Поступь «чистильщика»

Сообщи о коррупции (фото: r32.fssprus.ru)
Сообщи о коррупции
(фото: r32.fssprus.ru)

Недавно к нам в редакцию обратились сотрудники Службы судебных приставов. От них мы узнали об их внутренней "кухне", о том, кто на ней "кашеварит".

Нет, номинально "главным кашеваром" является руководитель областного Управления Федеральной службы судебных приставов А. Канищев. Многоопытный юрист, прошедший многолетнюю трудовую школу в областной прокуратуре, он, кажется, прочно держит все нити управления сложным механизмом исполнения судебных решений. Но в том-то и дело, что это только кажется. Есть в этом механизме "шестерёнка", вес и значение которой почти сопоставимы с канищевским главенством. Наши собеседники назвали фамилию, имя, отчество — Анохин Дмитрий Александрович.

Нам не надо было сильно напрягать память, чтобы вспомнить кое-что из "послужного списка" сего господина. Примерно десяток лет назад "Комсомолец Брянска" рассказывал, какой изобильной кормушкой послужили для некоторых лиц бывшие муниципальные общежития, как поживились во время их приватизации некоторые оборотистые персонажи. Одним из них была руководившая какое-то время МУП "Жилспецсервис" г. Брянска госпожа по фамилии Марочкина. Вместе со своим ближайшим окружением она "прикарманила" целый ряд помещений — захватывали красные уголки, холлы, превращая их в объекты жилой и коммерческой недвижимости. Была в руководстве МУПа и другая группа, во главе с тогдашним главным инженером С. Королёвым, которая также занималась махинациями с муниципальными общежитиями. Но "марочкинцы" переигрывали своих оппонентов тем, что имели покровителей или, точнее сказать, крышевателей в областном подразделении по борьбе с экономическими преступлениями. В то время там работал и господин Анохин, чьи "симпатии" были также на стороне организованной группы Марочкиной. На проделки руководительницы МУПа и её окружения борцы с экономическими преступлениями не обращали никакого внимания, в то время как главный инженер сотоварищи оказались фигурантами уголовного дела. И тогда Королёв сотоварищи сообщили о махинациях марочкинцев в нашу редакцию.  Вспоминаю состоявшийся в моём присутствии телефонный разговор бывшего руководителя пресс-службы областного УВД С. Кокотовой с одним из руководителей УБЭПа Д. Купреевым — родственником тогдашнего начальника областного милицейского ведомства М. Климова. Этот самый Купреев так отвёл все обвинения в нежелании подчинённых останавливать захват муниципальной собственности: мол, информацию газета получила от преступников. Вопросы о том, чем одна группа преступников отличается от другой и почему действия по расхищению муниципальной собственности остаются без должной реакции, повисли в воздухе.

О других историях, в которых засветился наш давний знакомый, рассказал недавно один из его бывших сослуживцев. Основные моменты его рассказа совпадают с информацией, которую можно почерпнуть в Интернете. Одно время Анохин сотоварищи оседлали провоз контрабандных грузов через таможенные переходы. Владельцы грузов, отстёгивающие "ментам", не знали в последующем препятствий, а те, кто артачился, навлекали на свою голову репрессии. В Интернете описывается случай с задержанием Анохиным в 2005 году на территории Выгоничского района автофургона "МАЗ", который после уплаты владельцем товара солидной мзды был от пущен на все четыре стороны. Но такая рискованная практика не могла остаться незамеченной. Однажды сотрудники милицейского подразделения собственной безопасности обнаружили у Анохина документы, свидетельствовавшие как минимум о его халатности во взаимоотношениях с грузоперевозчиком, которому был причинён значительный ущерб. Материалы были переданы в межрайонное подразделение Следственного комитета, но там в возбуждении уголовного дела отказали. Через какое-то время выясняется: Анохин организовал телефонное прослушивание одного из сотрудников ОСБ. Во весь рост встала перспектива возбуждения уголовного дела по статье более серьёзной, чем халатность. И тогда Анохин счёл за лучшее уволиться "по-тихому".

