Андрей Вихарев: «Сегодня я на своём месте»

Андрей Вихарев
Андрей Вихарев

Сегодня мы обращаемся к одной из самых неоднозначных персон — руководителю брянского Муниципального унитарного предприятия "Асфальтобетонный завод" (АБЗ) Андрею Анатольевичу Вихареву. Он не раз и не два давал поводы для лихорадки в средствах массовой информации. Но прежде в центре общественного внимания были его поступки, а однажды — даже преступление, но не припомним случая, когда бы сам Андрей Анатольевич со своими размышлениями и выводами становился объектом этого внимания. Между тем даже те, кто воспринимает его со знаком минус, признаются, что Вихарев далеко небезнадёжен, что позитивные резервы этой личности весомы, а способности к улучшению её качества достаточно велики. В этом отчасти убеждает и содержание нашей беседы. Она началась с вопроса о ситуации вокруг асфальтобетонного завода — предприятия небольшого, но находящегося на пересечении различных интересов, в том числе и детективного характера.

1. АБЗ В ОСАДЕ

— Андрей Анатольевич, многим более всего вы известны как помощник губернатора. Очень разные истории были с вами связаны. С одной стороны, помогали многим предпринимателям, схватывались с нерадивыми чиновниками, с другой, сами стали фигурантом, скажем так, некрасивой истории. Но вот теперь руководите асфальтобетонным заводом Брянска. Почему так неспокойно вокруг него? Скандал за скандалом…

— И всё же немного о том, кем был Вихарев до того, как появился на Брянщине в качестве помощника губернатора. Значительный период моей жизни до этого был отдан политике. Наивысший результат — вице-спикер Совета Федерации. В 39 лет — в истории не было ещё более молодого вице-спикера. Выбирали меня большинством голосов. И выбирали такие политические фигуры, как Лужков, Лебедь, Абдулатипов, Бурбулис...

Но сегодня я себя политиком не считаю. Я — директор скромного асфальтобетонного завода. Все заслуги, которые есть у завода, это в первую очередь заслуги коллектива. Сам для себя решил, что по большому счёту очень должен людям, брянцам за тот негативный кусок жизни, о котором вы упомянули. Я вёл себя недостойно. Вначале были эмоции, но потом полностью осознал, что во всём был виновен только сам. Только когда перестаёшь виноватить третьих лиц, осознаёшь до конца всё, что с тобою произошло. Я отбыл наказание, с меня уже снята судимость. Могу как любой гражданин избираться и быть избранным и т.д. Но считаю, что директорство на АБЗ — это наивысший кредит доверия, который мне оказан. Хочу искупить свою вину и доказать, что умею далеко не только то, что совершил.

Мне приятно осознавать, что делаем нужное дело — строим дороги. Да, не всё получается так, как хотелось бы. Я тоже переживаю, как и мой коллектив, когда на дорогах появляются дефекты, когда дорога не "отрабатывает" нормативный срок. Мы крепко работали все эти три года, когда я пришёл сюда. Место это очень горячее, не всегда есть время изучать передовой дорожный опыт. Но это надо делать — изучать, а потом стремиться применить лучшие новшества. Нужно работать с различными добавками, в том числе и с теми, которые у нас в России ещё даже не применяются. Мы сегодня освоили некоторые, но это всего лишь начало пути. Есть опыт скандинавов, у которых климат ещё жёстче, чем наш, а дороги более долговечные. Они работают над качеством очень системно.

А почему вокруг завода творится такой беспредел, откуда все эти "маски-шоу", уголовные дела?.. Всё это скверно. Девять человек с автоматами захватывают предприятие, производят обыски в квартирах сотрудников, клепают уголовные дела, таскают людей на допросы. Второй год продолжается всё это. Но в итоге — ничего, ноль. Где искать причины такого повышенного внимания? Когда я пришёл сюда, мы делали 60 тысяч тонн асфальтобетона, стали же делать 146—152 тысячи тонн. До меня средняя зарплата на предприятии была 14 тысяч, сейчас — 30 тысяч рублей. Наш завод является аккуратным плательщиком налогов. Если их платили в 2010 году 14 миллионов, то сейчас — 44. Оборот у нас достиг миллиарда рублей, против 146 миллионов опять же в 2010 году. Предприятие — лидер отрасли в области. Можно сравнить с "Автодором". У них и у нас оборот — миллиард, но у нас 170 работающих, а у них 1000. То есть производительность труда у нас в шесть раз выше. Мы единственные работаем круглосуточно, в том числе в ночное время, учитывая интересы водителей.

