Перемены на медийном поле

Дмитрий Джус
Дмитрий Джус

1. Уход, который ничего не меняет

Почти незамеченным оказался добровольный уход с поста руководителя телеканала "Брянская губерния" Д. Джуса. Лишь в интернет-источниках появилось скупое сообщение об этом. Мол, подал заявление "по собственному", и теперь можем увидеть этого господина либо в столице, либо в Волгограде, под крышей у нынешнего губернатора этого региона А. Бочарова, с которым его связывали дружеские отношения. Видимо, чтобы вывести Джуса из категории покойников, о которых либо не говорят ничего, либо говорят только хорошее, о нём ничего хорошего сказано не было. Хотя, казалось бы, и можно было бы отыскать в его профессиональной карьере что-то позитивное.

Известно, что он стоял у истоков создания провластного телеканала, который на протяжении всего своего пятилетнего пути сопровождают скандалы. Собственно, в атмосфере скандала он был и "зачат". Идея его создания, как вспоминают некоторые представители областного телевизионного сообщества, была навеяна попытками хозяина "60 канала", известного столичного толстосума Андрея Робертовича Иванова, подвизавшегося довольно продолжительное время на ниве брянского бизнеса и брянской политики, избавиться от этого ставшего обременительным актива. Он пытался всучить дорогостоящую "игрушку" падкому до пиара экс-губернатору Н. Денину. Но выкупить канал за бюджетные деньги Николай Васильевич не решился, тогда он ещё побаивался общественного мнения. Против этого выступал и курировавший информационную политику А. Теребунов. Он был против и когда через некоторое время окружение Денина "зарядило"-таки губернатора на авантюру с созданием с нуля "чисто государственного" канала.

Отношения Джуса и Теребунова не сложились со старта "Губернии". Уже через несколько месяцев после её открытия пришли проверяющие и нашли финансовые нарушения. Несмотря на то, что они были весьма серьёзными и взывали к кадровым решениям, директор отбил их с наглецой. Которая всеми была понята правильно: Джуса крышует некто влиятельный. А вскоре вылезли и уши крышевателя — тогдашнего заместителя губернатора, а позже депутата Госдумы Бочарова.

С первых дней работы канала и те, кто работал там, и те, кто так или иначе сталкивался с деятельностью Джуса, знали, что у него есть параллельный медиа-бизнес в виде частного рекламного телеканала "Маркет-сити", где заправляла его супруга. Доходило до того, что лица, мелькавшие в передачах "Брянской губернии", появлялись и в эфире "Маркет-сити". Но этим "родственные отношения" не заканчивались. Не раз приходилось слышать сетования на то, что реклама, предназначавшаяся для "Губернии", оказывалась на "Маркете". Кто хоть немного посвящён в телевизионные рекламные тайны, мог без "подсказки" и сам заметить, как мало этого коммерческого товара на канале, которому, помимо всего прочего, помогал получать этот товар неслабый административный ресурс. Обещание Джуса довести процент самоокупаемости "БГ" до максимального оказалось всего-навсего чисто психотерапевтическим приёмом для того, чтобы умиротворить тех, кто в обладминистрации слишком уж пёкся о бюджетных расходах. Напротив, руководство "Губернии" запрашивало на своё содержание всё большие суммы, подводя под эти запросы, если мягко выразиться, не очень убедительные основания.

Что касается творческого обличья телеканала, то никаких откровений на сей счёт быть и не могло. Джус — персона, далёкая от тележурналистики, он — менеджер, бизнесмен от телевидения, который постигал азы телевизионного творчества, как говорится, "на марше". Внятным в информационной политике "БГ" было лишь одно — полная, безоговорочная, беспредельная лояльность канала всему, что исходило от власти. Но иначе и быть не могло. Впрочем, почти такую же лояльность проявляют и флагман регионального телевидения ГТРК "Брянск", и хиреющий "60 канал", и недолго фрондировавший "РЕН-ТВ-Брянск". Кстати, на последнем наиболее болезненно воспринимали появление в телевизионном семействе "Брянской губернии". Руководство "РЕНа" в лице его шефа А. Усталова реагировало на "новорождённого" как на молодого и энергичного волчонка, утащившего из-под носа старого волка жирный кусок добычи. Позиция Усталова здесь во многом сходилась с точкой зрения Теребунова. Сходство формулировалось так: даже части тех средств, которые перекачивались на "чисто государственный" кабельный канал, хватило бы оставшимся работающим в эфирном режиме трём телеканалам на обслуживание (обласкивание) Денина и его камарильи. Причём степень обласканности никак не пострадала бы. Можно пояснить это на конкретной ситуации. После губернаторских выборов в 2012 году "Губернии" многие пеняли за "телемарафон" в поддержку снятого судом с предвыборной дистанции действовавшего губернатора: дескать, прогиб был запредельным. Но ведь он был бы ровно таким же, если не круче, и на другом канале, которому лишь только посулили бы дополнительные преференции.

