Потерпевший идёт в отказ…

Григорий Колчебо (фото: Ольга Медведева | kp.ru)
Григорий Колчебо
(фото: Ольга Медведева | kp.ru)

В настоящее время в Советском районном суде г. Брянска рассматривается уголовное дело в отношении Гусарова Романа Владимировича, обвиняемого в превышении должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ). Суть обвинения в том, что в 2016 году Гусаров, будучи начальником государственного казённого учреждения Брянской области "Центр безопасности дорожного движения" (ГКУ "ЦБДД"), организовал и провёл фиктивный аукцион по закупке комплекса фиксации административных правонарушений в области дорожного движения. Попросту говоря — стационарного радара.

Как установили следователи, через "конкурс" "закупали" уже установленное и функционирующее оборудование. С целью обеспечения победы нужного "поставщика" в техническое задание госзакупки были внесены критерии, которые не позволили участвовать в конкурсе другим претендентам. Более того, Брянским УФАС установлено, что выставленному техническому заданию не соответствует ни один из существующих приборов (переусердствовали в устранении конкурентов?). В итоге с подачи ГКУ "ЦБДД" конкурентов до торгов даже не допустили, и победителем стала заранее определённая фирма.

По итогам "конкурса" заключили контракт, оформили поставку и принятие товара, оплатили 3,5 млн. рублей, и все довольны. А на столбе возле Чёрного моста на въезде в Фокинский район Брянска, напротив автозаправки "Лукойл", продолжала висеть камера, установленная задолго до объявления конкурса, снятая с производства, и фактически непонятно кому (но уж точно не ЦБДД) принадлежащая.

В уголовном деле много интересных подробностей, в том числе и о симуляции замены (якобы снятия старого и установки нового "закупленного" комплекса), и даже заявление Гусарова в полицию о краже и подмене комплекса... Как обычно в таких случаях, обвиняемый всё отрицает: ни с кем ни о чём не договаривался, никаких "кривых" указаний никому не давал, ничего не знает, не видел, всё это наговоры...

Поскольку учреждение — государственное казённое, то есть полностью бюджетное, деньги ему, в том числе на закупку радаров, выделяются только из областного бюджета. Кстати — по программе противодействия правонарушениям и преступности. То есть хозяином денег, а значит и потерпевшим по уголовному делу, является областное правительство. Так вот, потерпевший, в лице своего представителя Г. Колчебо, говорит, что всё, мол, нормально, мы "не в обиде", никакого ущерба нам нет, Гусаров — хороший парень, претензий к нему не имеем… И просит судью… прекратить уголовное дело! Письма от потерпевшего с такими же просьбами есть и в материалах дела, что наглядно свидетельствует: ещё во время следствия чиновники проводили ту же линию. Но с органами внутренних дел не договорились. И теперь не остаётся ничего другого, как уговаривать судью.

Так в чём же секрет такого поведения представителя регионального правительства? Ларчик открывается просто: молодой и перспективный брянский чиновник Гусаров имеет один известный козырь. Он является зятем уважаемой в определённых кругах Г.Н. Солодун (она же — директор областного департамента архитектуры и строительства). Той самой Солодун, которая кроме крепких стародубских корней может похвастаться ещё и особыми отношениями с двумя первыми лицами региона — губернатором А. Богомазом и председателем облдумы В. Попковым. Или есть иные причины такого, так сказать, неадекватного поведения потерпевшего?

Судебный процесс напоминает фарс: Гусаров со своими адвокатами дуют в одну дуду с представителем потерпевшего, в один голос прося суд прекратить уголовное дело. А учитывая пробивные способности гусаровской тёщи, нельзя исключить того, что обвиняемый выйдет сухим из воды. И случайно ли дело попало к самому молодому судье райсуда?

По этому поводу возникают логичные вопросы и к руководству правительства Брянской области и лично "антикоррупционеру" Богомазу: правда ли, что г-ну Гусарову оказывали и оказывают покровительство не только тёща, но и иные руководители областного правительства? Кто выдал ему иммунитет на нарушение законов? Как этот гражданин, у которого ранее не сложилось в Калужском МРЭО, в Брянске стал сразу начальником государственного казённого учреждения? Ну и, наконец, чьими указаниями руководствуется представитель потерпевшего по делу — сотрудник департамента региональной безопасности Колчебо, заявляющий об отсутствии ущерба и претензий к деятельности Гусарова и требующий прекратить уголовное дело?

К слову, мы уже сталкивались с подобной позицией чиновников ещё при экс-губернаторе Н. Денине. Например, во время суда над клинцовской депутаткой областной Думы Р. Желдак, незаконно получившей субсидию на приобретение жилья в Брянске. Как видим, губернатор Богомаз недалеко ушёл от своего предшественника, ныне отбывающего срок в клинцовской колонии. Люди во власти сменились, а порядки — всё те же.

Григорий РОКОТОВ

Читайте ещё