Завод, словом, стал интересен для потенциальных приобретателей. Полагаем, что есть заказ от неких, возможно, московских фирм на покупку нашего предприятия. Но по закону купли-продажи покупать выгоднее, когда цена предприятия на минимуме, а ещё лучше довести его до предбанкротного или даже банкротного состояния. В случае c нашим предприятием это не очень сложно. И этого, на наш взгляд, добиваются силовики. Несмотря на то, что на сегодняшний день у нас полный расчёт с банками по привлечённым кредитным ресурсам. Мы ничего не должны банкам. Полностью рассчитались, выдержав свои обязательства. Не имеем задолженности по налогам, по заработной плате. Мы не применяем каких-то запрещённых схем. Конечно, у нас существует и дебиторская, и кредиторская задолженность, которые в целом сопоставимы. Силовые акции, которые нас терзают уже почти два года, не дают никакого результата, только мучают нас. Огромное спасибо губернатору, который дал оценку данному действию, как, по сути, варварскому, как чрезмерному применению силы...

Тем не менее, наши кредиторы, естественно, видя, что творится, не желают рисковать своими вложенными капиталами. А инвестиции в наше предприятие солидные. У нас была ситуация, когда задолженность городского и областного бюджетов доходила до 600 миллионов рублей, каждый второй рубль нам не отдавался. Но все субботы и воскресения мы работали. Мы раньше всех начинаем сезон и позже всех заканчиваем. У нас есть очень серьёзный показатель, которого никто не достиг в области и вряд ли когда достигнет. Мы делали 2000 тонн асфальтобетона в сутки с учётом работы в ночное время. И весь этот кассовый разрыв восполняли инвесторы, поставщики материалов, организации, которые работали у нас на субподряде. Так вот, силовые акции против завода привели к тому, что все кредиторы в одночасье ушли в суды и начали взыскивать с МУПа задолженность. А что такое ушли в суды? Это куча расходов и хлопот. Отсюда общая кредиторская задолженность, можно сказать, на ровном месте выросла на 18 процентов (сюда входят госпошлина, оплата услуг юристов, пользования чужими деньгами по 395-й статье Гражданского кодекса и так далее). Да, нельзя строить дороги, не получая за это деньги или получая их через два года. Возьмём нашумевший ремонт проспекта Станке Димитрова. Ведь эту работу взялся выполнить "Автодор", г-н Вязов. Однако в 2010 году бросил в связи с отсутствием финансирования. Наш же коллектив внял неоднократным просьбам руководства города, области и взялся доделать этот объект. И вот без финансирования, по ценам 2010 года, хотя был уже 2011-й, мы приступили к работам. Из-за ценовой разницы на 24 миллиона рублей понесли убыток. К тому же здесь применялся для нас новый на тот период вид строительства. Вместо обычного асфальтобетона был щебёночно-мастичный. В 2013 году возникли претензии по качеству. Сжав зубы, мы всё переделали за свой счёт. Но 60 миллионов до сих пор не можем получить. Гендиректор "Автодора" скрывается, по различным причинам не подписывает документы. Мы ведь там работали на субподряде: заказчик — город, генподрядчик — "Автодор".

Многие критиковали нас за Московский проспект, но при сметной стоимости работ в миллиард, нам было поручено поверхностное полотно сменить, и мы это сделали за 80(!) миллионов. Мне не стыдно за предприятие. У нас нет ни одного праздно болтающегося человека, все при деле, все "пашут". Многие автомобилисты могут видеть и меня рано-рано утром (начиная с четырёх часов) обходящим дороги. Я сам протопал своими ножками все построенные дороги, осмотрел их все. Мы сделали 177 дворов из 230 по проекту "Единой России", сделали территории всех школ — стадионы, беговые дорожки, баскетбольные площадки, пришкольные территории. Выполнили работы в Дятьково, Выгоничах, Жуковке, Карачеве, Погаре, Почепе, Злынке… Например, Дятьково — хотя там и "вязовцы", и армянская фирма "ОНЕ" строят, но они сделали только десятую часть. Остальное — МУП "АБЗ", в деньгах — на 58 миллионов рублей.

