«Дело Вихарева»: интрига сохраняется

Андрей Вихарев
Андрей Вихарев

На прошлой неделе к нам в редакцию обратились несколько читателей с просьбой прокомментировать очень короткие сообщения в некоторых СМИ об объявлении в международный розыск бывшего директора Брянского асфальтобетонного завода А. Вихарева. «Известно, — говорил один из них, — что Вихарев — совсем не такая простая птица, которой нам его подают. Уверен, что уголовное преследование, которому он подвергается, имеет подводные камни. Но какие?».

Андрей Анатольевич Вихарев действительно фигура весьма неоднозначная. Несмотря на свою последнюю скромную должность — директора далеко не самого большого предприятия — он причастен ко многим аспектам так называемого денинского периода управления областью. Кто хотел бы побольше узнать о Вихареве и событиях вокруг асфальтобетонного завода, могут почерпнуть немало интересной информации из большого интервью с ним «Андрей Вихарев: "Сегодня я на своём месте"», опубликованного в нашей газете 6 декабря 2013 года и размещённого на нашем сайте в разделе "Интервью". В этом интервью проговариваются вехи, которые, на наш взгляд, имеют непосредственное отношение к бегству бывшего директора или, выражаясь ещё точнее, могут объяснить причины этого бегства.

Напомним, Вихарев, за несколько лет спущенный с высоты одного из вице-спикеров Совета Федерации до руководителя муниципального предприятия, вырабатывающего материалы для ремонта дорожной сети, был крепко связан с бывшим губернатором области Н. Дениным. И асфальтобетонный завод, по нашему убеждению, Андрей Анатольевич получил в своё управление за правильное поведение после того, как погорел на крупной взятке, не вся сумма которой предназначалась ему одному. Определяя его на завод, Денин, разумеется, понимал, что освободившийся из заключения соратничек не подведёт, в лепёшку расшибётся, чтобы выполнить любое его указание. И эти указания не замедлили последовать. В интервью Вихарев рассказывал, как его заставляли доделывать ремонт проспекта Станке-Димитрова, который начинал "Автодор", как выкручивали руки, принуждая делать пришкольные территории, ну и, конечно, как понуждали без денег ремонтировать брянские улицы. Сохраняя, как говорят, собачью преданность экс-губернатору, он, тем не менее, за рамками интервью разочарованно вымолвил фразу о том, что «экономическая политика Николая Васильевича терпит крах». Эта политика, когда надо сделать что-то без денег, любой ценой имела место не только в случае с ремонтом дорог. Обслуживающий областное правительство сайт "Брянские новости" на днях сообщил о скандале с «Фондом поддержки "Партизанская поляна"», руководителем попечительского совета которого был другой бывший соратник Денина, его заместитель А. Теребунов. Фонд задолжал брянскому скульптору А. Ромашевскому и руководителю предприятия "Каменный век" А. Мамыко немалые суммы за работы по созданию Аллеи Героев на Партизанской поляне. Этим делом занялась заместитель губернатора И. Кузьмина. Читаем: «Она приказала разобраться во всём и изучить возможности для оказания помощи оставшимся у разбитого корыта скульптору и предпринимателю». Ну не совсем у разбитого корыта оказался скульптор, всё же получивший, как сам же сайт и сообщает, 3,3 миллиона рублей. Теперь предстоит выяснить, почему оставшихся сумм не выплатили — потому что на письма, подписанные Дениным и содержавшие просьбы о перечислении на благое дело денег, не все или недостаточно охотно откликались или потому, что часть этих денег была прикарманена? Такой вот стиль, такая экономическая политика: с одной стороны — безумные бюджетные траты на проекты (хлебозавод в Фокинском районе, фабрика мороженого в Бежице, агрогородки на селе…), провальный характер которых был очевиден без всякой экспертизы, с другой — все эти державшиеся на честном слове и ссорившие людей форс-мажоры.

Но вернёмся к нашему герою. Вихарев рассказывал в своей исповеди, как в 2012 году, когда избирались президент и губернатор, ремонтировал брянские дороги в долг, как задним числом приходилось проводить торги на право производства уже осуществлённых работ (которые, кстати, были антимонопольщиками отменены, так как в этих работах на момент торгов уже не было никакой нужды), как потом через арбитражный суд выбивал 227 миллионов… Откуда взялись вменяемые Вихареву 17 миллионов рублей, «образовавшиеся путём завышения объёмов работ», сказать сейчас трудно. В интервью беглец не без гордости приводил цифры, свидетельствующие, что под его руководством асфальтобетонный завод стал достаточно успешным предприятием. В то же время, сетовал на то, что он подвергался налётам полиции. Вот два его высказывания, которые вряд ли понравились руководству УМВД: «Силовые акции, которые нас терзают уже почти два года, не дают никакого результата, только мучают нас. Огромное спасибо губернатору, который дал оценку данному действию, как, по сути, варварскому, как чрезмерному применению силы (Денин постоянно вступался за Вихарева, чаще всего используя информационный ресурс — прим. авт.)», «правоохранители выезжали в Екатеринбург, выламывали двери в доме… Я считаю действия силовиков частью рейдерского захвата предприятия».

Можно привести ещё одну цитату, из редакционного послесловия к интервью: «В случае, если четыре уголовных дела не дадут никакого результата, мы получим ещё одно убедительное свидетельство недостаточного профессионализма (это как минимум) наших органов».

По истечении почти трёх лет (срок вполне достаточный, чтобы говорить о недостаточном профессионализме) "органы", видимо, решили ставить в "деле Вихарева" точку. Теперь им ничто не мешало делать это, наоборот, стимулировало — тут надо сказать, что освобождавший "под" Андрея Анатольевича место бывший директор завода С. Пилипушко сейчас в ближайших соратниках нового главы региона А. Богомаза, и, скорее всего, он не забыл, как его подвигали с директоров.

Некоторые наши читатели убеждены, что если Вихарев вместо явки на допрос ударился в бега, то, значит, «знала кошка, чьё сало съела». Однако мы бы не стали спешить с этим выводом. Во-первых, ещё не факт, что он знал и знает об этом допросе. Весьма сведущие люди нам рассказывали, что и в сентябре, и в октябре беглец являлся по вызову следователя. Последний из таких "визитов" закончился, даже не начавшись: у него спросили, есть ли с ним адвокат, а получив отрицательный ответ, отпустили, сказав, что вызовут как-нибудь в другой раз. При этом, по делу он проходил только в качестве свидетеля. То есть, покидал Брянщину Вихарев не с клеймом подозреваемого или обвиняемого. Да и что ему оставалось делать без работы далеко от своего родного края? Во-вторых, беглец был тот ещё фрукт, с явно выраженной страстью к денежной массе, личной выгоде. Она способствовала тому, что АБЗ был превращён, по сути, в семейное предприятие (в Брянск переехали для работы на нём супруга, сын). Но и в уме, изворотливости ему не откажешь. Её он отточил во время первой отсидки, быстро усвоив людоедские законы российской уголовно-исправительной системы. В своё время нам попало несколько вихаревских записок из "казённого дома", в которых он описывает, чего претерпел там. Поэтому допускаем, что его бегство было вызвано животным, паническим страхом человека, обременённого к тому же сахарным диабетом, снова оказаться в застенках. Конечно, оптимальным вариантом было бы дождаться суда, который мог бы пролить свет на то, что так долго происходило вокруг асфальтобетонного завода, его директора и не родила ли гора мышь. Но пока, как говорится, не судьба.

Александр ИВАНОВ

Читайте ещё