Денис Петренко: «Нас задолбала несменяемая власть»

Денис Петренко
Денис Петренко

Накануне официального объявления предстоящих президентских выборов, итог которых предсказуем, как восход и заход Солнца, появилась небольшая интрига, грозящая перерасти не в такую уж небольшую. О своих президентских амбициях заявила известная телеведущая Ксения Собчак, дочь Анатолия Собчака, которого считают "крёстным отцом" нынешнего президента. Этот момент дал основания досужей молве объявить притязания Ксении Анатольевны кремлевским проектом. Но чем дальше в "лес", тем больше подбрасывала она "дров" в костёр общественных страстей, и вот уже дочь бывшего питерского мэра набрала ход, позволивший недавно "Независимой газете" отметить, что по динамике раскрутки она начинает опережать других оппозиционных политиков — Алексея Навального и Григория Явлинского. О серьёзности её намерений говорит и то, что в регионах создаются предвыборные штабы. В нашей области, как уже сообщали местные СМИ, его возглавил Денис Петренко. Мы задали ему несколько вопросов на предвыборную тему, попросив для начала рассказать о себе. Кто он, как пришёл в политику и почему оказался в поддержантах Собчак?

— Кто я? Не знаю даже как ответить. Я — брянский, прежде всего. Всю жизнь здесь прожил и никуда уезжать не собираюсь. Здесь живут и мои родители, и моя дочь. Поэтому мне важно, что из себя представляет мой город и моя страна. Иногда я говорю по этому поводу что-то вслух. Наверное, получается озвучивать мысли ещё каких-то людей, потому что некоторые мои реплики потом попадают в СМИ. Благодаря этому и попал на работу в штаб Собчак. Честно говоря, совсем не планировал ничего подобного, но вышел на связь один старый знакомый из совершенно другого региона, поговорили, он сказал, что начинает у себя работу в штабе, спросил, как я отношусь к Собчак и перспективе работы в её команде. Я ответил, что всё это может быть интересно. Потом согласовали мою кандидатуру.

— Но ведь для того, чтобы возглавить штаб, мало одного интереса. Нужно, наверно, разделять взгляды кандидата...

— Верно. И я их разделяю. Если и не все, то почти все. Главный посыл этой кампании — нас задолбала несменяемая власть. Разумеется, кто бы что ни говорил, основной объект этого посыла — Путин. Но подразумеваются и другие персонажи выборного балаганчика, покрытые нафталином истории. Собчак далека от вождистских идей. В её команде собралась разнообразная публика. Главное, что всех там объединяет — ощущение усталости от скучного надоевшего спектакля, организаторы которого, посмеиваясь за кулисами над зрителями, ведут страну в пропасть.

— Но кроме Собчак есть ещё и другие кандидаты — тот же Явлинский или Навальный, в одной из акций сторонников которого в Брянске вы, кстати, принимали участие. Так почему же всё-таки именно Собчак? Только потому, что оттуда вам поступило предложение? И как вы оцениваете шансы других кандидатов в президенты?

— Явлинский, к сожалению, хоть и стоит на близкой мне идеологической платформе, но, на мой взгляд, относится к той же когорте системных "нафталиновых старцев", что и Зюганов с Жириновским. Навальный, конечно, более живой и перспективный политик. Но я не верю, что Кремль допустит его регистрацию. И это, конечно, совершенно бесчестно. Придумывать всякие уголовные дела, писать специальные законы ради того, чтобы не пустить на выборы одного конкретного человека — это отвратительно. Всё-таки политика — искусство возможного. Собчак имеет возможности. Я не знаю, кто, с кем, о чём и где договорился, но мы уже сейчас видим, что Ксения получила доступ к большим медиа и использует эту трибуну по полной программе. Благодаря ей на федеральных каналах звучит точка зрения, альтернативная генеральной линии.

— Мы в редакции стараемся анализировать всю предвыборную поляну, учитывая все, даже самые экзотические позиции. Но вот высказывание известного публициста Юлии Латыниной, которое прозвучало в недавней её передаче "Код доступа", экзотическим не назовёшь. Юлия Леонидовна, оценивая очередное путинское выдвижение, высказалась и насчёт Ксении Собчак, сдержанно заявив, что ничего кроме пользы в её намерении поучаствовать в президентской гонке не видит. В то же время, нет ли у вас ощущения, что Собчак тоже исполняет роль системного кандидата и именно этим объясняется тот "зелёный свет", который дали ей на федеральных телеканалах, позволяя высказывать альтернативную точку зрения на происходящее в России?

