По линии наименьшего прокурорского сопротивления 6

Опубликовано: № 28 (687), 12 октября 2018 г.

А. Войтович и А. Богомаз в день 65-летия митрополита Александра 13 мая 2018 г. (фото: bryansk-eparhia.ru)
А. Войтович и А. Богомаз в день 65-летия митрополита Александра 13 мая 2018 г.
(фото: bryansk-eparhia.ru)

6. С богатым не судись

Сегодня публикуем заключительную главу нашего исследования, на которое вдохновили ответы областной прокураторы в лице начальника одного из её отделов В. Новикова. Ещё раз напомним, что вопросы о самых различных резонансных ситуациях, беспокоящих общественность, мы направляли прокурору области А. Войтовичу, но он либо во всём доверяет своим подчинённым, либо, как заключил один из наших давних читателей, решил сам не позориться и не подмахивать отписку.

Очередной вопрос был таким: «На своей пресс-конференции вы лестно отозвались о деятельности природоохранного прокурора М. Зубко. В то же время к нам в редакцию обратилась группа брасовских пчеловодов, потерявших почти все свои пчелиные поголовья после варварской, проведённой без предварительного оповещения обработки полей минувшим летом ядохимикатами работниками подконтрольного В. Жутенкову агрохолдинга. Г-н Зубко защитить интересы пчеловодов отказался. Более того, он, как свидетельствуют пчеловоды, убеждал их оставить попытки добиться справедливости. Как вы оцениваете такое поведение своего подчинённого?».

А вот ответ господина Новикова: «По вопросу о возможном причинении вреда при обработке агрохолдингом, подконтрольным В. Жутенкову, полей ядохимикатами, в результате чего погибли пчёлы, следует отметить, что в соответствии со ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации общими условиями ответственности за причинённый вред являются наличие вреда, неправомерные действия (бездействие) лица, его причинившего, и причинно-следственная связь между такими действиями и наступившим вредом.

Наличие причинно-следственной связи между деятельностью предприятия и гибелью пчёл подлежит доказыванию и установлению в судебном порядке.

Прокурор в соответствии со ст. 45 ГПК РФ не наделён полномочиями по обращению с исками в суд указанной категории.

Вместе с тем, в связи с поступившим обращением прокуратурой Жирятинского района была оказана помощь в сборе доказательств и подготовке искового заявления заявителю, обратившемуся в прокуратуру по вопросу гибели пчёл на его пасеке, связанной, по его мнению, с деятельностью агропромышленного предприятия. На основании проекта искового заявления, подготовленного прокуратурой, 28.05.2018 заявителем подано в Выгоничский районный суд заявление о возмещении вреда, которое находится на рассмотрении».

Об инциденте с массовой гибелью пчёл в Брасовском и Жирятинском районах на полях, принадлежащих агрохолдингу Жутенкова, мы рассказали в номере за 31 марта сего года в публикации «Государева обслуга олигарха Жутенкова». В ней нашли отражение и факты того, как любимец прокурора области, природоохранный прокурор М. Зубко убеждал пострадавших пчеловодов не "гнать волну", так как им ничего не добиться, как слал оскорбительные для них отписки. Мы как-то уже отмечали, что г-н Зубко любит красоваться своими внешне боевитыми рассказами по областному радио о том, как на Брянщине безобразно обстоят дела с охраной окружающей среды, но при этом бичует он нарушителей законодательства в общем и анонимно, что делает всю его критику бесполезным сотрясанием воздуха. Но вот ему пришлось столкнуться с безобразием, явленным со всей своей отвратительностью. И — в кусты. Ладно, нет желания схватываться со всемогущим г-ном Жутенковым, у сына которого общие бизнес-интересы с отпрысками губернатора, но посвятил бы хотя бы одно своё радиовыступление тому, как иные сельхоздеятели отравляют в погоне за фантастическими урожаями нашу кормилицу-почву, да назвал пофамильно отравителей. Увы, и здесь та же линия наименьшего сопротивления.

