Хотелки госпожи Кочегаровой

(Письмо из редакции)

Опубликовано: № 25 (684), 31 августа 2018 г.

ТРЦ «Тимошковых» в Советском районе Брянска (фото: «Брянская улица»)
ТРЦ «Тимошковых» в Советском районе Брянска
(фото: «Брянская улица»)

Надежда Леонидовна Кочегарова посчитала ненужным представляться нашим читателям, а когда мы всё же попросили это, прислала по электронной почте такой текст: «Достаточно будет — пенсионер Кочегарова или житель города Брянска. Я, разумеется, доктор наук и профессор (не по должности, а по научному званию), но для данной тематики — это не важно». Мы опубликовали послание Надежды Леонидовны без правки, это поможет проследить логику рассуждений и своеобразие подхода автора к одной из самых актуальных проблем нашего областного центра.

Начнём вот с чего. Г-жа Кочегарова напрасно принижает "статус" своих умозаключений, полагая, что достаточно представиться пенсионером или жителем г. Брянска. Надо днём с огнём ещё поискать пенсионеров с такой степенью юридической подкованности. И всё же знание норм права — ещё не всё, если туго обстоит дело с такими "материями", как объективность, беспристрастность, высокая правовая культура. Надежда Леонидовна Кочегарова категорически, решительно против существования торгово-развлекательного центра "Тимошковых". Её торжествующий пафос по поводу закрытия этого объекта — в каждой строке послания. Главный вывод: он — самовольная постройка. В обоснование следует пространная ссылка на статью 222 Гражданского кодекса, где приводятся признаки самовольной постройки. Не подходит ли "под" них тимошковский центр? Однозначно да — следует ответ. Эта однозначность вытекает из того, что г-жа Кочегарова полагает, что в свидетельствах о праве собственности предыдущих владельцев (а это, по её мнению, единственный правоустанавливающий документ, «касающийся разрешённого использования» участка под ТРЦ) «было указано в качестве разрешённого использования земельных участков — использование индивидуального одноэтажного жилого дома». Побольше небрежности в формулировках удивляет то, что автор полагает. Не надо обладать большими юридическими познаниями, чтобы отвергнуть практику, когда для доказательства прочности аргументации полагают. Между тем, при возведении основного здания многофункционального назначения соблюдены все перечисленные в упомянутой 222-й статье ГК РФ требования. Во-первых, земельный участок для строительства основного здания был предоставлен Тимошкову в аренду в установленном законом порядке. При этом вид разрешённого использования земельного участка предусматривал строительство на нём здания многофункционального назначения. Этот довод подтверждается решением Арбитражного суда Брянской области от 3 апреля 2008 г., которое было оставлено без изменения апелляционной и кассационной инстанциями. В рамках этого дела был признан незаконным отказ Брянской городской администрации в выдаче Н. Тимошкову разрешения на строительство основного здания. Суд обязал орган местного самоуправления выдать указанный документ, следовательно, он не обнаружил нарушений по вопросам оформления земельно-правовых отношений и соответствия разрешённого использования земельного участка запроектированному на нём объекту.

Во-вторых, основное здание соответствует всем необходимым градостроительным и строительным нормам и правилам. Это подтверждается многочисленными заключениями специалистов, проектной организацией ООО "Саяны-проект" (которое проводило технический, архитектурный и авторский надзор), а также отчётом ООО "Брянский инженерный центр "Кран".

Что касается пристройки к зданию, то право собственности на этот объект возникло на основании решения Арбитражного суда Брянской области от 14 сентября 2015 года, тоже оставленного без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций. При рассмотрении этого дела были проведены все необходимые экспертизы, подтвердившие безопасность данного здания. В рамках судебного спора рассматривались требования Брянской городской администрации о сносе пристройки к зданию как самовольной постройки. В удовлетворении такого требования было отказано. Поэтому права собственности Тимошковых никем не оспорены и не оспариваются.

Недоумение вызывает одобрительная оценка Надеждой Леонидовной действий Брянской горадминистрации, которая «совершенно обоснованно отказывалась отдавать разрешение на строительство сарая и пристройку к нему». Но этот отказ был бит в судах. На это у ревнительницы правовой чистоты есть такой контраргумент: «разрешение было вышиблено через незаконное решение суда». Вот так! Даже без стыдливой оговорки "полагаю". Откуда же уверенность, что арбитражный суд принимал незаконное решение, если оно устояло в апелляционной и кассационной инстанциях? Мы тоже не в восторге от наших судов, но чем ещё руководствоваться, когда, перефразируя сталинское высказывание "других писателей у меня нет", других судов у нас нет? Революционной целесообразностью? Взять и по-революционному, как делает это Надежда Леонидовна, объявить содержание разрешения на строительство "галиматьёй"? Или вот ещё один рецидив неправового мышления доктора наук, профессора: «Считаю, что земельный участок, занятый ТРЦ "Тимошковых", подлежит изъятию в пользу государства или муниципалитета». И тут же в скобках — «надо уточнить, кто предоставлял участок в пользование прежним владельцам». "Считаю" и в то же время "надо уточнить". Так может, сначала уточнить, а потом считать? Однако облегчим решение сей дилеммы: земельный участок используется в строгом соответствии с его целевым назначением, это подтверждается тем, что ни у органов местного самоуправления, ни у надзорных органов никаких претензий к Тимошковым по этому поводу нет.