— Есть. Есть ощущение, что Ксении отвели какую-то роль. Я же не клинический идиот, и прекрасно понимаю, что внезапно получить "зелёный свет" по случайному стечению обстоятельств невозможно. Это, пожалуй, единственный уязвимый момент во всей этой истории — договорённости. Но мы их не знаем. Это во-первых. Во-вторых, не факт, что Собчак захочет остаться в рамках этой роли. А в-третьих… конечно, было бы просто замечательно, если бы святой человек с кристальным прошлым без порочащих связей вдруг соткался из воздуха, протянул руки к измученной России, истосковавшейся по справедливости, и она, Россия, трепетно склонила голову на благородное плечо героя. Но мы же понимаем, что так не бывает. Договороспособность для политика скорее плюс, чем минус. Но, конечно, договариваться можно не со всеми и не обо всём.

— Вскоре после того как брянские интернет-СМИ обошло сообщение о том, что вы возглавили предвыборный штаб Собчак в Брянске, один из местных блогеров, небезызвестный г-н Виткевич, припомнил вам попытку сорвать собрание предпринимателей, протестовавших в далёком 1998 году против монополизации тогдашним губернатором регионального алкогольного рынка. Виткевич предложил вам прокомментировать эту ситуацию, но вашего ответа, насколько известно, пока не последовало...

— Сейчас расскажу. Если бы Виткевич написал или позвонил мне лично, я бы, безусловно, ответил на вопросы, но раз этого не последовало, то я решил не реагировать. Вот вы спрашиваете, вам и отвечу. Стыдно признаваться, но это правда. Почти всё. Начну с того, что в то время мы были студентами, играли в команде КВН. Для поездок нужны были деньги. Их не было, перебивались небольшой спонсорской помощью. Нам нужно было куда-то ехать — на игру в Воронеж или в Сочи на фестиваль, не помню. И тут появился вариант — пообещали дать денег на поездку, но нужно было прийти на мероприятие в "политпросе", и в определённый момент начать хлопать в ладоши, топать ногами, кричать что-то... Короче, сейчас это называется сыграть роль титушек. Мы были молоды, бедны, глупы и циничны. Согласились на эту операцию. Зашли, сели. Когда надо было начинать, как-то робко попробовали, но это было настолько неуместно, настолько позорно, что мы встали и ушли. Стыдно, конечно, было. 20 лет прошло, я и думать забыл, а вот сейчас напомнили, и опять стыдно. На самом деле хорошо, что у нас тогда ничего не получилось. Иначе вспоминать это было бы ещё противнее. Кстати, интересно, как лет эдак через пятнадцать-двадцать будут вспоминать нынешнее время участники 500-рублёвых митингов "Единой России", "ольгинские" тролли, члены избирательных комиссий, популярные телеведущие и многие-многие другие.

— Наверняка этот ваш ответ возбудит журналистов некоторых пробогомазовских СМИ, которые сразу же (и, скорее всего, по указке сверху) использовали слова Виткевича, чтобы кинуть камень и в ваш огород, и в огород Собчак... Кстати, как вы видите перспективы работы избирательного штаба Ксении в нашем регионе — ожидаете сильного противодействия со стороны брянских чиновников или же они будут использовать президентскую кампанию для борьбы с внутренней оппозицией в лице Коломейцева, того же Виткевича и других неугодных им лиц? А самое главное — для борьбы с сенатором Лаховой, что мы уже наблюдаем...

— Я понял про какое СМИ идёт речь... Мне кажется, для возбуждения они давно уже не нуждаются ни в какой помощи извне. Прекрасно сами вводят себя в творческий экстаз и рождают совершенно "эпические" шедевры. У них там своя реальность. Это, конечно, с одной стороны смешно, а с другой, эта профессия ведь по привычке называется журналистской, а по факту ею давно не является. Это даже и не пропаганда. Это какой-то поток воспалённого сознания. И пусть бы оно существовало как специфическое издание, но некоторые ведь ошибочно принимают его за СМИ. Ну да ладно, бог с ними. По брянским чиновникам — посмотрим. В принципе брянская власть раньше никогда не отличалась излишней жесткостью, но и свободы особой не давала. Посмотрим, попробуем. Не хочу гадать. Очень надеюсь через какое-то время, отвечая на этот вопрос, сказать: «Брянские чиновники проявили себя людьми профессиональными, принципиальными и уважающими Конституцию РФ. Никаких проблем при согласовании предвыборных мероприятий у нас не возникло!».

По поводу борьбы чиновников и с Коломейцевым, и с Виткевичем, и с Лаховой, да с кем угодно, я вот что хочу сказать. Ребята, ау! Проснитесь! Борцы, вас наняли за деньги, за наши деньги, собранные из налогов, работать для города, для региона. Вот и работайте. Приумножайте и преобразуйте. Борются друг с другом пусть политики, конкурируя за выборные места. А вы не политики. Вы менеджеры на зарплате. Которых никто не выбирал. Вот и выполняйте должностные обязанности и не забывайте регулярно отчитываться перед народом. Перед вашим народом. Не вашим личным, а нанявшим вас на работу.