Нет желания схватываться с влиятельными персонажами и у прокурора области Войтовича. Правда, хозяин пасеки в жирятинском селе Княвичи А. Жуков, чьи пчёлы пострадали от прошлогодней гербицидной атаки, благодарен областному прокурору. А за что? Доведённый до отчаянья бесплодными походами в различные бюрократические конторы, пчеловод "с боем" вырвал аудиенцию с ним. И был растроган тем, что его впервые выслушали, а затем ещё шеф областного прокурорского ведомства нажал на нижестоящую жирятинскую прокуратуру, и там помогли Анатолию Степановичу подготовить исковое заявление в суд. Но после того, как узнаёшь, что предшествовало встрече с прокурором области и как продвигается рассмотрение иска в суде, уже потруднее делить с пострадавшим его личную симпатию к г-ну Войтовичу. Помочь написать эту "бумагу" можно было и без поездок в Брянск, если бы жирятинской райпрокуратурой руководил не нынешний прокурор по фамилии Фомкин. О своём визите к нему вскоре после потравы Жуков рассказывает так: «Захожу в здание райпрокуратуры. Дверь в главный прокурорский кабинет открыта, попросил женщину в приёмной пропустить к прокурору. Она — к нему, слышу: «Спроси фамилию и по какому вопросу?». Она говорит, кто и по какому вопросу. Он: «Пусть приезжает на следующей неделе». Тогда я говорю перед его открытой дверью громко: «А наш президент заявляет, что прокуратура должна помогать людям, так вот, как здесь "помогают"». Он всё это слышал, но никак не реагировал».

Как раз об этом Анатолий Степанович рассказал Войтовичу. Что бы сделал неравнодушный и боевитый прокурор региона? Потребовал бы ответить за такое бездушное отношение к посетителям? Хоть как-то употребил бы власть? Ничто не даёт повода ответить утвердительно. Жирятинский прокурор по-прежнему, как ни в чём не бывало, восседает в своём кресле. Известно только, что иск помогала готовить Жукову по требованию из Брянска его заместительница, ну а что касается помощи в сборе доказательств, о которой написал в ответе г-н Новиков, то Жукова это удивило: про какую это помощь? Сбор доказательств — это отдельная песня, которая, однако, быстро приводит к выводу, что как раз в части этого сбора и федеральный, и областной законы о пчеловодстве попросту неисполнимы. Ну-ка попробуй сразу же после гибели пчёл, в течение одного дня, собрать комиссию в полном составе, с участием представителя виновной стороны, и засвидетельствовать этот факт. Тут тебе виновные даже на суд не являются. На 25 августа в Выгоничском суде было назначено очередное, уже седьмое по счёту заседание. Но не состоялось: опять не явился представитель ответчика — жутенковского агрохолдинга. Впрочем, если бы даже и явился, то, по убеждению брасовского пчеловода В. Алхимова, также пытающегося добиться справедливости в противостоянии с агрохолдингом, ему вряд ли что-нибудь "светило". Но и при таком раскладе плевать хотели жутенковцы на такое понятие, как уважение к суду, они знают: он утрётся. Ну, а Жукову — ещё один урок, выраженный в хрестоматийной поговорке: "С сильным в нашем любимом государстве не борись, с богатым — не судись".

А что же прокуратура? Она, по Гражданскому процессуальному кодексу, в стороне от этого процесса. В стороне она, получается, и в целом от всей этой истории. Хотя, как нам представляется, при наличии профессиональной воли повод хоть для какой-то реакции найти несложно. Но повторим, тот же природоохранный прокурор Зубко в своих радиоэфирах тему применения ядохимикатов крупными брянскими сельхозпроизводителями "деликатно" обходит молчанием. Аналогично поступил с содержавшейся в нашем вопросе просьбой оценить поведение г-на Зубко прокурор Новиков. Да и как он мог дать какую-либо оценку, если Зубко выше его по статусу?

