Сирийская Пальмира в Красном Роге

Табличка о работах в усадьбе «Красный Рог» (фото: magenta-knigi.ru)
Табличка о работах в усадьбе «Красный Рог»
(фото: magenta-knigi.ru)

2 сентября в бывшей усадьбе А.К. Толстого в Красном Роге пышно отметили юбилей поэта. Спустя месяц с небольшим, 10 октября, ещё одна дата, но уже скорбная — день смерти Толстого. Обычно о ней не вспоминают, не служат панихиду и не возлагают цветы. А посему есть повод задуматься о духовных ценностях, о сбережении памяти и культурного наследия.

Три десятка лет этой теме уделялось немало внимания в СМИ, и не только. Общественности удавалось удерживать ситуацию в нужном направлении: предотвратить масштабные стройки на территории памятника, вернуть государству проданную усадебную землю, возродить бор, выселить пансионат, а также помочь обрести хозяина бесхозной территории церкви и усыпальницы Толстых. Были проведены научные исследования и уже готовилось восстановление усадьбы.

Но случилось невероятное: всё, что годами худо-бедно сохранялось, за три месяца пошло прахом. Постройки толстовского времени превратились в руины, территория федерального памятника обросла новоделами. Работы "реставраторов", проводимые без проектов и разрешительных документов, были приостановлены, музей-заказчик оштрафован. Однако прошлого не вернёшь: глазам посетителей представала удручающая картина, напоминающая сирийскую Пальмиру. Позвонивший из далёкого от Брянщины Томска коллега спросил: неужели чиновники не постесняются устроить празднества в разрушенной усадьбе, среди руин?..  Но совесть — категория нравственная, а при её отсутствии возможно всё.

Усадебные объекты в строительной сетке

Усадебные объекты в строительной сетке

Накануне торжеств директор департамента культуры (сокращённо — депкульт) Е. Кривцова заявила в одном из телеинтервью: «Все работы в усадьбе ведутся в абсолютном соответствии с законодательством... Юбилей встретим в обновлённой усадьбе». А двумя месяцами ранее на заседании областного правительства она же докладывала, что «работы проводятся по эскизным проектам, экспертиза на которые отсутствует. Департамент культуры пошёл на нарушения, чтобы… успеть завершить работы по усадьбе до юбилея». Это к вопросу о совести.

В юбилей же весь этот срам — разрушенные постройки — укутали зелёной строительной сеткой, огородили такой же изгородью, снабдив извинительными табличками о якобы ведущейся реставрации.

Усадебные объекты в строительной сетке

Усадебные объекты в строительной сетке

Бюст поэта окружили конструкциями-виселицами, которые украшаются воздушными шарами при проведении свадебных торжеств — так музей зарабатывает деньги. А Толстой-то считал, что «назначение поэта — не приносить людям какую-нибудь непосредственную выгоду или пользу, но возвышать их моральный уровень, внушая им любовь к прекрасному». Тут же — всё наоборот. Здание развалюхи-музея срочно подлатали, забыв отремонтировать окна и вбухав в очередной ремонт немалые денежки. Несколько залов заставили мебелью, не имеющей к Толстому никакого отношения. Посетителей встретил стойкий запах свежей краски и штукатурки, а в прихожей — диковинная картина: с чёрно-белой фотографии срисован деревянный толстовского времени дом, но в цвете. Автор полотна дал волю своей фантазии и поместил обитателей усадьбы за чайным столом почему-то под стеной дома, а не на террасе, как написано у Толстого и в мемуарах тех, кто жил и общался с ним. Говорят, дали подработать какому-то родственнику кого-то из музейного руководства. Так научное учреждение, где необходимы подлинность или идентичность, превращается в лженаучное, в некую художественную галерею и антикварную лавку.

Музей давно слывёт рассадником мифотворчества и вранья, оскорбляющих покойных супругов Толстых. Достаточно познакомиться с сайтом музея, который демонстрирует непрофессионализм и безнравственность музейных кадров, "просвещающих" публику вымыслами. К примеру, на празднике в усадьбе устроили некие "Подворья", где можно было услышать байки о том, что знаменитый архитектор Растрелли, умерший задолго до возведения усадьбы, проектировал и строил здесь хоздвор. Конюшни — и Растрелли… Фантастика!!! На ярмарке, посвящённой 200-летию Толстого, бойкая девица заявила, что представляет графиню Софью Андреевну Толстую и торгует пряниками со стихами мужа. Толстой, наверное, перевернулся в гробу.

