Над чем смеёмся?

На митинге КПРФ в Брянске 24 июля 2017 г. (фото: Брянский обком КПРФ)
На митинге КПРФ в Брянске 24 июля 2017 г.
(фото: Брянский обком КПРФ)

Состоявшийся в прошлый понедельник "многопроблемный" митинг возле ДК БМЗ в Бежице вызвал разные оценки. Конечно, акция была немногочисленной, "стандартной". В тот же день один известный в Брянске блогер поспешил заявить, что этот митинг явно не удался, что прошедшее мероприятие — это «усмешка власти над нами», повод для неё «посмеяться над оппозицией». В общем, плохо работаете, товарищи!

Не знаю, как местная власть воспринимает подобные акции общественности. Мы же давайте поставим вопрос иначе. А кто у нас на Брянщине может не дать власти повода посмеяться над нами? Какая оппозиционная партия сегодня способна собирать многолюдные, многотысячные акции? Увы, никакая. А какие сверхактивные блогеры, завсегдатаи Сетей смогут? Никакие, даже если они и разобьются вдребезги. В связи с этим надо отдать должное инициаторам митинга (КПРФ и её партнёры): они не молчат. Уже несколько месяцев подряд настойчиво привлекают внимание к ряду проблемных точек нашего региона — Пролетарский сквер, перинатальный центр, хаотичная застройка в Брянске и иное. Делают дело, а вот другие известные партии ("Справедливая Россия", ЛДПР, "Яблоко") трусливо отмалчиваются. Им сказать нечего? Или тут другие причины?

Сегодня власть ощущает себя несменяемой. Она не видит тех, кто реально сможет посягнуть на её статус, кто по-настоящему грозится сменить её. Упиваясь этим, зачастую действует произвольно, не оглядываясь на нас, граждан. В связи с этим резонным является вопрос: "А что есть оппозиция по сути своей?". Помнится, в конце 1980-х, на волне перестройки, в эти протестные ряды чуть ли не автоматически попадал тот, кто мог громко крикнуть: "Долой КПСС!". Депутатские "корочки" ему уже "светили" без всякого там админресурса.

Нынешняя власть в условиях так называемой стабильности настолько прочно свыклась со своим правящим положением, что криком "Долой!" её уже не испугаешь. Она освоила тысячу способов сохраняться и воспроизводиться. Поэтому сегодня нужна реальная альтернатива, которая, словно дамоклов меч, висела бы над головой этой забронзовевшей власти. Но где же этот меч? Вопрос остаётся открытым. В связи с этим выскажу следующее.

Во-первых, местных партийцев явно портит излишнее самомнение. "Только мы знаем…", "Лишь мы владеем…", "Никто, кроме нас…" и т.п. Всё это — провинциальный апломб. Во-вторых, оппонирование, спор с властью, её критика — это ведь общее дело для оппозиции. Поэтому нужны совместные усилия, а не энтузиазм в гордом одиночестве. Кстати, сегодня всё более заметен растущий разрыв между "старыми" политиками и молодёжью, которая никак не рвётся к политическому участию. Где новые лица в политике? И в-третьих, реальная оппозиция — это ведь наличие команды, способной играть роль "теневого правительства" и взять власть в регионе. У какой партии такая команда есть? Ни у какой. Власть отдыхает.

…А митинги проводить надо. Конечно, в летний день они вряд ли будут массовыми. Но капля воды — она ведь и камень точит.