А вот ещё один такой момент. В публикации "Государева обслуга олигарха Жутенкова" говорилось о приказе Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов, в котором предписано все работы с пестицидами и инсектицидами производить поздним вечером, ночью и рано утром до пчелиного лёта, а также в прохладные и пасмурные дни с температурой воздуха ниже +10°С. В Брасовском и Жирятинском районах всё как раз делалось не так — поздним утром и в тёплую солнечную погоду. И без всякого оповещения. Понятно, что у нас законы не исполняются, не то, что какие-то ведомственные приказы. Но реагировать-то надо, иначе всех нас ждёт следующая стадия — правовая анархия. В этом году оповещение уже случилось, если его можно только назвать оповещением. «Смотрите, — говорит Жуков, — районная газета 8 июня печатает объявление, что в этот день в районе будет производиться обработка полей, а должна оповестить за три дня и указать конкретно, в каких местах района». Анатолий Степанович до выхода на пенсию трудился главным агрономом райсельхозуправления, в своё время помогал в становлении "Дружбы", прекрасно знает руководителей этого предприятия. Рассказывает, как наставлял одного из них: «Мы если обрабатывали, то начинали в четыре утра, а в шесть уже все работы были окончены, тебя разве другому учили?». А вот ещё где могла бы проявить себя прокуратура. В вышеназванной мартовской публикации один из пострадавших брасовских пчеловодов — Юрий Фёдорович Свистунов — говорил о том, что у них в районе «применялся китайский яд, которого нет в списках разрешённых». Об этом же рассказывал и Жуков, добавляя, что «на Западе давно уже отказались от дешёвых и убойных ядов». В прокурорском ответе мы ожидали прочесть о том, что "государево око" провело проверку в агрохолдинге "Дружба", а ещё лучше — и в других брянских сельхозпредприятиях, что в них выявлено (или не выявлено) применение запрещённых ядохимикатов. Но нет этой важнейшей информации в ответе, что ещё и ещё раз приводит к выводу о наименьшем прокурорском сопротивлении.

Оно, на наш взгляд, продемонстрировано и в ответе на последний, седьмой наш вопрос, в котором мы просили оценить законность получения государственных денежных грантов региональным отделением ДОСААФ и ВФСО "Динамо", являющимися организациями с государственным участием. В публикациях «Порочная связь» и «Очередной прокурорский зевок или?..» рассказывалось о том, как конкурсная комиссия при областном департаменте семьи, социальной и демографической политики включала в список грантополучателей названные "конторы" с госучастием. Не потому ли, спрашивалось, на одну из них, досаафовскую, продолжает безнаказанно проливаться финансовый дождь, что её возглавляет В. Андреев, являющийся "по совместительству" одним из сопредседателей областной организации Общероссийского народного фронта?

Нам прислали пространное объяснение, из которого простому читателю едва ли что-нибудь станет ясно. "Расшифруем" его. В 2009 году РОСТО (ДОСААФ), как сообщается, было преобразовано в общественно-государственную организацию. Это стало предпосылкой для издания правительством РФ постановления, которое «не провозглашает создание государством общественно-государственной организации, а выражает лишь согласие с её созданием самим общественным объединением, в установленном законом порядке». И далее: «Таким образом, ДОСААФ не является организацией с государственным участием». И, как легко догадаться из этой логики, может получать бюджетные деньги в виде грантов. Вот она — лазейка: для того, чтобы пристроиться к государственной титьке, организации, которая в своё время стала хозяйкой огромной государственной собственности и которая ведёт активную коммерческую деятельность, достаточно для получения дополнительного бюджетного вспомосуществования пробить соответствующее правительственное постановление, которое всего лишь «выражает согласие с её созданием». А обществу "Динамо" назваться добровольным объединением, при том, что всем известна цена этой добровольности.

Можно понять нежелание прокуратуры влазить в эти дебри, ставить вопросы перед областным правительством о правомерности оказания бюджетной поддержки тем или иным организациям. Там, в первую очередь, чтут букву закона, а дух его, общественные интересы, вопросы о том, насколько разумно и правильно расходуются деньги налогоплательщиков — всё это, как говорится, не в приоритете. К слову, пресс-конференции, которые всё с меньшей охотой проводит областное надзорное ведомство, как раз и могут служить отличной возможностью для его руководства высказать и свою гражданскую позицию о тех или иных действиях власти, в том числе и действиях квазиправовых.

