Формула Калашникова: эффективный руководитель может быть жуликом, но не должен

Сергей Калашников (фото: Владимир Коробицын | «Союзное Вече»)
Сергей Калашников
(фото: Владимир Коробицын | «Союзное Вече»)

Как и обещали в прошлом номере, возвращаемся к теме двух лопандинских старушек, одна из которых, Нина Дмитриевна Макеева, стала недавно героиней передачи "Мужское/Женское" на Первом канале. Но не только она, проживавшая в бывшей конюшне, была объектом бурной реакции телеаудитории. В студию отдуваться за брянскую и комаричскую власти пришёл член Совета Федерации России С. Калашников, представляющий в верхней палате российского парламента областную исполнительную власть в лице губернатора. Некоторыми своими высказываниями он, мягко сказать, смутил студийную публику, а телеведущего А. Гордона привёл в состояние сильного раздражения. Особенно запомнился момент теледискуссии, когда сенатор снисходительно и цинично отвечал апеллировавшему к гарантиям, предусмотренным российской Конституцией. А ещё — когда заявил в ответ на вопрос, каково было бы ему попасть в столь отчаянное положение, что от него должны надёжно страховать некие его особые интеллектуальные затраты.

Спустя несколько дней после записи телепередачи у меня с Сергеем Вячеславовичем состоялся телефонный разговор, стенограмму которого мы публикуем сегодня. Честно сказать, некоторыми своими суждениями собеседник озадачил, если не шокировал и меня. В то же время мы получили ещё одно свидетельство качества нынешней власти, уровня людей, отправляющих эту власть. Впрочем, надеемся, читателям станет многое ясно и без наших комментариев. Вот эта беседа.

— Сергей Вячеславович, вы, как нам стало известно, участвовали в передаче Первого канала "Мужское/Женское", где разбиралась ситуация с обитателями лопандинской конюшни. Как вообще оцениваете эту ситуацию?

— Я считаю, администрация Комаричского района сделала всё возможное в ситуации, которая есть. Жилья у них, как вы понимаете, нет. Они предоставили старое здание школы, их ошибкой было то, что они продолжают называть это здание школой. Они должны были перевести его в жилое помещение, подвести недостающие коммуникации и переселить людей. Но эта женщина не хочет переселяться, я убедился в этом на передаче, хочет, чтобы ей дали квартиру в районе или в Брянске. Её там подзуживает дочь. Но ясно, что ей никто не может дать ни в Брянске, ни в районе. Поэтому я попросил уже администрацию, чтобы они привели вот это здание школы в надлежащее жилое помещение со всеми удобствами, перевели в жилой фонд, ну и предложили людям, прописанным в конюшне, туда переселиться. Конструктив тут как бы только один.

— Передача по Первому каналу была сделана по следам нашей публикации. Но когда мы были в Лопандино и собирали материал, речи о передаче под жильё школы даже не было. Другая старушка, которой в студии не было, показывала небольшое здание бывших мастерских, где разместили Дом культуры, закрытый потом. Туда предлагалось переселить людей. А такое предложение вы считаете нормальным?

— Вот вы сказали примерно как сказал телеведущий Гордон. Это, извините меня, демагогия. Речь не идёт о том, чтобы переселить людей в мастерские, с чего вы это взяли? Речь идёт о том, чтобы данное помещение перевести в жилое состояние, в жилой фонд, это дело администрации, а после этого предлагать. Ей когда предлагали в 2016 году, глава администрации якобы заверял, что они в течение недели это сделают. Когда бабушка говорит, что я им не поверила, то я полностью солидарен с бабушкой. Поэтому я позвонил главе и сказал, что вы сначала должны это сделать, а потом уже предлагать. А вот говорить, что в мастерские переводят — это не соответствует действительности.

— Вопрос в том, что первоначально вообще не говорилось о том, что переделают это здание. Им предлагали самим нанять людей, чтобы они всё сделали, самим оплатить работы. Именно после этого Анна Сергеевна Рыженкова отказалась. Плюс на тот момент в том помещении воды не было.

— Мы обсуждаем то, что с вами не слышали. Вот глава администрации говорит, что говорил. Вы, опираясь на мнение этих бабушек, говорите, что не говорил. Истины мы здесь не найдём. Мы исходим из сегодняшней ситуации. Сегодня администрация готова перевести помещение в жилое. Надо контролировать, потому что обещание дано устно, ничем оно не подтверждено. Я лично собираюсь контролировать.

— В Лопандино незадолго до всей этой истории было расселено несколько аварийных домов. Кому-то выделили жильё в Комаричах, кому-то — в Белых Берегах, а потом выясняется, что среди переселенцев оказались и родственники чиновников, которых предусмотрительно прописали в лопандинские аварийные дома…

— Минуточку! Это совсем другой сюжет. Если это так, то пишите, обращаетесь, в том числе и ко мне. Я скоро собираюсь в Лопандино выехать, буквально через несколько дней. Но это совсем другой сюжет.

— Хорошо, но вот ещё такой момент. Глава администрации Комаричского района Кузин, можно сказать, достался по наследству от бывшего губернатора Денина. Отношения их были конфликтными. При Денине Кузин обвинялся в том, что крышевал местную преступную группировку…

— Но если человека не поймали, не судили, ну не можем мы так говорить.

— А я вам расскажу: он не стеснялся на страницах районной газеты расхваливать главу ОПГ, который был в итоге осуждён. Но когда властью одновременно нахваливается уголовник и не решаются такие вот кричащие проблемы, то встаёт уже вопрос о качестве власти. Об этом говорили, писали.