Владимир ГОРБАЧЁВ,

кандидат философских наук, доцент

Необходимое послесловие

Владимир Григорьевич в своих политологических оценках, как всегда, более глубок и беспристрастен по сравнению с теми, кто мыслит узкопартийно, а то и своекорыстно, пытаясь с этих позиций оценить общественные события. Он не согласен, и тут с ним нельзя не согласиться (извините за каламбур), с пессимистичным взглядом на протестную акцию, организованную активистами КПРФ 24 июля. Выразителем этого взгляда стал А. Коломейцев, которого автор назвал известным блогером. Ничего удивительного не было в том, что его полуиздевательские высказывания о жалких потугах оппозиции со смачной слюной, сопровождающей употребление лакомства, процитировали "Брянские новости", исправно отрабатывающие свой "бифштекс" от областного правительства. При этом, конечно, ни они, ни Коломейцев и даже ни Владимир Григорьевич не поминают, что митинг был согласован на время самое что ни на есть неудачное — на 12 часов дня понедельника, когда у подавляющего большинства наших сограждан совсем не митинговое настроение. Можно было бы и спросить: а многие ли знали о намеченной акции? За исключением читателей издаваемой обкомом КПРФ газеты "Брянская правда" и фанатов сети. Ведь почти всё информационное пространство в регионе скуплено властью на корню. Или запугано. Кому ещё захочется, как нам, печататься за тридевять земель от родных палестин и доставлять свою продукцию "на перекладных"? Кому ещё захочется преодолевать всевозможные препоны при её распространении? Так что сотня с лишним протестантов — это, безусловно, не триумф, но и не провал.

Конечно, уже трюизмом стало наблюдение, что «местных партийцев явно портит излишнее самомнение», «энтузиазм в гордом одиночестве». Как и общим местом, что «оппонирование, спор с властью, её критика — это ведь общее дело для оппозиции». Всё это правильно, исходя из благих побуждений. Но, к сожалению, малодостижимо, исходя из реалий. Новейшая политическая история Брянщины знает лишь один пример, когда оппозиция оппонировала власти "сообща". Это был короткий период существования Независимой общественной палаты времён позднего Лодкина. Тогда около десятка политиков, различающихся своими воззрениями и подходами, объединились в "дружбе" против уже закосневшего в одиозности губернатора. Объединиться им помогли и собственные амбиции. Как только с политико-административным устранением Лодкина цель была достигнута — палата тихо скончалась. В богомазовский период было несколько попыток создать подобный институт гражданского общества, точнее уже даже заявлялось об этом создании, но никакого развития всё это пока не получило. Хотя то, что делает и не делает Богомаз, служит для этого фактором не менее вдохновляющим, мобилизующим, чем политика его предшественника. Здесь беда та же, что и на общероссийском оппозиционном поле, когда каждый из оппозиционных вождей "глядит в Наполеоны" и не готов поступиться ради объединения даже толикой своих амбиций. Ничего не поделаешь: внутривидовая борьба не слабее межвидовой. Тут вспоминаешь письмо гениального русского композитора П. Чайковского известной русской меценатке Н.Ф. фон Мекк, в котором он восхищался тем, как много делает для отечественной культуры и в целом для Отечества российский император Александр III: «Всматриваясь в то, что происходит в других странах, я вижу, что везде есть масса недовольных, везде борьба партий, взаимная ненависть и всё тот же произвол, и тот же беспорядок в большей или меньшей степени… Изредка появляются великие люди, благодетели человечества, управляющие справедливо, благодушно, пекущиеся об общем благосостоянии, а не о своём благе. Но это редкие исключения» (выделено нами — прим. ред.). Если рассматривать власть и оппозицию как сообщающиеся сосуды, то эти слова вполне применимы и к оппозиции. Там тоже те же редкие исключения. Но сегодня на Брянщине пока нет фигуры, обладающей серьёзной консолидирующей силой. Ни среди так называемой системной оппозиции, ни среди несистемщиков. Известные блогеры, время от времени встряхивающие брянский социум, — ей не замена. Или если и замена, то неравноценная. Случись, будут отменены все предварительные фильтры на губернаторских выборах и право выбирать глав регионов предоставят исключительно их жителям — в нашей области не так-то просто будет сыскать более-менее достойную кандидатуру. И как бы не вернулись надежды на то, что Кремль опять отыщет нам таковую.