После этого он и всплыл в службе судебных приставов. Тут как раз самое время сделать небольшое отступление и рассказать о персонаже, который мог составить ему протеже. Этот персонаж — хорошо известный в некоторых, в том числе и полукриминальных кругах бизнесмен А. Симонов, являющийся ныне депутатом Выгоничского райсовета. Тот самый "птенец" из "гнезда" бывшего губернатора Ю. Лодкина, который дослужился до заместителя главы региона. Который в первой половине нулевых годов не раз критиковался областной прессой за доведение областной автодорожной отрасли до плачевного состояния, за организацию совместного бизнеса с некоторыми высокопоставленными чинами брянской милиции. Но это была лишь часть его бизнес-империи. О другой её части в виде общества с ограниченной ответственностью "Наладчик" — чуть ниже. Сейчас же возвратимся к его подопечному Анохину. Он — не просто подопечный, он — зять Симонова. Скорее всего, не без содействия сохраняющего влияние тестя и был пристроен вчерашний убэповец в службу судебных приставов.

Вначале он занимал скромную должность специалиста оргконтрольного отдела, но уже через пару-тройку лет стал начальником такого специфического подразделения, как отдел собственной безопасности. Отдел этот, если очень коротко формулировать его специфику, призван следить за чистотой нравов внутри самой службы; это, своего рода, дубина для всевозможных потенциальных и реальных правонарушителей, оборотней в погонах. Понятное дело, возглавлять такое подразделение должен человек с незапятнанной репутацией, чего за приставленным к приставам Анохиным никак не наблюдалось. Но за дело наш блюститель принялся рьяно. Одними из первых его цепкую хватку испытали заместители руководителя областного управления А. Медведев и Э. Григорьев. Он раскопал, что на их деятельности негативно могут сказаться различные родственные связи. Есть такое опасное явление, как конфликт интересов. Оно, если не пресечь своевременно, может разложить изнутри любую служебную корпорацию. Не допустить таких конфликтов — одна из главных задач любой службы собственной безопасности. И Дмитрий Александрович Анохин бдительно стоял на страже кадровой чистоты. Итогом этой вахты стали всевозможные пертурбации, в результате которых сотрудники-супруги были предусмотрительно разведены на "безопасные расстояния". Только, как заметили его коллеги, почему-то своё рвение здесь он применял избирательно. Это рвение, к примеру, не распространялось почему-то на начальника отдела организации исполнительного производства Е. Лупанову и её дочку, работающих в одной связке. Или вот есть у руководителя управления Канищева закадычный друг по фамилии Погонышев, трудящийся в должности начальника отдела кадров. А у него есть жена, она же — начальник правового отдела. Сослуживцы заметили, что та не без участия супруга то и дело бывает облагодетельствована. Дабы закрыть рот недоброжелателям, супруги как бы развелись. Но это "как бы" не скроешь, оно и в продолжающемся совместном быте, и в приездах на работу на одной машине… Не увидел "чистильщик" Анохин конфликта интересов и когда брали на работу будущего зятя Канищева. Позже его всё же попросили на выход, но заслуги Анохина здесь не было никакой.