— Я вас перебью. Если вы напечатаете списки жителей Брянска, которые расхваливали ныне осуждённого Денина, у вас не хватит газетных полос. Ну давайте мы всех, кто хвалил Денина, осудим. Так тоже нельзя.

— Подождите, но здесь же хвалило первое лицо района!

— А вы не знаете заместителей губернатора, которые хвалили бывшего губернатора?

— Но они были его подчинённые. Тут-то можно как-то понять.

— Ну господи, какая тут разница?..

— Но в Комаричах шла похвальба, когда криминал сорвался с цепи, когда у предпринимателей сжигали их собственность.

— Ну нельзя верить хорошей оппозиционной газете, если она оперирует даже не жареными фактами, а фейками. Согласитесь. Сила в данном случае в правде, а не в домыслах.

— А там не было никаких домыслов, там была правда. Я вас подвожу к вопросу о том, что Богомазу, вашей команде достались такие чиновники, ну почему областная власть не наводит порядок в районах?

— Я не знаю этого человека. Изложите мне фактуру, напишите, почему этот человек плохой и не может быть главой района. Изложите мне факты, я проверю, и если подтвердится, я приду к Александру Васильевичу и скажу: «Александр Васильевич, этого друга надо убирать». Он мне не сват, не брат, я его совершенно не знаю. Я за то, чтобы были эффективные руководители, порядочные.

— Но вопрос в том, что в Комаричах не стесняясь говорят, что главным крышевателем Кузина является председатель облдумы Попков, которому "делали" в Комаричах депутатство.

— Нет, ну давайте факты. Вы же журналисты, давайте факты, я имею некие рычаги влияния. Ну давайте усилю. Какие проблемы?

— Читателям будет интересна в целом ваша оценка качества муниципального уровня власти в Брянской области.

— Уровень не очень эффективный по всей стране. Из тех глав, которых я знаю, большая часть вызывает очень положительные реакции. Мне нравится Погарский глава Сергей Иванович, очень симпатичный, конструктивный, живущий на земле. Я уверен, что у него тоже могут быть какие-то перекосы, но в целом — человек абсолютно на своём месте. Я могу назвать ещё целый ряд ребят.

— Ну назовите, пожалуйста.

— Мне, например, молодое руководство в Клинцах нравится. Понимаете, когда человек на руководящей должности, пятна на мундире найти запросто.

— А вы в курсе, что глава администрации Клинцов Евтеев дожидается суда как обвиняемый по уголовному делу?

— Да, я слышал, но вы что, считаете, что я в данном случае крышую преступников? Я с ним поговорил, он произвёл на меня хорошее впечатление как менеджер. Про его уголовное дело я что-то смутно слышал, но деталей не знаю. Нельзя же говорить, что я его крышую.

— Об этом и не говорилось. Но вот вы его видите эффективным менеджером. Но как эффективный менеджер может подписывать финансово обязывающие документы по сносу здания, которое снесено несколько лет назад?

— Ну не знаю я… Ну не в курсе этого конкретного уголовного дела. Вы спросили моё мнение о руководящем звене — я вам сказал. А может эффективный руководитель быть жуликом? Ответ: может.

— Эффективный руководитель может быть жуликом?

— Да, но не должен. Он не должен быть жуликом, но, как говорится, от тюрьмы и от сумы не зарекайся.

— Понятно. Ну а кого бы вы ещё назвали эффективными руководителями кроме названных уже персоналий?

— Я не так хорошо знаю руководителей, но многие производят хорошее впечатление. Чтобы оценить человека, надо с ним работать. А так, кто-то реагирует на мои обращения оперативно, кто-то неоперативно. Я сужу по таким достаточно примитивным показателям.

***

Готовя эту публикацию, мы решили справиться, выполнил ли г-н Калашников своё обещание проконтролировать, как идёт подготовка к переводу здания бывшей школы под жильё. Ответ был таким: никаких признаков того, что на этом направлении будет что-то делаться, пока не видно. Так что 76-летней Анне Рыженковой, которая вернётся на днях в лопандинскую конюшню от проживающей на Украине дочери, остаётся ждать, что кто-нибудь последует замечательному примеру питерского музыканта Сергея Шнурова, пожертвовавшего сразу после телепередачи на Первом канале полмиллиона кровных рублей на квартиру для её соседки Нины Макеевой. Ну а кто поможет другим прописанным в конюшне людям? Надежду на то, что они не будут всё же забыты, даёт распространённое 26 октября сообщение областного Следственного управления Следственного комитета о возбуждении уголовного дела «по результатам рассмотрения сообщения средств массовой информации о нарушении прав граждан, вынужденных влачить жалкое существование в непригодном для проживания многоквартирном доме в посёлке Лопандино Комаричского района». Можно понять того, кто готовил эту пресс-сводку, назвавшего разваливающуюся конюшню непригодным для проживания многоквартирным домом. Пока следователями усматривается халатность. Посмотрим и расскажем, к чему в итоге они придут.

И последнее. В конце минувшей недели мы снова посетили Комаричский район. Заехали и в Лопандино, где проведали Нину Макееву, потихоньку обживающуюся в своём новом жилище. А потом у нас был долгий и обстоятельный разговор с местными активистами, озвучившими свои претензии к главе райадминистрации Кузину и рассказавшими о его управленческой политике. А также о связи с криминалом. По итогам этой беседы мы планируем подготовить отдельную публикацию, и первым, кому официально направим её, будет так истово защищавший главного комаричского администратора брянский сенатор Калашников.

Владимир ПАНИХИН

Читайте ещё