Юбилей в руинах?

Флигель С.А. Толстой
Флигель С.А. Толстой

Менее чем через девять месяцев мы будем праздновать 200-летие со дня рождения мировой литературной знаменитости, нашего земляка Алексея Константиновича Толстого. Однако "будем праздновать" звучит издевательски, если знать, что происходит нынче в краснорогской усадьбе поэта. К долгожданному юбилею её умудрились, по сути, разрушить. Картину этого разрушения читатели могут лицезреть на публикуемых нами снимках. Вот чем обернулась ситуация, когда ответственейшее дело (речь о реконструкции усадебных объектов) оказалось в руках ленивых, циничных и вороватых чиновников. С ними ведёт свой ожесточённый и праведный бой неутомимая охранительница толстовских ценностей Валерия Даниловна Захарова. Накануне Нового года она подготовила для нашей газеты заметку «Усадьбе А.К. Толстого в Красном Роге "приказали долго жить"». Ей предпослана весьма красноречивая рубрика «Афёра года». Не всё из изложенного понятно массовому читателю, поэтому мы попросили автора более подробно рассказать обо всех перипетиях, связанных с так называемой реконструкцией.

— На эти работы, — начала Валерия Даниловна, — выделялись немалые деньги: 163,2 миллиона рублей из федерального бюджета и около 70 — из областного. Эти суммы, как у нас водится, вызвали у некоторых персон повышенное мошенническое слюноотделение. Как же, такая возможность бюджетного распила… С подачи областного департамента культуры, которым руководила ещё госпожа Сомова, "на горизонте" появилась столичная мошенническая фирма ЗАО "НИНЭ им. П.М. Третьякова". Но в июне прошлого года её халтурный проект, доселе тщательно скрываемый от общественности, был, наконец, рассмотрен, и при публичном рассмотрении потерпел полное фиаско. Между заказчиком (депкультом в лице краеведческого музея) и подрядчиком завязалась судебная тяжба. На освоение более 200 миллионов рублей оставалось полгода, хотя не было даже проекта. И тут департаменту на помощь пришло Брянское землячество в Москве. Некоторые его деятели подыскали новые две фирмы — ООО "Профреставрация" (Г. Воробьёв) и ООО "Равелин" (В. Линник), также, по моему глубокому убеждению, оказавшиеся мошенническими.

В июне, без объявления торгов, департамент выдаёт "Профреставрации" задание на проектные работы, а в июле, через торги, заключает контракт на "разборку неисторических объектов" усадьбы. Тут немного — на тему исторических и неисторических объектов. Первые находятся под охраной государства, но таковыми они должны быть официально признаны. У нас в Брянске есть госпожа с фамилией Зубова, она ныне является руководителем группы по охране памятников при созданном по инициативе бывшего замгубернатора И. Кузьминой областном Совете по культуре, а также именует себя председателем областного отделения ВООПИиК. Ещё в 2002 году Зубова, руководившая тогда областной дирекцией по охране памятников истории и культуры, выпустила книжку, где говорится о шести выявленных исторических объектах на территории усадьбы. Но за все эти годы они так и не были внесены в реестр памятников истории и культуры. Из этих выявленных шести объектов четыре — толстовские. И вот теперь, когда они раскурочиваются, невозможно призвать виновных к ответственности, объекты-то, оставаясь неоформленными, до сих пор значатся неисторическими. Но под замах разборки попали и исторические объекты, тот же гостевой флигель, являющийся памятником федерального значения. Общественность забила тревогу. В Красный Рог выезжали представители областного управления по охране историко-культурного наследия. Его руководитель Волков запретил эту вакханалию, материал направил в облпрокуратуру. Но та, как я убедилась, всячески отмахивается, отпирается, ей, как можно понять, вся эта возня вокруг усадьбы неинтересна. Губернатор на декабрьской пресс-конференции тоже такого нагородил, отвечая на вопрос о Красном Роге. Всё перепутал. Я ужаснулась, когда прочитала на сайте брянского выпуска "Комсомольской правды" его ответ. Написала в газету, попросила исправить неточность, но и там всё это, видимо, сочли неинтересным.

…Но почему я эти фирмы — "Профреставрацию" и "Равелин" — считаю мошенническими? Для придания видимости законных действий в усадьбе, а точнее для оправдания её грандиозного разгрома, необходимы были проект и его историко-культурная экспертиза. И вот эксперты "рисуют" акт экспертизы проекта. Рисуют в то время, когда "Профреставрация" ещё только получает разрешение «на проведение научно-исследовательских работ для подготовки проектной документации». При этом, "профреставраторы" заключают со мной договор на получение консультационных услуг при разработке проекта. Через некоторое время я получила эскизный проект гостевого флигеля, мы обсудили его на рабочей группе общественной организации "В защиту А.К. Толстого", признали его ошибочным, сделали свои замечания, которые я направила заказчику. После этого он из моего поля зрения исчез, без составления акта о получении консультационных услуг. А все мои консультации, все наши замечания оказались напраслиной, ведь государственная историко-культурная экспертиза была проведена до разработки проекта, то есть, выходит, была проведена экспертиза несуществующего проекта. Ещё одним звеном в мошеннической цепи стало заключение контракта на реконструкцию и реставрацию объектов усадьбы с фирмой "Равелин".

Гостевой флигель

Гостевой флигель

…Тем временем, разгром усадебных объектов продолжался до вынесения Волковым распоряжения о приостановлении работ. На сегодня один флигель уничтожен полностью, два стоят раскуроченные под открытым небом, умышленно предоставленные уничтожению погодными напастями. А это ведь последние раритеты толстовского времени, а также не вошедший в проект графский погреб времен Разумовских, названый губернатором на ранее упомянутой пресс-конференции "каким-то деревенским погребом".

