Второй стародубский «фронт»

Валентин Кузьмин и Александр Богомаз
Валентин Кузьмин и Александр Богомаз

Через день после поездки в Стародуб увидел в "Брянском рабочем" огромный рекламный опус его главного редактора Владимира Мельникова. Оказавшийся при губернаторе Денине без бюджетной подушки и дававший одну финансовую течь за другой, ведомый им газетный челн с назначением главой региона его земляка Богомаза вновь выгодно пристроился к корме большого властного корабля. Недавно этот автор, не сегодня и не вчера растерявший понятия о честной журналистике, профессиональной этике, безоглядно громил другого своего земляка, Героя соцтруда Лобуса, а сегодня с такой же безоглядностью воспевает в хвалебной "песне" «Отцовское поле» ослепляющее своей непорочной белизной семейство Богомаза. Вряд ли многие осилят две полосы приторного словесного сиропа. Нынешнего читателя на мякине не проведёшь, он за версту чует удушающий запах проплаченного пиара, и, прочитав лишь пару абзацев, брезгливо откладывает газету подальше. Но мне пришлось дочитать до конца. И ещё раз, в который уже, изумиться тому, как разительно может отличаться действительность сермяжная от густо лакированной, живой, пусть и не идеальной формы лист — от извлечённого из гербария мёртвого.

Клондайк с названием «Бёрновичи»

По закону пиар-жанра, "героя нашего времени" обывателю, читателю, избирателю следует подавать не просто успешным, а шедшим "через тернии к звёздам" — через муки и лишения, по-фронтовому преодолевая одно препятствие за другим. Чтобы вызвать у потребителей такого чтива не мелкую зависть, а всеохватывающее восхищение: «Бывают же и в наше время человечищи!..». Верен этому закону и шеф "Брянского рабочего", показывая чету Богомазов в начале своего великого фермерского пути безденежными и безземельными и замалчивая некоторые факты биографии главы семейства, проливающие свет на то, как ковался оглушительный фермерский успех.

Лишь однажды мелькнёт в тексте название некогда знаменитого на Брянщине Бёрновичского свинокомплекса. Мелькнёт, однако, лишь в лирическом контексте — молодыми Богомазы работали там. Но Бёрновичи сначала сблизили молодых, а потом во многом сделали их такими, какие они есть сегодня. Богатыми и сверхуспешными. В первой половине нулевых годов жадное до дармовщины "вороньё" дербанило "Бёрновичский". И рассказано, и написано немало о том, что среди самых больших счастливцев, сорвавших на этой полуворовской поживе жирный куш, был тогдашний первый заместитель главы администрации Стародубского района Александр Васильевич Богомаз. В те времена вся районная "красная" верхушка "заболела" фермерством. И глава, бывший председатель колхоза "Большевик" Синельников, и два его зама, два "Б" — Богомаз и одновременно руководивший райсельхозуправлением Богачёв. Чтобы отвести от себя упрёки в совмещении властных полномочий с коммерческой деятельностью, бизнес оформили на жён. Бёрновичская техника плюс всякие преференции, которые даёт пребывание у властного кормила, составили настоящий "нуль", а не тот, придуманный или намеренно взятый на веру Мельниковым, с какого начинали Богомазы.

Пределы допустимого

Но в конце 2004 года после областных и районных выборов их лафа кончилась. Пришлось освобождать кабинеты, лишиться административно-финансового подспорья. По обыкновению, властный передел на постсоветской Руси сопровождается всевозможными разборками. Забравшиеся "наверх" силятся по-разному досадить тем, кого скинули. Если у скинутых есть бизнес — "отжать" его или хотя бы его часть. Не выгорает? Тогда всё равно как-нибудь нагадить. С выметенными из Стародубской райадминистрации чиновниками-фермерами ничего подобного не произошло. Здесь не было крутых разборок, не было никакой клановой войны. Если только войнушка… О том, как "поиздержались" в ней Богомазы, Мельников рассказывает устами заслуженного меленского учителя Валерия Миновича Савина: «Ещё несколько лет назад в районной газете власти запрещали что-либо писать об этой семье. Александр Богомаз был в жёсткой оппозиции к главным районным чиновникам, которые с позором затем ушли со своих должностей». Вон какой "фронт" держал Александр Богомаз, вон как его потрепало в "боях" с жестокими властями за удовольствие видеть свою фамилию на страницах районной газеты. Иных его существенных потерь ни заслуженный учитель, ни Мельников привести не смогли, хотя законы того же пиар-жанра такого рода фактуру не просто приветствуют, а жаждут.