Наша работа отмечена и губернатором, и руководством города. В этом году нам было 60 лет. Получили 60 разных наград. Конечно же, завод стал интересен, это сегодня лучшее муниципальное предприятие Брянска. У завода есть перспективы, он включён в план приватизации на следующий год. Полагаю, что некие заказчики, используя как инструмент УМВД области, видят себя хозяевами предприятия. Полагаю также, что целью давления является парализация деятельности завода. Мы же понимаем, что такое спровоцировать сразу всех кредиторов обратиться в суды. Если из любого банка дружно уйдут его клиенты — банк обрушится. А банк ведь в условиях нынешнего российского законодательства более устойчивая структура, нежели хозяйствующий субъект. Вот даже в момент, когда мы беседуем с вами, нас проверяют КРУ городской администрации, Контрольно-счётная палата городского Совета, налоговая инспекция совместно с ОБЭПом, отдельно ОБЭП в рамках трёх уголовных дел. Следователь из Москвы четвёртое дело возбудил, производятся обыски, допросы — дела возбуждены по факту, то есть никого не обвиняют. Дошло до того, что начальник ОБЭП пишет письмо главе столичного банка "Стройкредит", где разглашает данные оперативного учёта третьим лицам, что само собой является преступлением должностного лица. Это письмо срабатывает, и нам отказывают в кредите. Правда, мы тогда получили кредиты в других банках. А на сегодняшний день рассчитались со всеми, нет ни единого дня просрочки. Ещё наши доблестные правоохранители выезжали в Екатеринбург, выламывали двери в доме, где проживают моя дочь, мама, встречались с нашими партнёрами, дискредитируя нас в их глазах, допрашивали, изымали всевозможную бухгалтерскую отчётность. Но их воз и ныне там. Никаких отклонений от установленных стандартов бухучёта не обнаружено и не может быть обнаружено. Полагаю, что руководитель, который отдавал команды на подобное проведение, мотивирован. Возможно, ему, в свою очередь, отдают соответствующие команды, возможно, "играет" материальное вознаграждение. Я считаю действия силовиков частью рейдерского захвата предприятия.

2. «Я — ЧЕЛОВЕК ГУБЕРНАТОРА!»

— Вы привели два варианта мотивированности силовиков. Могу назвать вам третий, который тоже усиленно обсуждается. Все прекрасно понимают, что в настоящее время идёт очень жёсткая борьба между начальником УМВД и губернатором. Она породила крайне неприязненные отношения, и в их свете вы, Андрей Анатольевич, воспринимаетесь человеком губернатора. И ваше назначение директором АБЗ, как многие понимают, инициировалось в первую очередь им. Вот и угодили вы под замах...

— Я тоже неоднократно слышал подобное. Не могу судить о личных отношениях двух руководителей, но кто такой генерал с огромной армией подчинённых и МУП, где 170 человек?! Вполне вероятно, что вы правы, что г-н Кузьмин, ураганя нас, пытается уесть губернатора. Но хочу напомнить, что высшее должностное лицо субъекта, в соответствии с Конституцией, это губернатор области. Я же, безусловно, откликаюсь на его и мэра указания. Поставил ли меня губернатор? Ну, пусть это останется некой недоговорённостью. Каждый вправе думать, что он хочет думать. А на работу я принят главой горадминистрации, утверждён горсоветом. Что плохого, если мэр работает в связке с губернатором? Я не вижу ничего плохого. Губернатор не делает ничего случайного, ему всё виднее. Говорю чётко: я человек губернатора, в его команде!

3. ЗАКОН ЕСТЬ ЗАКОН, НО…

— Вы говорите, что откликаетесь на каждое поручение губернатора и мэра, но многие как раз с этим и связывают обвинение вашего предприятия в том, что оно нарушает законодательство о госзакупкках, когда работы производятся без торгов.

— Да, в 2012 году так отношения и строились. Понятно, что это был год выборов президента, губернатора. С финансированием была большая напряжённость в области. А тут ещё появились майские указы президента, которые надо исполнять. Но возвращаюсь к выборам. Это — особый жанр. Если не выполняются обещания, которые власти дают в период выборов местному населению, тогда, понятно, ими не выигрываются выборы. А дороги всегда в тройке самых первоочередных запросов. И на них надо реагировать не только в силу выборных обстоятельств. К примеру, 27 августа, за несколько дней до начала учебного года — хоть тресни, в том числе без денег, но мы должны сделать пришкольные территории. Почему 27? Потому что дальше ФСБ работает, чтобы не повторились события Беслана.