Усыпальница А.К. Толстого и его супруги

Усыпальница А.К. Толстого и его супруги

О гробе. Самым кощунственным, пожалуй, стало отношение к праху Толстого и его жены, усыпальница которых представляла позорное зрелище. Её пытались ремонтировать, замазав проблемные места цементным раствором, да так и оставили недоделанной, пожалев денег на пару банок краски, но при этом потратив десятки тысяч рублей на увеселения, банкет и прочие прибамбасы для гостей.

Удивляют отливы для отвода осадков, расположенные почему-то на крыше склепа, а не под ней. Не исключено, что вода проникает к захоронению. Гости и начальники, не смущаясь, бросали на облезлую крышу обшарпанного склепа закупленные на казённые деньги тощие букеты цветов, которые спустя две недели так и валялись засохшие на крыше. Вместо обычая "возлагать", наши чиновники изобрели новый способ — "бросание" цветов. Таким бесхозным предстало место упокоения главного виновника торжества и главного мемориального объекта на территории села — в зарослях, напоминающих неухоженный деревенский палисадник.

И тут я хочу обратить внимание читателей на нравственную сторону происходящего. Годом ранее я спросила местного духовного пастыря о том, кто ухаживает за могилой. На что церковнослужитель ответил: «Откуда я знаю? Моё дело — читать проповеди». И тут же обрушился с упрёками на размещённый информационный щит со строками из баллады Толстого "Волки". Мол, прихожане пугаются… Как позже оказалось, в Охранной грамоте уход за усыпальницей предписан епархии. Но местного пастыря больше занимает не духовная сфера, а земная, материальная: он занят возведением собственных хором без разрешительных документов на границе графской усадьбы.

Пророчески звучат строки из письма А.К. Толстого: «Я желал бы умереть в Риме, не переставая при этом считать себя русским» (9 мая 1869 г.).

Алексей Толстой полагал, что он своим творчеством возвышает моральный облик народа, а Лев Толстой писал: «Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и поэтому всегда будет против просвещения». Этого постулата придерживается и местное правительство, привлекая людей случайных, малообразованных для развала толстовских памятников и музейного дела.

Апофеозом кощунства явились празднества, устроенные на развалинах историко-культурного наследия, продемонстрировав основной лозунг толпы в эпоху Римской империи: "Хлеба и зрелищ".

А. Коробко и В. Попков на праздновании 200-летия со дня рождения А.К. Толстого

А. Коробко и В. Попков на праздновании 200-летия со дня рождения А.К. Толстого

Самое примечательное — что главное культурное событие года на Брянщине полностью проигнорировал губернатор региона А. Богомаз. Проигнорировал не только подготовку к празднику, но и сам праздник, отправив вместо себя в Красный Рог своего заместителя А. Коробко. Того самого Коробко, под патронажем которого и осуществлялось уничтожение толстовской усадьбы. И этот факт, считаю, довольно красноречиво свидетельствует об истинном культурном уровне нынешней брянской власти. Вернее — об уровне её бескультурья.

Итак, юбилей отметили, проблем прибавилось. Почуяв возможность набрать на ситуации с графскими развалинами политические или иные дивиденды, оживились различные структуры — такие, как местные отделения ОНФ, Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК), не принимавшие участия в защите усадебного комплекса, а теперь предлагающие сооружение неких куполов над развалинами с целью их защиты от атмосферного воздействия. Конечно же, не бесплатно. Отдельного внимания заслуживают "соколы Жириновского", которые сначала громогласно объявили, что берут усадьбу А.К. Толстого под свою защиту, а потом пошли на попятную, передав полученные от меня материалы тому самому Коробко.

Особенно поражает активность бывшего руководителя областной дирекции по охране памятников истории и культуры Е. Зубовой, которая, занимаясь сохранением историко-культурного наследия, допустила исчезновение целой улицы памятников архитектуры, сидя в кабинете напротив этой улицы. При ней же началось активное уничтожение усадьбы Толстого и её продажа, а также уродование церкви Успения в Красном Роге и самовольная установка крестов на погосте.

И вот теперь, организовав местный филиал ВООПиК, она объявила себя защитницей с её же помощью убитого историко-культурного наследия. "Король умер. Да здравствует король!". Но это уже тема отдельного разговора.

Валерия ЗАХАРОВА,

г. Брянск

Читайте ещё