Но меня в процитированном высказывании "зацепил" и другой момент — где говорится про безымянных главных районных чиновников, "которые с позором ушли со своих должностей". На кого намёк? Наверняка в круг этих пораженцев входит и экс-глава Стародубского района, руководитель, возможно, не менее успешного, чем богомазовское, хозяйства "Авангард" Анатолий Иванович Старостенко. Мне и в Брянске, и в Стародубе говорили, что даже не матёрого Лобуса считает Богомаз самым серьёзным оппонентом (если не врагом), а Старостенко. О некоторых обстоятельствах, связанных с его уходом — чуть ниже, а сейчас надо всё же сказать, что этот уход вряд ли можно считать позорным. Хотя бы потому, что в должности главы района все эти годы Старостенко работал на общественных началах, создав в муниципальной управленческой практике благотворный прецедент, которому последовали его коллеги во многих других районах области. Мне говорили, что один из признаков его несовместимости с Богомазом окрашен в партийные цвета. Старостенко как правоверный единоросс не принимал в Богомазе его партперевоплощений. То он — в детище обкома КПРФ "Патриотической Брянщине", то — под жёлтыми флагами "Справедливой России", то — уже восседает в президиуме региональной партконференции "Единой"… Одновременно подсунул под себя стул народного фронтовика. Такой же, мол, один из его пристяжных Коробко, обретавшийся прежде в ЛДПР, а затем "огородами, огородами" перебравшийся в "Единую Россию", где теперь первый заместитель секретаря регионального политсовета.

Можно согласиться, что партийные пристрастия — одна из линий раскола. Всего одна и, на мой взгляд, не самая главная. Самая же главная — в разнице натур, которая определяет пределы допустимого. Эти пределы, к примеру, для Старостенко — его нежелание видеть фамилию Богомаза в "Стародубском вестнике". В остальном — да хозяйствуй, ради бога, развивайся, дыши ровно и свободно. Предел допустимого у Богомаза по отношению к Старостенко — совсем другой. Этот предел он демонстрирует не своими руками. В исполнителях замысла у него, нечаянно получившего такой кусок власти, — два генерала полиции. Один — уже бывший, другой — ещё действующий.

Хоть и уволен президентом…

Бывший — это Александр Владимирович Подольный, приехавший на малую родину из Москвы, где руководил полицией Южного административного округа, на территории которого расположена печально прославившаяся Бирюлёвская овощная база "Покровская". В октябре 2013 года там произошло убийство 25-летнего москвича Егора Щербакова, спровоцировавшее массовый погром на овощебазе. Подольный был уволен указом президента страны. В прессе, интернете масса материалов о бирюлёвском кошмаре. В обзоре популярного портала "Преступная Россия" нашёл такие слова: «Глава УВД в ЮАО, генерал-майор Подольный, замеченный в "крышевании" Покровской базы, отправлен в отставку… Вор в законе Вагиф Бакинский контролировал крупнейшую в Европе базу. Он наладил коррупционные связи с первыми официальными лицами Южного округа Москвы. Речь о префекте ЮАО Смолеевском Г.В. В коррупционную компанию также входил начальник УВД по ЮАО Подольный А.В., который, к слову, не удосужился в экстренном порядке прервать свой драгоценный отпуск и делегировал решение "погромного" вопроса другим ответственным лицам. Как уточнил источник, продажная парочка получала от представителей этнических группировок за "крышевание" злачного места ежемесячно по 100 тысяч долларов — каждому "по полтиннику"». На другом столичном сайте выложено письмо 125 жителей Бирюлёво, которые просят убрать с должностей группу замаранных лиц. Первый в этом перечне — опять же префект округа Смолеевский, второй — Подольный. Доводилось слышать, что последнего с Богомазом связывают не только земляческие узы — якобы Подольный помогал картофелеводу-земляку сбывать в столице картошку. Во всяком случае, налицо — особо тёплые отношения, настолько тёплые, что в продвижении Подольного после его скандальной отставки Богомаза не остановило даже то, что под указом о смещении обмишурившегося генерала стоит подпись президента России. Поначалу многие полагали, что Подольный заменит на вице-губернаторском посту Касацкого, но ставить его так высоко врио, видимо, не рискнул. Приют ему нашли в Стародубском районе, где, по словам земляков, после возвращения генерала на малую родину у него в рекордно короткие сроки вырос терем в родовом селе Мохоновка.