И здесь нет, очевидно, у власти другого пути, как употребить административный ресурс. Ну, может быть в мягкой форме. Все руководители МУПов достаточно ответственные и понятливые люди. Мы понимаем муниципальные, государственные задачи. Все свои действия мы согласовываем со своим руководством, которое ставит задачи и оформляет поручения. После этого завод выходит и выполняет строительство дорог, за многие из которых никто не брался. На некоторые были предписания прокурора о выводе этих дорог из эксплуатируемых. Смотрите, о чём идёт речь, о каких дорогах. Если бы мы их не сделали, их не сделал бы никто. Белорусская, Калинина, Красноармейская, Литейная, Сталелитейная, вся Полпинка, Речная, Объездная, 3-го Интернационала… — все они сделаны нашими людьми. Сейчас можно апеллировать к тому, что нарушен закон, разве мы этого не понимаем? Да, получили в итоге протест прокуратуры. Как и многие, разместили заявку на строительство этих дорог после того, как они были сделаны. И были сняты антимонопольным ведомством, оно заключило, что уже нет муниципальной нужды, дороги сделаны хорошо. Это двойной стандарт. С одной стороны, общественность и контролирующие органы критикуют, что мы сделали где-то некачественно, а обоснование в суд антимонопольщики представили, что муниципальной нужды нет и поэтому "торговать" эти дороги не нужно — дороги уже сделаны в соответствии со СНИПом и ГОСТом. Мы руководствовались вступившим в законную силу решением суда, который признал контракт по строительству всех названных дорог не действующим. Закон есть закон, и мы подчинились.

Другое дело, что мы вышли с другим иском к комитету ЖКХ, нашему заказчику, о выплате нам 227 миллионов рублей. Они нам давали поручения. Это уже не контракт. Суд изучал материалы дела, допрашивал заместителя руководителя инженерного управления, опрашивал сотрудников технадзора, которые закреплены за этими объектами. Было сказано, что сделано всё качественно, объёмы выполнены, претензий нет, никаких дополнительных экспертиз не требуется. В итоге появилось основание для постановки решения о выплате МУПу 227 миллионов. Суд такое решение принял. Оно вступило в законную силу ещё 1 января 2013 года, но до настоящего момента не исполнено. Хотя расчёт потихоньку производится. Осталось выплатить порядка 30 миллионов. Принятое решение "зацепило" силовиков, но им придётся смириться: закон не нарушен. Это не вписывается, видимо, в расчёты подвести и через оспаривание сделки нас к банкротству, за которым могла последовать покупка предприятия задёшево. И почему к нам такое пристальное внимание? У того же "Автодора" полмиллиарда кредитов. У нас ноль! Все другие предприятия нашего профиля ещё за сентябрь выплачивают заработную плату. У нас она выплачена в полном объёме. У нас, напомню, нет задолженности и по налогам. Но наших коллег никто не привлекает, не прессует, а на нас идёт сумасшедшее давление. И это ещё раз говорит в пользу заказчика захвата нашего предприятия.

4. «У НАС ЛУЧШИЙ АСФАЛЬТ В ОБЛАСТИ!»

— Вам и вашему предприятию пеняли не только за конфликт с 94-м Федеральным законом о госзакупках. Вас упрекали и за применение некачественных материалов, и за существенное занижение стоимости продукции при её приобретении и, соответственно, завышение при отпуске. Речь о компонентах готового асфальта…

— Что касается асфальта. При его производстве у нас на заводе-автомате исключается деятельность оператора, он всего лишь наблюдает. Тип асфальта заложен в "электронные мозги" завода. На каждый тип асфальта ГОСТом установлены ингредиенты в определённом количестве и пропорции. Эти "электронные мозги" не подлежат корректировке, то есть исключён человеческий фактор. Невозможно уменьшить количество, пропорцию. Иначе производство автоматически останавливается.

