Заговорённый «Гаёвый»

Сергей Захаренко (фото: klintsy.info)
Сергей Захаренко
(фото: klintsy.info)

Чуть больше месяца назад брянские СМИ сообщили о задержании по подозрению в получении взятки в сумме 20 тысяч рублей замначальника областного УГИБДД Д. Лепетюхи. Взятку, по версии следствия, он получил ещё 2014 году, будучи начальником одного из отделений ГИБДД. Что ж, респекта заслуживают те, кто это выявил и добился принципиальный оценки действиям мздоимца с подполковничьими погонами — сотрудники областного УФСБ и оперативно-розыскной части собственной безопасности областного УМВД.

Такая прыть одновременно и ободрила, и разочаровала жителя Клинцов Артёма Гришукова — героя нашего судебного очерка "Подстава", опубликованного в номере за 24 июня сего года. Эта публикация сразу же после размещения на сайте газеты вошла в перечень самых читаемых материалов. Напомним вкратце её содержание. Молодой клинцовский риэлтор стал жертвой российско-белорусской организованной преступной группировки. В конце 2011 года по телефону он получил предложение от незнакомого мужчины купить в Красной горе дом тёщи. Голос незнакомца показался Артёму очень похожим на голос его земляка, также занимавшегося предпринимательством В. Рухлова. Как потом выяснится, он не ошибся: за этим анонимным звонком и за всем, что последовало после него, стоял Рухлов. Не было никакого дома, никакой тёщи, как и не планировалось никакой купли-продажи. A была тщательно продуманная схема по отъёму у риэлтора денег. В её реализацию был вовлечён житель Климовичского района соседней Могилевской области С. Судиловский, в обязанности которого входило вытащить Гришукова в Климовичи под видом получения у якобы проживающей здесь "тёщи" документов, где сдать местным милиционерам. Перед задержанием Судиловский должен был покинуть автомобиль Гришукова, "забыв" в нём полиэтиленовый пакет со взрывчаткой и наркотиками.

Поначалу всё шло по накатанной. Уже ожидавшие клинцовского покупателя милиционеры препроводили его в райотдел, где всю ночь с ним вёл переговоры начальник районной милиции А. Артёменко. Предложил "решение проблемы" за миллион долларов. Артём, сообразив, что подстава обставлена основательно, пообещал найти деньги. Его под приглядом двух климовичских милиционеров — Кузнецова и Давыдова — опустили для денежных поисков в Клинцы. Их перемещение в городе контролировали сам Артёменко в компании Рухлова и до поры неведомого сотрудника клинцовской полиции, которого белорусские коллеги называли "Гаёвым". Позже выяснится, что этим "Гаёвым" был сотрудник городской госавтоинспекции С. Захаренко.

Не будем ещё раз описывать все последующие захватывающие события. Скажем лишь, что у этого остросюжетного детектива конец оказался счастливым. Благодаря смекалке и смелости Гришукова на скамье подсудимых оказались сначала Артёменко, Кузнецов и Давыдов, а зачем и Рухлов.

Однако вкус победы над бандой вымогателей оказался подпорчен несколькими обстоятельствами. Если троицу белорусских "оборотней" на их малой родине наказали примерно (Артёменко получил 11 лет усиленного режима с конфискацией имущества, лишением звания подполковника, Кузнецов — 9 лет, Давыдов — на год меньше, и тоже с конфискацией имущества и лишением милицейских званий), то с Рухловым на Брянщине стали происходить чудеса в решете. Только через год после вынесения приговора его белорусским подельникам был взят под стражу и он. Ещё почти через год и его настиг приговор — восемь лет колонии общего режима. Его забраковали в областном суде, повторное рассмотрение дела в Клинцах оставило уже семь лет плюс по миллиону Гришукову и ещё одному пострадавшему — его родственнику Р. Васюкову в качестве возмещения морального вреда. Но после рассмотрения рухловской апелляционной жалобы в областном суде осуждённый был выпущен на свободу. Вышестоящая судебная инстанция не нашла в вердикте своих коллег из Клинцов, в чём же выразились тяжкие поcледствия вменённого в вину Рухлову подстрекательства главного климовичского милиционера к превышению должностных полномочий. Словом, подстрекательство без тяжких последствий — это и всё, что накопало следствие "на Рухлова". А откуда наркотики, взрывчатка — этим оно даже не заморачивалось. До Верховного суда дошёл Артём Гришуков, добиваясь того, чтобы Рухлов, являвшийся, по сути, одним из заказчиков преступления, понёс более строгое наказание, чем то почти символическое, которое определила ему брянская Фемида. Не выплачена ему сниженная до 200 тысяч рублей сумма морального вреда. Увы. Добивался он и привлечения к уголовной ответственности клинцовского "Гаёвого" — Сергея Захаренко, который активно пособничал преступникам. Если уж в этом не увидели криминала, то можно было бы привлечь Захаренко за дачу ложных показаний на суде по "делу Рухлова". И здесь — увы. Более того, клинцовский судья Е. Безродный попытался урезонить не смирившегося Артёма постановлением, в котором давил на следователя Клинцовского межрайонного отдела Следственного управления СК РФ М. Колесникова с тем, чтобы было возбуждено уголовное дело в отношении… Гришукова. За ложный донос. Едва из огня бедняга не угодил в полымя.