В стародубскую власть вживляли Подольного аккуратно. После избрания на сентябрьских муниципальных выборах депутатом он примерно через неделю становится одним из заместителей главы районной администрации. Незаконно совмещает пребывание в этой должности с депутатством до 26 ноября. В этот "красный день календаря" произошло два для него праздничных события. В 10 часов утра на сессии райсовета, которая произвела его в главы райадминистрации, он, плохо скрывая ликование, объявил депутатскому корпусу об аресте экс-главы района Старостенко. Примечательно, что тот, вызванный в Брянск к следователю на 14.00, ещё находился в Стародубе, а весть о том, что он арестован, уже облетала город. Что поделаешь, распирало от нетерпения донести до народа "благую" весть, как говорится, обжигала сенсация ляжку.

«Тут политика завязана…»

Экс-генерал полиции Александр Владимирович Подольный — человек серьёзный. Он не поспешил, не промахнулся. 26 ноября Старостенко и впрямь упекли в изолятор, потом хватку немного ослабили — сегодня он под домашним арестом. Дом для него и стал "окопом". Чувствует себя он наверняка прескверно. А как будешь чувствовать, когда сверху, сбоку бомбят, называют твой уход из власти позором, а ты, "посаженный на браслет", лишён всякой возможности отбиваться? Тут совсем не та печаль, что мучила Богомаза, когда под запретом была его фамилия в районке. Второй стародубский "фронт" оказался штукой всамделишной, грозной. Без дураков, так сказать. С ним, "окопавшимся", встретиться сейчас проблематично. И тем не менее, Старостенко — не воин-одиночка. У него — своё "ополчение". С одним из его представителей, точнее — представительницей и состоялась у меня довольно обстоятельная беседа. Это — исполняющая обязанности руководителя товарищества на вере "Авангард" Светлана Александровна Дюбо. До ареста Старостенко она была главбухом, теперь тянет и председательскую лямку. Вот её монолог: «Когда Анатолия Ивановича арестовали, мы, пять десятков работников "Авангарда", пошли к Подольному. Ради бога, расследуйте, разбирайтесь, но хозяйство не трогайте. Он: я никакого отношения к этому делу не имею, а вы держитесь, крепитесь. Но всё, что потом началось, говорит, что глава администрации тут не крайний. Тут политика завязана. Однозначно. Проверку в отношении Анатолия Ивановича проводили. Несколько раз отказывали в возбуждении уголовного дела, но как только Богомаза назначили, накат пошёл по полной. Мы знаем, что он не виновен, и уверены, что в конечном счёте докажет свою правоту. Но самая большая тревога наша — за хозяйство. Оно у нас крепкое. Говорят, даже второе в районе после "Красного Октября". Не смотрите, что всего менее двух тысяч гектаров в обороте. Никакой задолженности. У нас всего полсотни работников, а в прошлом году дали 20-миллионную прибыль. Пять миллионов триста тысяч рублей налогов заплатили... С 2011 года у нас — племзавод. Построили новый животноводческий комплекс с современным доильным залом. Ещё один молочный комплекс начали строить. На начало года общее поголовье скота — 1985 голов, из них 530 голов — дойное стадо. Самая маленькая зарплата у нас — 17 тысяч рублей. А принимал Старостенко совсем другой "Авангард": заработная плата не выплачивалась по полгода, а то даже и больше, поголовье — всего 630 голов. "Рекордная" урожайность — 15 центнеров с гектара, счета из-за огромных долгов арестованы, а про технический парк и говорить не хочется: последний трактор был на тот момент куплен в 1989 году… И начинал Анатолий Иванович поднимать колхоз без всякой помощи власти. Не было у него и своих Бёрновичей. Напротив, тогда в администрации сами руководители сельхозбизнесом занимались, и они только противодействовали нам. Но то, что сейчас пошло…

