Мойдодыр". Надо думать, банно-коньячными мероприятиями общение там не ограничивалось. Это было бы слишком оскорбительной платой за рискованные арбитражные услуги.

В чём состояли риски? Хотя бы в том, что 20-й арбитражный апелляционный суд, имеющий репутацию одного из наиболее коррумпированных в окружной арбитражной системе, отменяя определение нижестоящего областного суда о прекращении банкротства, как выяснили борцы с коррупцией в полицейских мундирах, "забыл" даже «проверить достоверность доводов Быкова». Позже эти доводы проверили сотрудники полиции и сразу же выяснили, что единственный учредитель и директор брянского ООО "Рельеф плюс" С.Н. Толочко, по его собственным словам, никакого отношения к финансово-хозяйственной деятельности учреждённой им фирмы не имеет, какой-либо задолженности МУПа перед "Рельеф плюсом" не существует. Были опрошены и работники МУПа, которым якобы не выплачивалась зарплата. И здесь не составило труда установить факт отсутствия такой задолженности.

Хотя Федеральный арбитражный суд Центрального округа в сентябре 2009 года отменил вердикт тульских арбитров и прекратил производство по делу о банкротстве МУПа, но его имущество с апреля этого же 2009 года уже было в петле распродажи. Именно в это время в столичной газете "Коммерсантъ" появляется размещённое предоставившим в 20-й суд недостоверную информацию Быковым объявление о проведении торгов по продаже и отчуждению имущества МУПа по адресу: г. Брянск, ул. Грибоедова, 5. Отчуждались объекты на сумму 412 с половиной миллионов рублей. Через 10 дней в "Коммерсанте" Быков размещает дополнительное объявление о проведении торгов по тому же брянскому адресу. Стоимость имущества удешевляется до 383 миллионов. Торги, однако, не состоялись «в связи с отсутствием поданных заявок для участия в аукционе». 1 августа 2009 года "Коммерсантъ" публикует третье быковское объявление. На этот раз выставляются на торги 142 объекта на 415 с лишним миллионов рублей, торги переносятся в Москву по адресу: ул. Вавилова, дом 60, строение 1, квартира 53. Участвовали в торгах две столичные фирмы — ЗАО "ТехПроект" и ООО "Инвестстрой". Победителем признан "ТехПроект", купивший 113 объектов и обязавшийся заплатить за них около 337 миллионов рублей.

Сотрудники ОРЧ, к сожалению, не дают ответов на прямо-таки напрашивающиеся вопросы. К примеру, после торгов циркулировала информация, что не только за фирмой-победительницей, но и за якобы проигравшей стоит г-н Иванов. Любопытно и то, почему торги были перенесены в Москву, не мешало бы выяснить, и кому принадлежит квартира, за дверьми которой была "разыграна" многомиллионная брянская собственность. Маловато приводится информации и про детали договора купли-продажи, заключённого по итогам торгов.

Говорится, например, что в случае признания договора купли-продажи имущества недействительным либо по иным основаниям, которые потревожат покой фирмы-покупательницы, МУП обязан выплатить ей за срыв сделки 150-миллионную штрафную неустойку. Но не говорится, какой задаток, в какие сроки обязана выплатить сама фирма. По поводу этого задатка, насколько помнится, в своё время говорились интересные вещи — то ли он так и не был выплачен, то ли после вердикта Федерального арбитражного суда Центрального округа, окончательно прекратившего банкротство МУПа, он был возвращён "ТехПроекту", поскольку тогда предполагалось, что теперь-то уж точно торги не состоятся…

Возвратимся, однако, к 150-миллионной неустойке. Почему ЗАО "ТехПроект" так мощно страховалось на случай, если случится облом? Андрей Робертович Иванов и Ко, конечно же, знали, что против мошеннической сделки упорно возражала брянская прокуратура, докучавшая своими исками судам, знали и про то, что она может и через областную регистрационную службу поставить заслон регистрации прав собственности имущества в пользу "ТехПроекта". Так оно и вышло: облпрокуратура попыталась в очередной раз через арбитражный суд и через регистрационную службу воспрепятствовать тому, чтобы преступление (давайте, наконец, не побоимся назвать вещи своими именами) приобрело законченный вид. В самом конце 2009 года областной арбитражный суд, к которому были к тому времени подобраны ключи, отказал прокуратуре в удовлетворении иска. Предстояло рассмотрение её апелляционной жалобы в Туле, но здесь последовало до сих пор необъяснимое: она, столько времени бившаяся с Ивановым, Быковым и прочими оставшимися в тени хищниками, пала к их ногам, прислав в апелляционную инстанцию письменное ходатайство об отказе от исковых требований и прекращении производства по делу. На этот акт прокурорской капитуляции, который можно назвать и актом прокурорской "опущенности" или актом прокурорского предательства, и ссылался Денин, беспомощно разводя руками в интервью нашей газете в конце 2010 года. До сих пор многие сбиваются с ног в поисках ответа на вопрос, что же заставило прокурорских "перевернуться". Констатировали и прежде, что фирменной чертой профессионального стиля облпрокурора Н. Журкова является сверхосторожность, в любой момент готовая соскользнуть в трусость, но здесь ведь была пройдена такая длинная и трудная дистанция!.. Когда нет внятных и понятных обществу объяснений, запускаются всевозможные версии. Согласно одной из них, самой, кстати, расхожей, сломило областное "государево око" вмешательство сына Генпрокурора Ю. Чайки, с которым Иванов якобы на короткой ноге.