Чтобы читатели составили более полное представление о человеке, которого выгородили клинцовские следаки и судьи, приведём хотя бы некоторые фрагменты из показаний, данных под присягой вышеупомянутым Судиловским во время суда над Рухловым.

«Вопрос: — Кто находился за рулём УАЗа, когда вас забирали из деревни?

Ответ: — Точно имя этого парня я не помню, но кажется, его звали Сергей (речь — о "Гаёвом", Сергее Захаренко — прим. авт.). Я понял из разговора, что он — сотрудник полиции, так как он сказал, что ему надо ещё успеть на дежурство. Это был молодой парень, но он старался скрыть своё лицо, натянул шапку и поднял воротник куртки.

Вопрос: — По поводу денег что они говорили?

Ответ: — Кто-то из них, Рухлов или Сергей, сказали, что "выжмут деньги в Клинцах".

Вопрос: — Если бы увидели парня по имени Сергей, находившегося за рулём УАЗа, узнали бы его?

Ответ: — Да, я бы его узнал.

Вопрос: — Сотрудник полиции Сергей находился в курсе всех дел?

Ответ: — Да, он находился в курсе всех дел».

И это не единственное свидетельство об участии Захаренко в подготовке и реализации преступного плана. Надо было полностью оглохнуть и ослепнуть, чтобы не услышать и не увидеть очевидного. Но в Клинцах, в Брянске не только не услышали и не увидели. Провернули вот что — из гаишника Захаренко толкнули в заместители начальника городской автоинспенции. Остаётся ахнуть от такого кадрового решения. Об этом было сказано ещё в нашем июньском очерке "Подстава". Обнародование убойных фактов о поведении "Гаёвого" никак не отразилось на его карьере. Он по-прежнему остаётся замначальника клинцовского гаишного подразделения.

После публикации Гришуков побывал на приёме у замначальника областного УМВД А. Позднякова, поведал ему и о парадоксальном служебном росте Захаренко. «Была, — рассказывает, — организована проверка фактов отделом собственной безопасности. Сам начальник отдела меня очень внимательно выслушал, а итогом стал не только отказ возбуждать уголовное дело, но и решение не кантовать Захаренко из его нынешней начальственной должности. Надо мной земляки только посмеиваются: ну и чего, Артём, ты добился, не понял разве раньше, что это такое — наша родимая правоохранительная система?».

А ещё раз обратиться к нам его заставило размещённое в начале ноября на брянских сайтах сообщение о том, что арестованный за взятку замначальника областного ГИБДД Лепетюха будет дожидаться суда под стражей. Три года ушло на то, чтобы уличить его в 20-тысячной взятке и привлечь к ответственности. Так, может, что-то стало, наконец, меняться и у наших правоохранителей? Или это просто карта Лепетюхе выпала несчастливая? Теперь Артём ищет ответы на эти вопросы, а мы ему в этом помогаем. Наш вопрос руководству областного Управления ГИБДД, УМВД простой: каких ещё фактов вам не хватает, чтобы понять, что "Гаёвый", он же — Захаренко Сергей Николаевич, не имеет морального права не то что руководить сотрудниками городской автоинспекции, но даже находиться в её рядах?

Николай БАБУШКИН

Читайте ещё