Теперь — о приобретаемой продукции. Вся она приобретается при наличии сертификата качества. У нас есть лаборатория — аттестованная, аккредитованная. Она договор заключает с муниципальным заказчиком и заказчиком-застройщиком. На любом выпуске партии асфальта обязательно присутствует лаборант и ставит персональную подпись. У нас каждое должностное лицо отвечает за свой этап производства. Пришёл битум. Мало того, что мы документы проверили. Но если замечаем, что какое-то несоответствие, мы и битум удерживаем, употребляя его лишь на проливку дорог, а не в производство асфальта, и штрафные санкции к поставщику применяем. Поставщик не балуется — за такие километры из Капотни привезти нам сюда дрянь, зная, что у нас внутренний лабораторный контроль… Мы никому вперёд не платим, а раз так, то не рискуем. Ведь у нас ответственность — три года по контракту дорога должна служить исправно, а сейчас федеральный законодатель хочет удлинить гарантию до 5 лет. Что мы, чокнутые что ли — сделать, а потом переделать за свой счёт? Скажу больше: три раза проводили обэпники так называемые быстрые рейды. Получают приказ в последний момент, мчатся сюда, отбирают пробы, и все они в итоге соответствуют ГОСТу. Поэтому все эти разговоры — ложь и клевета. Заявляю: у нас лучший асфальт в Брянской области. Я уже говорил, что мы применяем добавки — это "виалюкс", "дад-1", а в этом году работали с "ртэп". У нас берут асфальт на федеральные дороги. И вон они какие, всё лучше и лучше.

5. ОТКАТЫ? ЭТО НЕСЕРЬЁЗНО.

— Не раз доводилось слышать о том, что вы берёте людей на субподряд и этим субподрядчикам не подписываются акты выполненных работ, пока они не "занесут", не "откатят"... Как вы прокомментируете эти разговоры?

— Опять же попытаюсь разложить ситуацию, чтобы сами сделали выводы. Первое, что я делаю во всех случаях. Если мне мой муниципальный или государственный заказчики подписывают документы, которые предполагают оплату объекта, я зеркально сразу же "подписываю" объекты субподрядчику. Вихарев сегодня есть на работе, завтра — его нет, но ни один субподрядчик не попрекнёт меня в том, что я не создал ему судебную перспективу. Вот здесь я не грешен. Да и не у всех наших субподрядчиков есть своя бухгалтерия. Поэтому наш планово-экономический отдел за них делает исполнительную документацию. И как только нам подписал наш заказчик, так сразу же и мы подписываем нашему субподрядчику.

Об откатах. А как можно получить откат не заплатив, не получив денег? Вот смотрите, у меня доходила задолженность городского и областного бюджетов до 660 миллионов рублей. Но если я субподрядчику нисколько не отдал, так как мне не отдали, то что он мне "откатит"? Я даже и не представлю, что найдётся где-то в Российской Федерации балбес, который отдаст, не получив. И второй довод, может быть самый главный. Этот самый откат предполагает обещание на совместную работу в перспективе, какой-то уровень взаимного доверия. Но у меня на сегодняшний день все субподрядчики в судах! Какой же чудак будет выстраивать какие-то финансово незаконные отношения и отправляться в суд? В судах 40 с лишним организаций, 40 судебных процессов, в рамках которых опять же суд всё исследует. Если не исполню решение суда, будет банкротство, будут уголовные дела — самоуправство, халатность, преднамеренное банкротство и т.п. И в этих обстоятельствах заниматься откатами? Это несерьёзно.

6. КОГДА МЕНЯЕТСЯ МОТИВАЦИЯ

— В нашем разговоре, когда шла речь о будущем АБЗ, прозвучали два термина — банкротство и приватизация. Вы считаете, что приватизация поможет предприятию развиваться успешнее? Если оно — одно из лучших, то зачем его приватизировать? Пусть работает в прежнем муниципальном режиме...