Можно, конечно, через провластные сайты победно рапортовать о том, что кому-то люди в прокурорских мундирах помогли выбить долги по зарплате или добиться у какого-то муниципалитета консервации давно позабытой и позаброшенной развалюхи, но подлинная эффективность деятельности прокуратуры измеряется как раз способностью одёрнуть власть, смело встать на защиту интересов людей в ситуациях, к которым имеют отношение властьпредержащие. Но тут-то и возникает напряжёнка с тем, чтобы назвать деятельность Брянской областной прокуратуры эффективной.

В день памяти благоверного князя Олега Брянского 3 октября 2018 г. На переднем плане — А. Войтович и А. Богомаз

В день памяти благоверного князя Олега Брянского 3 октября 2018 г. На переднем плане — А. Войтович и А. Богомаз

Мы при подготовке этого цикла материалов взяли в соавторы известного брянского юриста и общественного активиста С. Маслова. Кто бы и как бы к нему ни относился, Сергею Владимировичу трудно отказать в незаангажированности его умозаключений и в способности как раз оценить юридическую практику сквозь призму упомянутых общественных интересов. Вот его комментарий, который подводит черту под нашими публикациями, навеянными ответами областной прокуратуры на несколько острых вопросов газеты:

— Совершенно согласен, характер такой структуры, как прокуратура, проверяется в крупных делах с участием ВИПов. Устоит здесь — тогда можно говорить, что и в так называемой мелочёвке всё у неё будет в полном порядке. Но про нашу областную прокурорскую систему этого никак не скажешь.

Я не так давно столкнулся с несколькими историями, в которых высветился весь её незавидный стиль. В Советском райсуде рассматривалось дело по обвинению бывшего начальника областного Управления дорог Таланова в превышении служебных полномочий. В центре внимания следствия оказались один из госконтрактов управления с "Брянскавтодором" и проектно-сметная документация к нему. Ранее правильность расходования бюджетных средств по этому контракту дважды проверялась контролирующими органами, и никаких нарушений выявлено не было. Но потом, как всем, наверно, стало понятно, был заказ — "накопать" на бывшего главного дорожника области, чтобы доказать, что при Денине в этом хозяйстве всё было хуже, чем сейчас. Единственное, что удалось накопать — это давний госконтракт. Причём обнаружились странные вещи: экземпляры проектно-сметной документации, находившиеся в Управлении дорог и в "Брянскавтодоре", оказались не соответствующими друг другу, то есть один из них был сфальсифицирован. И, как не раз заявлял Таланов, именно этот, сфальсифицированный, экземпляр следствие почему-то взяло за основу. Но вот незадача: Таланова, когда подписывались документы, на месте не было, он вообще находился за пределами страны, всё подписывал его заместитель. Но в итоге виновным сделали и его: он-де обязан был всё предвидеть. Скажете, но за отсутствие такой способности — предвидеть — не судят. У нас судят. И в этом спектакле с удовольствием поучаствовала прокуратура, надзирающая за следствием. В итоге Таланову вместо оправдательного приговора дали три года условно и освободили от наказания по амнистии.

Ещё одна история связана с таким моментом, как включение жилья, ранее признанного ветхим, в число аварийного, непригодного для проживания. В первом случае жильё ремонтируется, а во втором его уже надо сносить. В Фокинском районе — как нетрудно догадаться, по желанию кого-то влиятельного, соблазнённого просторными придворовыми территориями — несколько ветхих домов, на поддержание которых в надлежащем состоянии муниципалитет не выделял средств, были обращены в аварийные. В таком случае при переселении должны соблюдаться все нормы. Ничего подобного здесь не было. Люди обращались к прокурору области, он хотел "подсунуть" им для юридического сопровождения "своего" человека, от услуг которого они быстро отказались. А ведь прокуратура должна знать про то, как у нас в городе разгулялись криминальные аппетиты некоторых застройщиков. Да вы, кстати, сами рассказали недавно, как беспрепятственно, с ущербом для казны, захватывали землю в том же Фокинском районе структуры, связанные с одним из сыновей председателя облдумы Попкова.