В итоге, на Брянщине люди лишены права получать объективную, полную и всестороннюю телевизионную информацию о происходящем. Всё её разнообразие сводится лишь к различной степени стерилизованности. Только что посмотрел очередные "Вести за неделю" по областному телевидению. Передачу завершал умилительный сюжет про передачу руководству областного краеведческого музея таможенного конфиската. У тех, кто следит за событиями на Брянщине, в голове сразу сомкнулись две линии — этот подаренный конфискат и приобретшее совсем недавно общественный резонанс уголовное дело, в основе которого воровство бюджетных средств, которое уже повлекло задержание и попытку ареста одного из сотрудников музея. Тут невольно подумалось: какой простор для размышлений вслух, для того, чтобы хотя бы вскользь озвучить тревогу за судьбу новых ценных экспонатов в этом рассаднике воровства… Но для почти полностью потерявших нюх наших тележурналистов это неслыханная крамола или, напротив, высший, недоступный пилотаж.

Уход Джуса почти ничего не меняет. Возможно, на самом канале станет меньше склок, взаимных обид по поводу несправедливой зарплаты. А в телевизионной медийной сфере всё останется как было. Ведь правила игры действуют прежние, обкатанные — нам платят, мы выдаём "картинку". Кто не соглашается, кто шибко совестливый и заикается про общественное предназначение журналиста — ищите возможность такой самореализации в другом месте. Расчёт тут на то, что такого места в регионе сегодня нет. Это, однако, общероссийская практика, которой оказалась ни по чём установка бывшего российского президента Д. Медведева об отделении прессы от государства.

Алексей Хотяновский

Алексей Хотяновский

2. Нашла награда «героя»?

Пожалуй, единственным интригующим моментом является сообщение сайта "Брянск тудей" о возможном преемнике Джуса — журналисте брянского "РЕНа" А. Хотяновском — персоне, очень деликатно выражаясь, весьма неоднозначной. На предпенсионном рубеже у него появилась возможность дать трёпку своим многочисленным комплексам. Этот персонаж, как говорят его собратья по профессии, всегда "глядел в Наполеоны", но за неимением должного творческого уровня оказывался не ко двору и в областной газете, и на областном ТВ. Перестройка, гласность, плюрализм разморозили информационное пространство, позволили в расплодившихся печатных и электронных СМИ реализовываться каждому болевшему журналистикой. Алексей Константинович, за плечами которого была дискотечная молодость, обретался то на "60 канале", то на частной радиостанции. В перерывах между эфирным балагурством не гнушался читать рекламные тексты типа "Народ сделал выбор!" (о колбасе мясокомбината "Содружество"). Поработал "на подпевках" у делавшего политическую карьеру контрабандиста Ю. Петрухина. Тогда же начал в радиоинтервью "подпевать" бывшему лодкинскому охраннику и куму С. Антошину. Но всё это было не его время. Он отчаянно приближал его на "РЕН ТВ-Брянск", который поссорился с денинской администрацией, был отрезан от господдержки и "встал на довольствие" у главного конкурента Денина В. Потомского. Вроде бы и немало дельного говорил Хотяновский в своей передаче о бывшем губернаторе и его проделках. Но все его обличения, как выразился один из читателей "Брянск тудея", освящались "возбуждённым эго", "бесконечным самолюбованием", несли на себе печать личной обиды, усиленной нежеланием подбирать выражения, проверять суждения и оценки золотым чувством меры.

И вот на новом богомазовском витке его телекарьеры пригодилась давняя, крепчавшая ещё в радиоэфире связь с Антошиным. Тот накануне сентябрьских выборов в облдуму не раз зазывался на передачи Хотяновского, а когда в одной из них, после того, как произошла губернаторская "рокировка", с лирическим чувством стал вещать благодарно внимавшему телеведущему и телезрителям о своей крепкой дружбе с новым главой региона, стало ясно, что благодаря этому обстоятельству могут воспарить и вещавший, и внимавший ему. Что касается воспарения нашего прозорливого рентэвэшника, то его симптомы подтвердились, когда врио губернатора после своего назначения нанёс дружеский визит на этот телеканал и с наибольшей теплотой обласкивал как раз Хотяновского, внесшего свой посильный вклад в поношение предшественника.