— Президент говорит, что неэффективные МУПы и ГУПы должны быть переведены в новые современные, наиболее эффективные формы. Мы, конечно, за приватизацию. Чтобы она вывела на более высокие рубежи. Завод надо модернизировать, приспосабливать к растущим городским потребностям. У города необходимых денег нет. Дорожный фонд? Его доходы уже на миллиард секвестировали, и там уже денег нет на новое строительство. Уроки прошлых лет мы усвоили и не хотим второй раз на одни и те же грабли наступать, делать дороги, а потом ходить, ссориться со всеми и просить оплатить нам работу. Мы не сможем работать только за счёт своей оборотки. Значит, что? Значит, в 2014 году должного дорожного строительства не будет. Вот и всё. Но мы хотим сделать наш Брянск лучше, в смысле тех же дорог. Одним из рецептов, как это сделать, может служить приватизация. Что это такое? Если ликвидируется МУП, создаётся акционерное общество, по образу того же "Автодора", который был ГУПом, а стал акционерным обществом со 100% капиталом субъекта. Так же и у нас — 100% уставного капитала городской администрации муниципального образования "город Брянск". Нет МУПа, зато есть открытое акционерное общество. Город дальше может оставить за собой золотую акцию или право вето 25%, контрольный пакет. Но рынок есть рынок, его не обманешь. Чем меньше ты разместил акций, тем более хилый к тебе придёт инвестор. Инвестор идёт, когда понимает, что у него — контрольный пакет как минимум. Прийти он захочет и по другой причине. Здесь же и трасса Киев—Москва, и сельские дороги, и "Мираторг". Есть, короче, где развернуться. При приватизации надо учесть и интересы людей, которые на заводе проработали. Они-то здесь жизнь отдали, тут есть семейные династии, мы же не можем их вышвырнуть. Определяемся по доле их собственности, пусть небольшой, но собственности. И когда получаем коллектив собственников, это уже иное качество. Всё будет держаться не на кнуте да на моём окрике, на постоянном контроле, на том, что я тут круглые сутки кручусь... Словом, не на ручном управлении, а на других вещах. Собственник будет работать не за страх, а за совесть, т.е. за деньги. Меняется мотивация. Так что это хорошая перспектива. Если она не будет извращена, если опять власть предержащие не начнут там непубличное размещение ценных бумаг в пользу какой-то организации или приватизацию через процедуру банкротства, через аккумулирование каких-то там кредиторских управляемых задолженностей. Если всего этого не произойдет, тогда это благо. Мы в это благо верим, поэтому с надеждой и оптимизмом приняли информацию о том, что горсовет в прогнозный план приватизации на 2014 год включил наше предприятие. Надеемся, что за счёт ресурса инвесторов станем большими, сможем выходить на федеральные трассы, федеральные объекты. Ненормально, что мы работаем сезонно, всего полгода. Ни одно предприятие так не может выдержать. Нас, почему-то, искусственно убирают от работ по содержанию дорог в зимнее время. Это привилегия почему-то лишь "Агропромдорстроя" господина М. Романа и вязовского "Автодора". Они там, насколько я понимаю, будут опять флагами "Единой России" размахивать, а на самом-то деле… Поэтому я сейчас попытаюсь вломиться в эту ситуацию, сейчас будут торги на зимнее содержание, и буду биться, чтобы мой МУП получил кусок работы на зиму. Опять буду очень плохим для кого-то, опять пойдут заказные статьи, но мне-то это не так важно, мне важно, чтобы мой работник имел постоянный заработок.

7. ОЧИСТИТЬСЯ ОТ НЕГАТИВА

— Давайте сменим направление нашего диалога. Вы упомянули о своей работе в Совете Федерации. Там вначале возглавляли социальный комитет, потом были заместителем Председателя Совета Федерации по социальным вопросам. Некоторые вас даже прочили в кадровый резерв как одного из кандидатов в президенты Российской Федерации. Но потом вдруг ваша карьера оборвалась, и вы оказались всего-навсего в маленькой Брянской области. Почему так произошло?

— В Совете Федерации был вначале простым сенатором, потом зампредседателя комитета по социальной политике, исполняющим обязанности председателя комитета, но и высшая точка — заместитель Председателя Совета Федерации. В круг моих обязанностей не только вопросы социального характера входили, там я отвечал и за естественные монополии. Мне казалось, что я в нужном месте, делаю нужное людям дело, однако плох тот законодатель, который не хочет работать в исполнительной власти, причём на должности высшего должностного лица субъекта. Я посчитал, что должность губернатора Свердловской области для меня — большой шаг вперёд. У меня были, как мне казалось на тот период, прорывные программы, ну и плюс родина… Я ушёл из Совета Федерации, зарегистрировался кандидатом в губернаторы Свердловской области. Выборы проиграл, у меня есть на этот счёт своя оценка. Выиграл Россель… Он не нуждается в представлении. Глыба — что тут говорить. Но после выборов места в Свердловской области мне не осталось, несмотря на то, что раньше дружил с избранным губернатором.

В этой ситуации я обратился к Николаю Васильевичу Денину. Мы вместе с ним работали в Федеральном собрании, и он взял меня помощником. Вы правы, многие мои товарищи по Совету Федерации подкалывали: вот, мол, с вице-спикера на помощника какого-то съехал. Но тем не менее, я всегда знал, что не место красит человека, а человек место.