С двумя моментами в заметках Горбачёва согласиться трудно. С его констатацией, что «сегодня всё более заметен растущий разрыв между "старыми" политиками и молодёжью, которая никак не рвётся к политическому участию». Разрыв есть, бесспорно, но не растущий, а, напротив, сокращающийся. Это показали события 26 марта и 12 июня, когда мотором протестных акций была как раз молодёжь. А посмотрите на ребят, которые открыли недавно штаб Навального в Брянске — молодые лица. И дальше эта тенденция будет укрепляться, отвечая запросу на реальное оппонирование. И можно поспорить с нашим уважаемым автором, скептически отмечающим, что «реальная оппозиция — это ведь наличие команды, способной играть роль "теневого правительства" и взять власть в регионе». Он спрашивает: «У какой партии такая команда есть?» и отвечает: «Ни у какой». А значит, «власть может отдыхать». Но ведь не обязательно одной партии иметь теневую команду "про запас". Сколько угодно примеров, когда на политическую авансцену вступали коалиционные правительства. Беда в другой плоскости, в отсутствии мощного лидера, в том, что, как пел ещё Высоцкий, «настоящих буйных мало».

Ну а то, что областная ячейка КПРФ позвала, наконец, людей на улицу — факт, несомненно, отрадный. И в этом зове совершенно уместным прозвучал протест против глухоты власти относительно произошедшего в областном перинатальном центре. Осталось подождать итогов официального расследования, чтобы понять, какова будет степень замалчивания трагедии*. Но не успела отболеть одна, как федеральные каналы (Первый, НТВ) рассказали о другой — в Трубчевском психоневрологическом интернате, с людоедским обхождением с пациентами. Всё это идёт рука об руку с победными реляциями власти о необыкновенном промышленном росте, о ста и даже ста двадцати центнерах зерновых с гектара, о некоем нашем статусе картофельной столицы… Власть, словом, гуляет до конца. Ей это позволяется, и в этом Владимир Григорьевич Горбачёв прав на все сто. Хотя чтобы всё-таки не впадать в беспросветный скептицизм, добавим одно слово — пока.

 

*На заседании областной Думы в минувший четверг о трагедии в перинатальном центре высказался губернатор. Хотя чем говорить так, лучше и вовсе не открывать рот. Итак, слово — главе региона: «Мы все вместе отвечаем за благополучие Брянской области, — в том числе депутаты областной Думы, сенаторы… Но когда начинают разжигать непонятно для чего… Сколько было сломано копий вокруг перинатального центра. Это ж нужно было так завести людей! Сегодня перинатальный центр работает, но пять врачей оттуда ушли! Следственный комитет проверку проводит. Я один из немногих, кто испытал, что такое смерть ребёнка, и понимаю боль родителей, я их прекрасно понимаю. Но когда начинают "плясать" и делать свою карьеру, вот это аморально! Я к чему это говорю? Давайте вместе работать, и тогда у нас будет результат!». Не будем комментировать слова губернатора о том, что он «один из немногих, кто испытал, что такое смерть ребёнка». "Один из немногих" — это сказано, пожалуй, даже кощунственно. Но поговорим о вещах более животрепещущих. Г-н Богомаз так и не пояснил, кто "заводит людей", кто делает на этой трагедии свою карьеру, а без конкретизации эти его слова больше похожи на пустозвонство. Обращает на себя внимание то, в каком контексте подан факт увольнения из перинатального центра пяти врачей. Если следовать губернаторской логике, то они ушли только потому, что неназванные им лица "так завели людей". Но что это за врачи, действительно ли они ушли именно по этой причине? И кто будет работать в центре теперь, ведь известно, что ушли не только они и что специалистов для него собирали буквально по всей области? Словом, куда лучше было бы губернатору встретиться с родственниками погибших детей и проинформировать их об итогах проверки, которую проводили в этом медучреждении после трагедии. Пока что власть упрямо продолжает скрывать эти данные. Причём, игнорируя даже требования прокуратуры. Но ведь именно это больше всего и "заводит" людей, побуждая их к проведению новых акций протеста.