Итак, насчёт того, что ТРЦ не был самовольной постройкой всё ясно. Но неистовая Надежда Леонидовна выносит ещё один приговор центру — у собственников не было разрешения на ввод его в эксплуатацию. На это адвокат Д. Железнов, представляющий интересы Тимошкова, отвечает так: «Необходимость получения разрешения на ввод в эксплуатацию пристройки к зданию могла бы возникнуть в том случае, если бы указанный объект в период с даты вынесения решения суда по настоящую дату был реконструирован, в результате чего возник бы новый объект с иными характеристиками. Однако пристройка к зданию реконструкции не подвергалась». В добавление к этому надо спросить, а почему дважды — в 2012 и 2015 годах — когда приостанавливалась деятельность объекта, отсутствие разрешения на ввод в эксплуатацию не помешало собственникам добиться в суде его открытия?

Одержимая идеей сноса ненавидимого ею объекта, г-жа Кочегарова, с революционной прямотой заявляя, что «в Брянске не ни одного законно построенного и безопасного ТРЦ», употребляет такую логику: «Но ведь Тимошков был первым в постройке монстра, первенство ему должно принадлежать и при сносе». Это можно было бы хоть как-то понять и принять, если бы власть, суды с упорством, достойным лучшего применения, требовали законности по отношению к другим "незаконным" и, кстати сказать, менее безопасным, чем "Тимошки", объектам. Но ведь этого нет и в помине.

Вынуждены в итоге огорчить Надежду Леонидовну: "Тимошки", которые она называет сараем, уродцем, монстром, будут стоять столько, сколько пожелают их собственники. Та позиция, которую в отношении этого объекта заняла в настоящее время областная судебная система, малопонятна нормальным людям. Проведём тут параллель с тем, как повели суды в отношении справившего уже четырёхлетие "дела Сиваковой-Дзюбы". Эта параллель пусть не покажется странной. Прежде всего потому, что и в нём суды вели себя более чем странно. В основе такого поведения — чьи-то интересы, и очень подозреваем небескорыстные. Ещё большего подозрения заслуживает областная прокурорская система. «Я не видела документов, но прокурорам при проверках они, видимо, предоставлялись», — пишет Надежда Леонидовна. Предоставлялись, но менее всего и прокурор Брянска Котов, и его заместитель Петровский брали их в расчёт. Они приходили в суды — Советский районный, областной, если можно выразиться, с "пустыми карманами", то есть без серьёзных доводов в пользу закрытия ТРЦ, и — о чудо! — суды игнорировали этот факт, послушно проштамповывая на песке основанную прокурорскую инициативу закрыть объект.

Как долго простоит он пустующим, сказать трудно. Согласимся, он — далеко не архитектурный шедевр. Автор пламенного антитимошковского манифеста объясняет появление махины «отсутствием в течение нескольких десятилетий профессионального главного архитектора города Брянска». Добавим: и у Брянской области постоянные проблемы с профессиональными архитекторами. Последним был В. Геращенков, возглавлявший областное управление архитектуры. Владимир Егорович позволял себе возражать самому губернатору Н. Денину, за что был изгнан с должности несмотря на несколько благодарностей от того же губернатора Денина. Недолго после этого просуществовало и управление архитектуры. Из него сделали несколько отделов и "растворили" их в недрах департамента строительства. Тем самым были блестяще продемонстрированы приоритеты, среди которых архитектурный облик Брянска и Брянской области оказался на весьма малопочётном месте. Он был принесён в жертву точечной застройке, появлению объектов в самых непотребных местах. "Тимошки" же, несмотря на всю их архитектурную неприхотливость, построены законно. Ну а почему они получились такие неприхотливые — это предмет уже другой дискуссии.

Возвращаясь к письму г-жи Кочегаровой, жаждущей наказания собственников ТРЦ, вынуждены констатировать, что это не более чем её хотелки. Иначе и быть не может, если всё-таки строго опираться в этом разговоре на правовые вещи.

Читайте ещё