Прошло время, и не знаю как, много задавал сам себе вопросов, но вот так случилось — я совершил преступление… должностное преступление. Это действительно мне не было свойственно. Мой самый главный актив, я считаю — то, что меня не назначали на должности, а всегда выбирали. Выбирали секретарём комитета комсомола завода, затем при первых экспериментах в стране, когда коллективы избирали своих руководителей, в 24 года избрали директором завода строительных материалов. У меня же первое образование — инженер-механик. И хоть защитился на "отлично", но пошёл работать слесарем, чтобы никто лапшу на уши не навесил, гаечки покрутить собственными руками… И вот первые мои выборы, меня выбрала бригада слесарей — своим бригадиром. Дальше — механик цеха, начальник цеха, выборный директор завода, секретарь комитета комсомола, в управленческий четырёхугольник входил, потом председатель Совета директоров 14-ти заводов на Урале, сенатор, и как итог — выбранный вице-спикер Совета Федерации. Значит, во мне что-то было, значит, я что-то из себя представлял, раз меня выбирали!..

Но факт остаётся фактом, я совершил преступление, должностное преступление. Горечь, что называется, зашкаливала, но после того, как пришёл в должность директора МУПа, для себя поставил задачу очиститься от негатива. И вот к этому буду идти, буду работать над качеством дорог, буду работать над тем, чтобы наш завод, в конечном итоге, получил сильного инвестора, модернизировался и на современном оборудовании из современного материала делал качественные дороги.

8. «Я ЕМУ НЕ ПРОСТИЛ УБИЙСТВА»

— История вашего появления в Брянской области противоречива. Например, не раз приходилось читать и слышать, о том что с Николаем Васильевичем Дениным вы познакомились не в Совете Федерации, а во время попытки захвата птицефабрики "Снежка". И многие связывали вашу персону в тот момент с печально известным Павлом Федулёвым, который и стоял за этим захватом. Вы уже неоднократно высказывались о нём в различных средствах массовой информации. Но по-разному высказывались. А какие отношения вас связывали с ним и связывают ли сейчас?

— В отношении Николая Васильевича Денина, я убеждён, была совершена провокация. Более того, я знаю, кто и что стоит за этой провокацией. Речь — о каком-то липовом документе, который дискредитирует власть — губернатору якобы одалживались десятки миллионов рублей на выборы, а он после победы должен был щедро расплатиться с заимодавцами. Чушь. С ним познакомились в Совете Федерации.

Что до "Снежки"… Действительно, мой друг, товарищ Павел Федулёв имел интересы по всей Российской Федерации, он тогда занимался скупкой предприятий. Была в кругу его интересов и Брянская область. Я знаю, что он поддерживал в 2000 году кандидата в губернаторы Дёмочкина Юрия, скупал акции "Снежки". Ну, дабы ослабить позиции Денина, как конкурента Дёмочкина. Это не оригинально, я знаю, Федулёв применял подобные сценарии и в других регионах, проводя своих людей в депутаты областных законодательных собраний.

Кто такой Федулёв? Это богатейший человек Свердловской области. Недюжинного ума. Когда в рамках права работал, мы с ним дружили. Но когда перешёл грань… Мы трое дружили. Он, я и Андрей Соснин. Но когда он за какие-то акции убил Андрея, я вначале всё высказал ему в лицо, а потом, будучи вице-спикером Совета Федерации, пошёл к Генеральному прокурору Устинову, предложил материалы, которые у меня были. И с тех пор у меня с ним — никаких отношений. Я ему не простил убийства.

9. ХВАЛА ГУБЕРНАТОРУ!

— У вас, конечно, своя оценка, своё видение личности Николая Васильевича Денина. Он у многих вызывает самые противоречивые оценки. Приходилось даже слышать, что губернатор стоял за некоторыми заказными преступлениями, об этом были публикации. Какова ваша оценка Денина?

— Николай Васильевич везде и всегда был, в моём понимании, принципиальным — я подчеркиваю это слово, чистоплотным, честным человеком. Многие пытались, я читал и такие публикации, всякие на него навесить ярлыки, связанные с преступлениями, но в моём понимании это всё не соответствует истине. В моём понимании это человек, у которого очень развита порядочность.

