Скажи, кто твой друг…Галерея иллюстраций

Ещё раз о природе и странностях одного политического альянса

Е. Ярославская, А. Богомаз и С. Антошин
Е. Ярославская, А. Богомаз и С. Антошин

Освещавшие итоги ноябрьской сессии облдумы СМИ сосредоточили основное внимание на дискуссии вокруг итогов думской проверки того, как ведутся дела на некоторых, далеко не самых крупных лесопромышленных предприятиях области. Между тем гораздо более интригующим моментом сессии стала перепалка между членом Совета Федерации Е. Лаховой — с одной стороны и председателем комитета по физкультуре, спорту и молодёжной политике С. Антошиным, а также его поддержантами — с другой.

Дискуссия вспыхнула во время обсуждения поправок в закон "О физкультуре и спорте", касающихся доступности спортивных объектов для инвалидов. На эти нужды также необходимы средства, вот и заинтересовало Екатерину Филипповну, проведён ли анализ, сколько их нужно. Она в свойственной ей напористой манере напомнила Антошину, что он, как руководитель профильного комитета, должен отстаивать эти вопросы в комитете по бюджету, в соцзащите, где есть программа "Доступная среда". И пожелала ему большей активности вместо ссылок на нехватку денег и отписок. То, что за Антошина вступилось думское руководство, восседавшее в президиуме, не удивительно. Но на его защиту встал сам губернатор Богомаз. Его реплика о том, что сенатор вменяет Антошину в обязанности то, чем должно заниматься областное правительство, ставит под вопрос компетентность уже самого главы региона, который до того, как стать губернатором, был депутатом и областного законодательного органа, и Государственной Думы, и должен знать, чем должны заниматься законодатели, а чем — исполнительная власть.

Сам же Антошин стал выставлять себя как лучшего лоббиста спорта на Брянщине, который к тому же лично обустроил три ледовые площадки из 109. Много чего ещё наговорил г-н Антошин на заседании Думы, и многое из озвученного им на поверку оказалось болтовнёй. Но к этой теме мы ещё обратимся, а сейчас поговорим о другом. Чтобы понять, какой г-н Антошин лоббист брянского спорта, трёх обустроенных им ледовых площадок явно недостаточно. Недостаточно этого и для того, чтобы присваивать самому себе такое "почётное звание". Зато мы знаем, какой лоббист "тот самый Эс. Эс." в других делах. Кадровых, например. Недавно стало известно, что главой администрации самого крупного района — Бежицкого — назначен 59-летний А. Глот, прославившийся во времена губернаторства Ю. Лодкина мало удачным, и это очень мягко сказано, управлением областным полиграфическим объединением. Многие комментарии в социальных сетях посвящались решающей роли Антошина при этом назначении. Указывалось, что это по его инициативе из лодкинской кадровой колоды был извлечён пропахший нафталином Глот и поставлен "на" такую махину, как Бежица. Из различных, заслуживающих полное доверие, источников к нам поступает информация о теснейших и теплейших отношениях Антошина и Богомаза. Сердечное расположение главы региона к этому товарищу, похоже, безгранично. Ничто не способно осадить его, даже предупреждения лиц, хорошо информированных о криминальном прошлом бывшего чекиста. Говорят, Антошину удалось убедить друга-губернатора в том, что сведения о разглашении им государственной тайны (это привело его на скамью подсудимых) — это всё происки оппонентов и врагов. Что он был реабилитирован подчистую, а лично присутствовавший на суде бывший начальник УФСБ А. Назаров, волей которого он и оказался сначала в СИЗО, а затем в колонии, в итоге поплатился должностью. Однако все эти россказни могут произвести сильное впечатление на человека, либо слишком доверчивого, либо знающего суть всей этой истории, но по каким-то соображениям не желающего давать ей надлежащую оценку.