— Вы говорите, что брянская власть никогда раньше не отличалась излишней жестокостью... Раньше, возможно, да, но последние несколько лет наш регион живёт, если можно так выразиться, в несколько ином измерении. В измерении, где кучка считающих себя небожителями чиновников во главе с губернатором давит и прессует всех, кто смеет "своё суждение иметь". Мы, журналисты газеты "Комсомолец Брянска", которая без малого два года вынуждена печататься за пределами Брянской области, которой с помощью административного ресурса закрыли доступ в киоски "Союзпечати", ощутили это на себе в полной мере. Кстати, насколько известно, вы также работали в средствах массовой информации. Раньше — в ныне не издающейся газете "Брянское время", а не так давно редактировали сайт "Город Б.". Но потом и он был закрыт. Что произошло, почему у вас не сложилось в интернет-журналистике?

— По "Городу Б." есть конспирологическая версия, в которую я не очень верю, а есть простая. По конспирологической, всему виной нелепая и смешная история, когда я повесил на сайте опрос с вариантами ответов для гипотетического референдума. Предлагалось голосовать за Брянскую область в составе РФ, или Беларуси, или Украины. И ещё был вариант "Брянская народная республика". Случилось это после шутки Лукашенко о том, что, мол, часть Брянской области исторически белорусская земля. Тогда по белорусским ресурсам прокатился флеш-моб, и вариант "в составе Беларуси" набрал что-то около 70%. Сейчас это, конечно, выглядит смешно, а на тот момент (это были первые месяцы новой, богомазовской, власти) некоторые новосёлы проспекта Ленина, 33 сильно переволновались. Вскоре после этого на наш ресурс была довольно мощная ди-дос атака, вообще непонятно кому нужная, а ещё через какое-то время нас закрыли. Простая версия: "Город Б." существовал не сам по себе, а под крылом Брянского медиа-холдинга. Издание было не очень заточено под коммерцию, но в принципе могло и выйти на окупаемость, но, конечно, никак не за 5 месяцев своего существования. Руководство холдинга тяготилось этой обузой, и в конце концов просто оптимизировало расходы.

Вообще в региональных интернет-СМИ неприятная ситуация сложилась. Я вижу два варианта их более-менее безбедного существования: а) ты штампуешь новости про "автоледи на иномарке", про то, как "пассажир троллейбуса ушиб мизинец", имеешь трафик, размещаешь рекламу, зарабатываешь; б) ты продаёшься с потрохами. Покупатель у нас сейчас один — власть. У них все эти гранты, премии, контракты на освещение деятельности и т.д. Оба варианта подразумевают очень низкое качество этого СМИ. Если ты пытаешься писать большие независимые журналистские материалы, тебя будут уважать в узком кругу, но это не принесёт трафика, а значит, рекламы, а значит и денег. И выхода, к сожалению, пока не видно…

— Но вернёмся, однако, к главной теме. Чем сегодня занимается штаб Ксении Собчак в Брянске?

— Сейчас основная задача — подготовиться к сбору подписей. Нам предстоит в период новогодних праздников собрать 2500 правильно оформленных подписей. Вот над этим и работаем.

P.S. Уже после того, как было подготовлено к печати это интервью, мы посмотрели очередную ежегодную пресс-конференцию президента РФ В. Путина, во время которой задала вопрос и Ксения Собчак, представлявшая загнанный в Интернет телеканал "Дождь". Её подводка к вопросу и то, как держалась, задавая его, лишь подтвердили позицию Латыниной о том, что ничего кроме пользы в желании Собчак баллотироваться в президенты страны она не видит. Ксения поинтересовалась у главы государства, почему у нас преследуются лидеры позиции, почему власть боится конкуренции? Вопросы прозвучали после попытки президента перевести общение с журналисткой в шуточную плоскость. Как известно, она идёт под девизом "Против всех". Путин, возможно, полагал, что его шутливое отношение к этому слогану собьёт с толку Ксению, но последовало спокойное объяснение, что имеется в виду. Она против несменяемости власти, а ещё против её силовых действий в отношении растаптываемой оппозиции. Многие смотревшие пресс-конференцию занесли в актив Ксении то, что она первым делом озвучила фамилию Навального, подвергающегося наибольшему прессингу. А уж потом заговорила о том, с каким давлением приходится сталкиваться уже ей и её единомышленникам. В этом наши собеседники увидели конструктивный потенциал Собчак, готовой пропустить вперёд другого потенциального конкурента, которому изо всех сил создают препятствия для участия в президентских выборах.

Президент в ответ заявил, что власть ничего не боится, она лишь не хочет того, что произошло на Украине и не хочет, чтобы по российской территории метались всякие Саакашвили. То есть, и в этом нет ничего нового, хочет нам только добра и благоденствия. А оппозиция, которой нечего предложить, только и мечтает этого счастья всех лишить. Только не было уже возможности спросить присевшей на своё место Ксении, почему действующая власть вот уже 18 лет такое счастье не может обеспечить, почему четвёртый год снижаются доходы российского населения, почему свирепствует бардак, почему Россия продолжает откатываться на периферию экономического развития.

Читайте ещё