Кто бы и что бы ни говорил, он никогда не предаст дружбу, дело. Для него Брянская область — родина, она стоит на первом месте, тем не менее для него важны и человеческие отношения. Я как никто прочувствовал это на собственной шкуре. Я благодарен этому человеку. Благодаря ему я не упал в бездну, мне была дана возможность, быть может, последняя, реабилитировать себя, доказать делом, что я не конченый человек, что я ещё могу быть нужным обществу. Конечно, в этой оценке есть субъективный налёт, но мне кажется, что сегодня нет никого, кто реально мог бы заменить Николая Васильевича. Масса вопросов к его заместителям, соратникам, но если их теоретически поставить на место Николая Васильевича — область потеряет. Он серьёзно вырос. Сегодня он — уже не руководитель предприятия, сегодня он — государственный деятель с очень точными оценками происходящего, с очень точным пониманием ситуации и перспектив. У него есть серьёзная поддержка в Москве, в правительстве, его лично ценят президент, премьер, глава и замглавы президентской администрации. Я точно знаю, что он делает для Брянской области гораздо больше, чем предыдущий губернатор. Его работоспособность отмечают даже недоброжелатели. Он начинает работу в шесть утра и заканчивает в 22. Я бы очень хотел, чтобы он ещё один срок губернаторствовал.

Что до моего нынешнего статуса, то ещё раз: я очень чётко понимаю, что совершил преступление и должен ответить за это. Пусть это уже и в прошлом, пусть я юридически считаюсь несудимым. Я не имею морального права даже помышлять о чём-то большем. Для меня нынешняя должность — это потолок кредита доверия. Конечно, я много размышлял об этом и всякий раз приходил к выводу: сегодня я на своём месте.

Николай БАБУШКИН

Необходимое послесловие

Это первое за последние годы интервью с человеком, который даёт массу пищи для местных политиков и журналистов. Многие высказанные им мысли могут показаться спорными, далеко не со всем из сказанного согласны и мы, но считаем: для того, чтобы составить своё объективное представление о человеке, нужно услышать не только его критиков и оппонентов, но и его самого.

Нет нужды ещё раз возвращаться к деталям преступления, которое совершил Вихарев в 2008 году. Он его дважды называет почему-то должностным, хотя судили его по совсем другому разделу Уголовного кодекса. Спишем это не на безграмотность (ведь наш собеседник — кандидат юридических наук), а на естественное, можно сказать, подкорковое стремление многое пережившего человека смягчить формулировку. По-разному отнесутся наши читатели к суровому суду Андрея Анатольевича над самим собой. Кто-то усмотрит в этом кокетство, неискренность, разновидность лицедейства с целью завоевать побольше симпатий, а кто-то, помня о том, что самый действенный и очистительный суд — это суд над самим собой, может быть, даже восхитится. Как говорится, в душу человеку не заглянешь, но будем всё же снисходительны и поверим, что Вихарев решительно свернул с кривой дорожки и твёрдо встал, выражаясь канцеляритом, на путь исправления.

Разумеется, мы не ждали от него иной оценки личности брянского губернатора. Андрей Анатольевич здесь проявил себя благодарным человеком, ведь губернатор не только по-честному расплатился с ним за услугу по снятию блокады птицефабрики "Снежка" должностью одного из помощников, но и посодействовал в трудоустройстве после освобождения Вихарева из мест не столь отдалённых. Хотя здесь ещё вопрос, кто кому более обязан — до сих пор очень немногие верят, что помощник губернатора Вихарев получил тогда, в апреле 2008 года, весьма крупную сумму денег только для себя, что получил он её от коммерсантов только ценой их обмана исключительно по собственной инициативе. Так что, возможно, как раз губернатор был обязан трудоустроить Андрея Анатольевича, который не выболтал следствию лишнего.

Большая часть из того, что он хотел сказать и сказал в интервью, относится к его хлопотной работе директором Брянского асфальтобетонного завода. И тут можно по-разному воспринимать и оценивать его заявления, но есть детали, которые придают этим заявлениям объективный вес. Директор АБЗ возмущён тем, что уже второй год продолжаются репрессии против предприятия. Пока и мы не можем дать другого определения действиям брянской полиции, так как все уголовные дела — пребывают в состоянии неопределённости. Когда это происходит так долго, то невольно заподозришь и готовящийся захват предприятия, и другой какой-нибудь вероломный сценарий. Тем более, если завод, как свидетельствует директор, вышел на орбиту производственной успешности. В случае, если четыре уголовных дела не дадут никакого результата, мы получим ещё одно убедительное свидетельство недостаточного профессионализма (это как минимум) наших органов.

Приглашаем читателей к обсуждению опубликованного интервью, ситуации вокруг МУП "Асфальтобетонный завод" г. Брянска и в дорожной отрасли региона.

Обсуждение публикации "Андрей Вихарев: «Сегодня я на своём месте»"