Не будем предполагать худшее. Остановимся на варианте с излишней доверчивостью. Для того, чтобы не оставить от него камня на камне, воспроизведём фрагменты некоторых оказавшихся в нашем распоряжении документов. Вот зарегистрированная в приёмной Верховного суда РФ 24 июня 2003 года надзорная жалоба осуждённого Антошина Сергея Сергеевича, отбывающего наказание в учреждении ЯМ-401/3, п. Октябрьский, Скопинского района Рязанской области. Приводим с полным сохранением орфографии, пунктуации и стиля ту её часть, где Эс. Эс. предстаёт в образе кающегося грешника: «С 1 августа 2002 г., т.е. около года я нахожусь в условиях изоляции от общества. За это время я очень многое переосмыслил и часто задавал себе вопрос: "Как могло так случиться, что я — молодой человек, который всю свою жизнь был очень далёк от любого криминала, оказался в тюрьме?" Ведь всю свою эту не очень длинную жизнь я жил правильно: учился, очень много трудился, женился, создал нормальную семью, где родились две чудесные дочери. Я не отвлекался на пустяки, не пил, не курил, не бездельничал, всегда старался достигнуть верной цели, и, как не пафосною это звучит, старался быть полезным там, где мой труд использовался. Сейчас у меня было достаточно много свободного времени, чтобы осмыслить свою жизнь и прийти к единственно верному в моей ситуации выводу: ни в коем случае не должен был допускать бестактности в отношении начальника и других сотрудников УФСБ РФ по Брянской области. Сейчас уже поздно что-то доказывать, но я искренне раскаиваюсь в своей вине, понимаю, что был очень не прав. Понимаю, что доставил много горя близким мне людям, которым старался помогать и оберегать от жизненных невзгод… Я не буду писать о тех тяготах, которые выпали на мою долю. Я стараюсь и здесь трудиться изо всех сил — по другому просто не могу, в связи с чем за непродолжительное время пребывания в колонии четырежды поощрялся приказами начальника учреждения. Прошу Верховный Суд учесть, что споткнулся я в жизни впервые. В моём уголовном деле представлены только положительные характеристики со всех мест работы и службы. Прошу изыскать возможность снизить мне наказание до трёх лет лишения свободы и применить Постановление "об амнистии"».

Реакция президиума Верховного суда содержится в его постановлении от 20 августа 2003 года. Высший судебный орган под председательством нашего земляка В. Радченко установил, что «согласно приговору (с внесёнными в него изменениями) Антошин С.С. признан виновным в разглашении сведений, составляющих государственную тайну, как лицо, которому она была доверена и стала известна по службе… В надзорных жалобах осуждённый Антошин С.С. и адвокат Румянцев В.А., не оспаривая доказанности обвинения и правильности квалификации содеянного, ставят вопрос о снижении меры наказания. В обоснование этого указывают, что Антошин ранее к ответственности не привлекался, в содеянном раскаялся… Виновность Антошина в инкриминируемом деянии основана на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно и правильно изложенных в приговоре. Не оспаривается она и в жалобах. Содеянное им квалифицирована правильно».

В итоге приговор областного суда был смягчён до 2 с половиной лет лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 2 года. В связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне Антошин был амнистирован.

Возможно, высокий судейский ареопаг тронули такие слёзные места из антошинской жалобы: «Я виноват в том, что моя семья осталась практически без средств к существованию: старшая дочь учится в 6-ом классе, младшей девочке 3 года и 6 месяцев и из-за болезни она не может посещать детский сад, в связи с чем жена не работает и ухаживает за больным ребёнком. Моя семья буквально голодает — ведь и мои родители, и родители моей жены не в состоянии оказывать сколько-нибудь действенную помощь, поскольку сами являются пожилыми и больными людьми, с трудом живут на мизерную пенсию».

Стенания об отсутствии средств к существованию, о том, что "семья буквально голодает" — всё это проявление одной очевидной антошинской черты — паталогической лживости. Примерно в то самое время, когда он выжимал у судей слезу, в областной прессе был растиражирован интерьер его личных апартаментов в элитном "спритпромовском" доме с многочисленными атрибутами сверхроскоши. Эс. Эс., ещё несколько лет назад служивший всего-то охранником Лодкина, стал благодаря близости к его "телу" одним из самых влиятельных бизнесменов. Ответственно можно сказать, что состояние человека, доедающего последний кусок, было ему неведомо. Как неведомо оно было и его "буквально голодающей семье". Сегодня он вписывается в первый ряд депутатов-нуворишей, а отличается от них только одним — что теперь близок к "телу" другого губернатора. Эта близость стимулирует разговоры о ближайших замечательных карьерных перспективах "Серёги". Молва то делает его реальным претендентом на губернаторство, то следующим Главным федеральным инспектором (говорят, что свою фешенебельную, стоимостью около 5 миллионов рублей, иномарку Эс. Эс. не стесняется периодически парковать на месте, отведённом под служебный транспорт ГФИ), то кандидатом в Госдуму… И весь этот звон основан на одном — на расположении Богомаза, которое тот демонстрирует с поразительной безоглядностью. Обороняя своего любимца от справедливых замечаний Лаховой, он промахи в его депутатской деятельности зачисляет на счёт правительства, которое сам же возглавляет. Таким жестам трудно найти разумное объяснение. Разве что остаётся вспомнить затёртый как медный пятак от частого употребления афоризм: "Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты".

Григорий РОКОТОВ

Обсуждение публикации "Скажи, кто твой друг…"