И вот теперь на горизонте новая ступень. Интересно, как будет смотреться один из денинских киллеров в должности руководителя канала, лишённого возможности манёвра? Канала, который 24 часа в сутки обречён петь осанну власти. Главный "прикол" состоит в том, что Хотяновский — активный пользователь социальных сетей, где, как правило, и проявляется истинная натура. Так вот, там он оставил великое множество похабных комментов о "Единой России", её лидере Медведеве, президенте Путине. И вдруг после всех непристойностей награда находит "героя". А как же Александр Васильевич Богомаз, который перед подписанием счастливого для него указа преданно заглядывал в глаза президенту во время кремлёвского собеседования?

Главный редактор «Брянской учительской газеты» Е. Потупов

Главный редактор «Брянской учительской газеты» Е. Потупов

3. Вместо «Брянской учительской» — «Брянские известия»?

Зато в региональной печатной прессе перемены обещают быть. Кажется, подходит к концу редакторский век одного из ветеранов брянской журналистики 61-летнего Евгения Потупова — главного редактора "государственной" "Брянской учительской газеты". Во всяком случае, как стало известно, в областном правительстве не намерены продлевать с ним контракт. Какое-то время назад мы обращались к этому странному изданию. Странному хотя бы потому, что почему-то своей газеты "удостоилось" только одно профессиональное сообщество. При всём пиетете к учителям, почему бы за государственный счёт не осчастливить и другие категории трудящихся? Журналисты "БУГа", получающие нищенскую зарплату, могут здесь съязвить: «Да уж, "осчастливили" нас…». Ну а чего они ещё хотели при нынешнем уровне востребованности своего издания? На наш взгляд, здесь не может быть никакой полемики, остаётся только один вопрос: какова бы была судьба "Учителки", если бы педагогов не заставляли подписываться на эту газету? Ответ представляется вполне очевидным. Нам известен случай, когда в редакцию обращался учитель с просьбой опубликовать свой материал, но его встретили просьбой показать для начала квитанцию, подтверждающую, что он является подписчиком газеты.

Брянские журналисты знают, что в своё время редакторскую должность для Потупова пролоббировал Евгений Евтушенко. И все годы, пока губернаторствовал Денин, тень известного во всероссийском масштабе Евтушенко была стражницей редакторского статуса другого Евгения. Но обстоятельства изменились, и изменились настолько, что потребовали пересмотра потуповского статус-кво. А что же газета? На её дальнейшую судьбу каждый смотрит по-разному. Есть в областном правительстве те, кто скрепя сердце готов смириться с дорогой, но во многом бесполезной игрушкой, поглощающей за год не один миллион бюджетных рублей, есть те, кто настаивает на её ликвидации и создании нового печатного органа. Кстати, некоторые из наблюдателей, анализирующих ситуацию на региональном медиа-рынке, склонны считать, что можно было бы возродить ликвидированные Лодкиным "Брянские известия". Мы категорические противники того, чтобы газеты закрывались принудительно, через репрессии власти. Их исчезновение можно принять только в случае, когда оно происходит естественным образом. "Брянские известия" же испытывали если не репрессии, то сильный прессинг со стороны своего учредителя, который и ускорил их кончину. И уже поэтому газете стоило бы дать шанс на возрождение.

Наконец, о судьбе ещё одного печатного издания, оказавшегося на сложнейшем перепутье. О "Брянском перекрёстке", который ещё вчера пребывал в ранге придворной газеты, хотя если сравнить размеры бюджетной подпитки, то это определение надо давать не столько "Брянскому перекрёстку", сколько "Брянским фактам", благоволение которым Денин демонстрировал помимо самого щедрого финансирования и традиционными дружескими посиделками с коллективом — с чаем и фотографированием. "Перекрёсток" же охаживал экс-губернатора не только "за деньги", но и, так сказать, из идейных соображений — надо помнить, что сам Денин-губернатор во многом был удачным проектом коллектива этой газеты.

Теперь у издания тощие дни. Подписной тираж и традиционный 16-страничный объём сулят только одно — разорение. В прошлом административное принуждение в пользу "Перекрёстка" во время подписной кампании, в прошлом роскошь получения денег "из воздуха", только лишь за перепечатку пресс-сводок с сайта областного правительства. У обновлённой власти иные пристрастия, а значит, чтобы выжить и хоть что-то значить на региональном медийном поле, надо меняться. И организационно, и творчески. У "Перекрёстка" такой опыт был. Всего за 4 года (с 2000 года по 2004-й) он стал одной из самых влиятельных и интересных в области газет. Но читатель ведь живёт далеко не только воспоминаниями…

Александр ИВАНОВ

Обсуждение публикации "Перемены на медийном поле"