В. Осипов, А. Канищев, Э. Григорьев и А. Медведев

В. Осипов, А. Канищев, Э. Григорьев и А. Медведев

Однако, как мы знаем уже, такой либерал он был не всегда. Обломив зубы на упомянутых Медведеве и Григорьеве, он взял в оборот третьего зама руководителя управления — Н. Шелухину. В августе 2015 года он отправился с внеплановой проверкой в Бежицкий отдел приставов, откуда та ушла на повышение за два года (!) до этого. Там наш герой каким-то невероятным образом отыскал коробку с якобы сфабрикованными документами. Тут же полетели спецдонесение в столицу, сообщение о преступлении в бежицкую полицию. Дважды потом бежицкие следователи отказывали в возбуждении уголовного дела, но всякий раз "по рекомендации Анохина" зампрокурора района В. Тепляков отказные постановления отменял. Травля продолжалась до тех пор, пока Шелухина не уволилась. Тогда все поговаривали, что Анохин таким способом освобождал место заместителя для себя, но в Москве этих стараний не оценили и оставили "чистильщика" при своих. Хотя — как сказать. Наши собеседники считают, что и из этой истории он вышел с дивидендами. Дело в том, что проверка достоверности работы Шелухиной выявила факт внесения заведомо ложных сведений в программу автоматизированной исполнительной системы. А контроль за достоверностью сведений был возложен на старшего судебного пристава В. Осипова. Но вместо того, чтобы разделить ответственность за искажение сведений, как раз Осипов и занял освободившееся место Шелухиной. Анохин, прикрывший его деяния, не просто укрепил свои позиции, но сделал их неприступными. Вместе с новым замом и упоминавшейся г-жой Лупановой, которую считают "мамой" Осипова, он составил в управлении мощный кулак, своего рода параллельный центр руководства.

О том, насколько могуч этот центр, свидетельствует как раз ситуация с оказавшимся в крупных должниках симоновским "Наладчиком" (если быть точным, основным учредителем фирмы с львиным размером доли уставного капитала была тёща Анохина). В Советском райотделе судебных приставов находилось сводное исполнительное производство в отношении этой фирмы.  Но долги были погашены лишь частично, только на 566 тысяч рублей. Что касается остальной суммы — трёх миллионов двухсот семидесяти пяти тысяч рублей, — то их приставы посчитали невозможным взыскать в связи с отсутствием имущества. Хотя, как свидетельствовала областная ГИБДД, у "Наладчика" были транспортные средства. Спрятанные, правда. По сведениям "Ростехинвентаризации", были у фирмы и гаражи, склады, нежилые помещения. Но потом оказалось, что гаражи и складские помещения зарегистрированы на супругу Анохина Елену, а нежилое помещение — на Симонова. Была у "Наладчика" и двухкомнатная квартира в Брянске. Как раз с нею, можно сказать, на глазах у приставов, и были произведены наиболее занятные манипуляции. Квартира была продана… главе крестьянского фермерского хозяйства Симонову, то есть жена продала её мужу. А потом и вовсе выяснилось, что не продала, а отдала — якобы в счёт долга "Наладчика" перед ним. Не будем перечислять все вопиющие нарушения, не будем утомлять читателя деталями столь наглого вывода имущества из оборота. Приставы внимание акцентируют на другом — на том, что весь этот процесс осуществлялся под бдительным присмотром блюстителя законности и порядка Анохина. Конечно, оставить все эти операции без реакции было бы сверхнаглостью. Реакция же была почти символической — начальник Советского районного отдела приставов и судебный пристав-исполнитель были привлечены лишь к дисциплинарной ответственности. При явном составе уголовного преступления, в виде хотя бы халатности. Своеобразным венцом всей этой постыдной истории стал развод "чистильщика" с женой. Его дружно называют фиктивным, для отвода глаз — супруги с детьми продолжают жить-поживать и добра наживать в доме тестя возле печально известного супоневского авторынка. Кстати, собственницей ещё одного рынка, принадлежащего симоновскому семейству — выгоничского — является Елена Анохина (Симонова), а Выгоничский райотдел судебных приставов арендует у неё здание.

Нам ещё много довелось услышать и прочитать всего такого, что говорило о нынешнем особом статусе г-на Анохина в уважаемой службе. И что лишь подтверждало высказывание о том, что он находится в зените своей непотопляемости. И никто его уже даже не собирается "топить", то есть ставить на место. Все надеются на ближайшую осень, когда закончится контракт у руководителя управления Канищева, которого давно здесь называют "очень хромой уткой". После перевода теперь уже бывшего главного судебного пристава России на должность и.о. губернатора Карелии все теперь ждут новую метлу и в брянском филиале этой службы. Разумеется, ждут с расчётом, что и пометёт она по-новому. И выметет, наконец, "чистильщика" Анохина, прервёт его торжествующую поступь. Как сказать... Не надо забывать, что в нашей нынешней жизни многое определяют симоновы.

Владимир ПАНИХИН

Обсуждение публикации "Поступь «чистильщика»"