Нас замучили проверки, всевозможные запросы. Только отбиваюсь. То госжилинспекция заявится, то автотранспортная, то налоговая, то контрольно-счётная палата, то прокуратура, то Росфиннадзор, то Росреестр. 19-го марта вот в департамент природных ресурсов вызывают… Но больше всего полиция свирепствует. За день до ареста Старостенко, 25 ноября, оперуполномоченный управления экономической безопасности Морозов изымал документы, с ними изъяли и мой рабочий ноутбук, где были вся отчётность, программы составления и оформления документов, электронные подписи. До сих пор не вернули. Представьте ситуацию: руководитель арестован, электронных подписей нет, а тут — конец года, время сдачи отчётов — хоть плачь! Стало ясно, что предприятие хотят подорвать. С тех пор 80 процентов рабочего времени уходит на контакты с проверяющими и составление ответов на всевозможные запросы. В феврале приехал из брянского ОБЭПа сотрудник, кроме служебной "корки" ничего, но заявляет: надо ваш скот пересчитать. На основании чего, спрашиваю? Это же частная собственность. А сама думаю: так он, предъявив "корку", захочет и деньги в моём кошельке пересчитать… Дней через десять нагрянули из УМВД, из Брянска уже двое. Фамилию одного помню — Дробышевский, другой не представился. Снова без всякого "мандата", без всякого оформления забрали бухгалтерские документы. Пошли считать наш скот. Что уж они там насчитали — не знаю. Никак это не оформлялось. Мы пытались протестовать. Они взяли документы силой. Я потом медосвидетельствование прошла, как это говорят, сняла побои. Пожаловалась в прокуратуру, отправила электронную жалобу на сайт в УМВД. Никакой реакции. Документы так и не возвращены, хотя, я прочитала в интернете, их в течение трёх дней должны возвратить по почте. Тут вызывает замрайпрокурора. Что такое? Поступила, оказывается, жалоба, что в 2006 году колхоз в ТнВ незаконно реорганизовали. Девять лет назад! Представляете?! До этого всё было законно, а теперь — незаконно? А кто пожаловался? Те, кто давным-давно у нас не работают. Они вдруг почувствовали себя обиженными. Один из них — Потапенко — лет двадцать уже не работает, ходит по деревне и с гордостью говорит, что это он "Старостенко посадил". Вот таких товарищей сердечно привечает Подольный и их же использует, чтобы как можно больше навредить хозяйству. Заставляет дать им добро на приватизацию жилья. Но на каком основании? Колхоз его строил, оно в служебное переведено ещё с 1991 года, когда никакого Старостенко и в помине здесь не было. Хозяйству кадры надо привлекать. «Вы должны это сделать», — настаивает Подольный. Как сделать, спрашиваю. Руководитель арестован, а без него собрание недействительно. Ты, говорит, принеси список граждан, которым будут приватизированы дома, тогда, возможно, освободим из-под ареста Анатолия Ивановича. Предлагаю: дайте гарантию. «Я тебе сказал»… Подольный всё сыном Старостенко попрекает. Ему, мол, жильё дали приватизировать. Но то муниципальное было жильё, там сельская администрация хозяйка. Сколько же, спрашиваю, Александр Владимирович, проверять нас ещё будете? «Сколько надо — столько и будут проверять», — ехидно улыбаясь, отвечал мне. Тут, понимаете, политика, заказ. Всё мы это видим и понимаем. Если осада затянется, хозяйство начнёт потихоньку загибаться. Это им, видать, и надо. Говорят, что Богомазу земли мало, по району идут разговоры, что его семейство положило глаз на некоторые хозяйства. Но мы-то при чём?».

Не слыша золотой подсказки

Такой вот "фронт" держат Старостенко и его "ополчение". Действия противника координируются двумя генералами. О бывшем, по фамилии Подольный, сказано. А действующий — генерал Кузьмин. Всем известна его близость к "главнокомандующему", который, как и полагается в таких случаях, находится в глубоком "тылу". Чтобы не рисковать "головой", т.е. высоким статусом. Да формально и к Кузьмину не подкопаешься. Ну и что, что какая-то там газета опубликовала фотографию, где он запечатлён с "главнокомандующим" в тёплом дружеском кругу?! Ну и что, что "главнокомандующий" взял на работу своим заместителем его супругу?! Всё это ко второму стародубскому "фронту" имеет отношение как будто бы довольно косвенное. А вот то, что в "Авангард" налетают люди в полицейской форме, что ведут себя некрасиво и даже руки распускают, что их руководители на жалобы не желают реагировать, — это уже посерьёзнее. Можно сказать, какая-то Кущёвка вырисовывается. Со своими "цапками". Это и свидетельствует о роли Кузьмина. А дальше нитка прямиком в кабинет к "главнокомандующему" тянется, дальше всё косвенное легко "выпрямляется". Вот вам и стародубская "партия войны" образуется...

Древние советовали всегда искать в действиях людей мотив. Что ими движет, то есть. Что движет "главнокомандующим"? Ведь в Стародубе мало кто верит, что в истории со Старостенко и с его хозяйством он не при делах. Казалось бы, человек, у которого полная чаша бизнес-успехов, который возведён на такую высокую должность, просто обязан приобретать и более масштабную мотивацию. Мстительные мотивы должны уступить место если и не душевному благородству, то хотя бы прагматичной осторожности. Должна посреди шестого десятка лет жизни прийти, наконец, и золотая подсказка от жизненного опыта. Да вот же она: не пытайся построить своё счастье на чьём-то несчастье, несчастье и получишь в ответ.

Доказано бессчётно.

Владимир ПАНИХИН

Обсуждение публикации "Второй стародубский «фронт»"