В итоге. Пока судьба выделенных сумм до конца неясна. Ясно лишь, что за оставшееся до юбилея время провести реконструкцию уже невозможно. Юбилей мы обречены встречать в руинах. Но я считаю, не следует теперь торопиться, подстраиваться под юбилей. Надо разработать перспективный план и поэтапно его реализовывать, пусть на это потребуется и десятилетие. Для наших же чиновников главное побыстрей спихнуть это дело и начинить наполовину изношенный дом-музей закупленным за 20 миллионов рублей антиквариатом, не имеющим никакого отношения к Толстому. Это, кстати, тоже ещё одна неисследованная афёра.

— Как известно, подготовка к юбилею началась ещё при губернаторе Денине. Сейчас же мы видим совсем плачевный результат. Но он не был же запрограммированным с того времени, когда всё начиналось?

— Конечно, не был. Я бы не хотела ничего сравнивать, у меня о другом болит голова. Но приходится констатировать: при Денине работа шла намного эффективнее. Да, была в депкульте та же Сомова, но когда я выходила на Денина, он неизменно поддерживал меня. Мы, общественность, регулярно собирались, могли планировать свою деятельность и двигаться по этому плану. Сейчас — это вообще ни в какие ворота. Директор департамента Кривцова — она, такое впечатление, ничего не решает. Либо не может, либо не желает. Там, кажется, по-прежнему рулит Сомова. С марта не собирался областной консультативный совет по культуре. Я просила об этом куратора Коробко. Он, спустя почти месяц, отписывается: мол, по вашему заявлению готовится заседание. Я жалуюсь в прокуратуру на нежелание чиновника реагировать по существу. Та отписывается: вам-де ответ Коробко направлял. Потом ещё из областного правительства получаю отписку: власть, мол, не вправе вмешиваться в деятельность общественного органа. Но почему тогда в руководителях этого общественного органа госчиновник Коробко, назначенный губернатором? И что вы думаете? Мы так до сих пор и не собрались, хотя вопросы стоят самые что ни на есть животрепещущие. Я — к Коробко, он меня отфутболивает к Волкову. Но в Совете по культуре от управления, которым тот руководит, нет ни одного человека. Я тридцать лет "держала" усадьбу. При Богомазе тридцать лет моих стараний закончились её разгромом. Кстати, созданный два года тому назад губернаторским указом оргкомитет по подготовке к 200-летию со дня рождения А.Т. Толстого так ни разу и не собрался.

Но наши чиновники водят за нос не только меня, но и Администрацию президента, с которой я веду утомительную переписку. Мне, я насчитала, десять человек оттуда слали всякие ответы. А действуют по такой методе — засылают обращение в Министерство культуры, там связываются с брянскими чиновниками, получают он них галиматью, отписываются в Администрацию президента, а та переправляет галиматью мне. Когда уже будет законодательно принят запрет переправлять жалобы тем, на кого жалуются?! Я к руководителю Администрации Вайно написала. Ещё один вопрос — чем там занимаются в Совете Федерации? Недавно здесь руководство области рапортовало о головокружительных успехах Брянщины, и его слушали с открытыми ртами. Брянщина по факту лишилась памятника культуры федерального значения. Вот и про это надо было рассказать.

Николай БАБУШКИН

От редакции

То, о чём нам поведала Валерия Даниловна Захарова, вызывает состояние, близкое к шоку. Однако найдутся и те, кто не согласится с предлагаемым ею выходом из ситуации. Ведь если растянуть реконструкцию, а точнее восстановление усадьбы на годы, в нынешних брянских и российских реалиях более всего этому обрадуются те, кто повинен в доведении усадьбы до её нынешнего кошмарного состояния. Ведь это одновременно может избавить и наши правоохранительные органы от необходимости хотя бы как-то реагировать на то, как власть обходится с подведомственными ей объектами. И не только в данном "толстовском" случае.

Недавно было принято решение восстановить Театр кукол в его прежних владениях, но ещё до того, как это будет сделано, и когда будет сделано, надо спросить, что или кто мешал это сделать раньше? Ответ у Богомаза готов — предшественники. Неспроста же он вывозил в разрушающееся здание театра руководителей силовых структур. Но если названы виновники, то почему они не привлекаются к ответственности, не возмещают ущерб? Тот же вопрос напрашивается и относительно ещё одного разрушающегося объекта — бывшего дормашевского дворца культуры на Набережной. Денин заставил его выкупить у столичного толстосума А.Р. Иванова? Но теперь-то здание в областной собственности. С ним, находящимся в центре Брянска, надо что-то делать. Дожидаться, пока своё чёрное дело сделает, как и в случае с толстовскими объектами, погода — преступная халатность. Но почему её никто не видит в упор? Почему на этот объект не едет прокурор Войтович? Ездил же он по прибытию в Брянск в Белые Берега, лазил же в сопровождении оператора по чердаку бракованного дома… А здесь причина для такого выезда ещё более веская. Может быть, после этого из-под его пера и вышло бы напоминание исполнительной власти региона, что и с этим объектом надо, наконец, ну хоть что-то делать?

Мы поделились данными соображениями с Валерией Даниловной, на что она ответила, что предлагает не растянуть реконструкцию усадьбы на десять лет, а «составить перспективный план поэтапного восстановления усадьбы и утвердить его в Министерстве культуры, которое и было бы в этом случае контролирующим органом. В этом плане можно было бы указать: в таком-то году будет реконструироваться такой-то объект, в следующем году — такой-то…». Что, по её словам, и позволило бы в дальнейшем избежать такой вакханалии, которая происходит в усадьбе и вокруг неё сейчас.

Читайте ещё