Гадать, так это или не так, — дело неблагодарное. Лучше процитируем то, что сказала проверяющим бывшая начальница управления имущественных и земельных отношений администрации Брянска И. Левина — она «пояснила, что конкурсный управляющий Быков реализовал 142 объекта недвижимого имущества, якобы для оплаты задолженности перед кредиторами, хотя в 2008 году администрация Брянска расплатилась перед кредиторами в полном объёме… Отчуждение 142 объектов существенно повлияло на финансово-хозяйственную деятельность предприятия, так как данное имущество сдавалось в аренду и в кассу предприятия от его использования поступали денежные средства, что составляло большую часть прибыли предприятия».

1 апреля 2011 года Иванов, Быков, купленные с потрохами арбитры и прочая, прочая рейдерская шантрапа с шампанским и прочими изысканными напитками праздновали поминки МУП "ЖХ" Советского района г. Брянска, 142 объекта которого, согласно зарегистрированных в УФРС Брянской области договоров купли-продажи были отчуждены из собственности областного центра и переданы в собственность московского ЗАО "ТехПроект". «Таким образом, — заключают борцы с коррупцией из полиции, — в ходе проведённой проверки собранные данные указывают на то, что… Быков С.Ю. умышленно осуществил действия, направленные на отчуждение имущества организации с явным нарушением законных интересов МУП "ЖХ" Советского района г. Брянска». В его действиях «присутствуют признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ, выразившиеся в злоупотреблении полномочиями при осуществлении управленческих функций, повлекших причинение существенного вреда правам и законным интересам организации — "муниципального образования г. Брянск" в сумме более 415 миллионов рублей».

415 миллионов, которые город получил за отчуждённую недвижимость (хотя получил ли в полном объёме — до сих пор доподлинно так и неизвестно) — та цифра, от которой можно плясать в определении убытков города и прибытка столичного коммерсанта Иванова. Не надо быть большим специалистом в области риэлтерского дела, чтобы сказать, что прибыток от купленных 142 объектов недвижимости Советского района после так называемой "очистки" сделки (перепродажи) будет как минимум с тройным наваром. Если говорить об убытках для города, то подсчитать их намного труднее, так как прекращение арендных перечислений в бюджет с объектов, значительная часть которых находится в самых "шоколадных" местах, формирует своего рода упущенную выгоду с нарастающим итогом. А есть ещё моральные убытки, которые тоже трудно сосчитать, но они калечат не меньше финансовых. Как вот назвать жест областной Думы, которая в ноябре награждает досрочно сложившего депутатские полномочия Иванова Почётной грамотой? Для чего она ему? Для получения надбавки к ещё нескорой пенсии? Или для того, чтобы он пристроил её на стене собственного столичного клозета и всякий раз, облегчая себя, посмеивался над продажными брянскими дурачками? Включая…

Здесь надо в последний раз обратиться к полицейской справке и процитировать её концовку. Сотрудники ОРЧ по ЭБ и ПК областного УМВД попытались получить объяснения от Быкова, чьими руками вершилась расправа над МУПом, но тот «воспользовался правом, предоставленным ему статьёй 51-й Конституции РФ и от дачи объяснений отказался». И вот два заключительных аккорда: «Имеется отдельный материал по фактам хищений денежных средств в особо крупных размерах в период конкурсного производства МУП "ЖХ" Советского района г. Брянска на общую сумму 60 млн. рублей». И далее: «В устной беседе Быков С.Ю. указывает на факт перечисления денежных средств на л/с (лицевой счёт — прим. авт.) матери Н. Денина». Легко представить реакцию читателя, пробежавшего взглядом эти убийственные строчки. Вслед за этим вполне возможно умозаключение такого рода: эти денежные средства и были, своего рода, бонусом за бездействие первого лица региона, что приравнивается в данном случае к покровительству захватчиков городской недвижимости. Можно, конечно, вспомнить кое-какие осторожно неодобрительные его оценки воровской сделки. Но есть основания полагать, что всё это декларировалось для отвода глаз, для "светомаскировки". Если бы это было не так, если бы было не в силах губернатора противостоять натиску Иванова в случае с захватом МУПа, то на этом его альянс с толстосумом и закончился бы. Но после захвата этот альянс перерос в целый роман, а увенчался он ещё одной разорительной для казны сделкой по покупке у фирмы Иванова "руин" бывшего дормашевского ДК.

Как теперь оценить информацию о бонусе, лицевом счёте матери губернатора? Николай Васильевич, конечно, возмутится и назовёт это тоже клеветой. На наш взгляд, ему можно будет поверить только в одном случае — если он добьётся от стервеца Быкова ясного и чёткого ответа, что он имел в виду, говоря в устной беседе о личном счёте матери Денина, что двигало его языком, когда говорил это? Добился же глава области через суд признания клеветником О. Афанасенко, который всего-то поделился с газетой озвученной ему криминальным авторитетом Н. Емельяновым ("Емелей") и другими лицами информацией о том, что покушение на вице-губернатора заказывал губернатор. И как отчаянно добивался! Мы совершенно искренне пожелаем Николаю Васильевичу и в данном случае проявить такую же прыть. Более того, поскольку клевета сегодня является уголовно наказуемым деянием, будем всячески содействовать ему в том, чтобы г-н Быков, если он действительно клеветник, понёс уголовную ответственность за свои слова.

Арсений МОЖАЕВ

Читайте ещё