Ну и, наконец, вы, конечно, помните скандальную эпопею с Центральным рынком в Советском районе Брянска. В его огромном мясном павильоне хозяйствует ныне предприятие "Десна", учреждённое администрацией города и фирмой "Муссон". Недавно, насколько знаю, была инициирована губернатором проверка "Десны", выявившая сокрытие более 90 миллионов рублей прибыли. Но ход этому делу почему-то не даётся. В то же время директор "Десны" заявляет об убыточности предприятия. Оно, оказывающее услуги по предоставлению торговых площадей, изначально не может быть убыточным. Как видите, криминальный клубок на рынке так и остаётся нераспутанным, бюджет с рынка толком ничего не получает. В городской и областной прокуратурах об этом не могут не знать. И выходит, в одних случаях, как с Талановым, представители "государева ока" в своей "принципиальности" охотно мирятся с правовым абсурдом, а в другом, как с рынком, это око даже не подслеповатое, а, подозреваю, совсем слепое.

Стиль и облик любой госструктуры определяет её руководитель. Кто такой и чего стоит г-н Войтович, я понял после того, как на пресс-конференции в 2016 году, будучи заместителем редактора газеты "Голос Родины. Брянск", передал ему перечень злободневных тогда вопросов. Ответов на них не последовало. На днях открыл один брянский сайт, где рассказывалось о торжествах, посвящённых памяти преподобного и благоверного князя Олега Брянского. Открывалось это сообщение очень символическим и в полной мере отражающим тему вашего цикла фотоснимком, на котором в Кафедральном соборе во время литургии г-н Войтович красуется рядом с губернатором, его фамилия указана вслед за губернаторской, хотя на литургии присутствовали персоны статусом покруче. Значит, у губернатора и прокурора области в некотором роде особые отношения, и последствия их совсем не безобидные. По моим, и не только по моим наблюдениям и выводам, г-н Войтович далеко не в полной мере исполняет свои обязанности. Давно уже рассеялся дым от пиара, когда по прибытии из Челябинска в Брянск он не считал зазорным самолично обследовать белобережские дома-гнилушки. Всё это, как оказалось, дёшево стоит.

Мои челябинские коллеги по воинской службе, когда попросил охарактеризовать уже бывшего их прокурора, дали ему весьма нелестную характеристику, отметив, что он служит больше не простым гражданам, а "шишкам". В подтверждение посоветовали найти в архиве "Новой газеты" публикацию о том, с каким размахом и шиком челябинский прокурор Войтович отмечал своё 50-летие в ноябре 2010 года в московском ресторане "Марио", одном из самых дорогих заведений столицы. Почему именно здесь справлялся юбилей? Корреспондент газеты даёт такой ответ: «тут служат и ведут бизнес… все, от кого зависит его карьера и благополучие. Кроме того, как выходец из Белоруссии, служивший на Камчатке и вообще повидавший виды и страну Александр Петрович собрал в Москву родню, нужных людей и друзей, обретавшихся вокруг его хлебосольного стола многие годы». Было около сотни гостей, их развлекали ансамбли "Сябры", "Верасы", а также Верка Сердючка. Напитки на столах в данном заведении выставляет одна из самых дорогих компаний столицы в этой сфере бизнеса. Сколько всё это могло стоить? — задалось вопросом издание. И был найден ответ: «при денежном содержании от казны не более 130 тысяч рублей в месяц со всеми накрутками… Александр Петрович отпраздновал на сумму не менее 6 миллионов рублей. По меньшей мере, он угостил и развлёк людей на свою четырёхлетнюю зарплату». А заканчивалась та статья так: «От "Марио" до Генеральной прокуратуры на метро можно доехать за полчаса. Знает ли руководство челябинского прокурора о таком превышении расходов над доходами в его личном бюджете?..». Всё это тоже к вопросу о том, кому служит прокурор? Через пару лет г-н Войтович отметит уже 60-летие. Интересно, чем он блеснёт на этот раз? Его новое брянское высокопоставленное окружение не менее привередливое в застольных делах…

Александр ИВАНОВ

Читайте ещё