Горечь «Липового цвета»

Опубликовано: № 21 (680), 28 июля 2018 г.

30 мая 2015 г. Е. Потупов и А. Коробко выступают на литературном празднике «Липовый цвет» (фото: nartwor.ru)
30 мая 2015 г. Е. Потупов и А. Коробко выступают на литературном празднике «Липовый цвет»
(фото: nartwor.ru)

В номере за 25 мая с.г. мы рассказали о горькой судьбе почивших в бозе Андреевских литературных чтений. Но такая же судьба, судя по всему, ожидает и другое культурное явление — областной литературный праздник "Липовый цвет", посвящённый классику советской литературы Константину Георгиевичу Паустовскому. С 2002 года он проводится в селе Рёвны Навлинского района, которое занимало в биографии выдающегося писателя особое место. Одним из главных, если не главным прародителем праздника был Евгений Васильевич Потупов. Сегодня он вспоминает о том, как и с чего всё начиналось. Рассказывает о том, почему оказался за бортом одного из ярких литературных событий, размышляет, почему оно скатилось до одной из опошленных во многом тусовок людей, для которых литература — совсем не безусловный культурный приоритет.

— Мы беседуем с вами, Евгений Васильевич, после недавнего скорбного юбилея — полвека минуло, как из жизни ушёл Константин Георгиевич Паустовский. Кого как не вас спросить, насколько бережно мы на Брянщине храним память об этом завораживающем своим словом писателе, который довольно много времени провёл в нашем крае и немало написал о нём?

— На днях я пересмотрел журнал "Мир Паустовского", он, к сожалению, уже перестал издаваться. А издавался с 1992 года, вышло тридцать номеров. В этом солидном издании есть немало моих публикаций. О празднике Паустовского, о том, что было близко ему. В 2000 году был номер, посвящённый совершенно неизвестным страницам из жизни писателя, речь о его связях с Брянщиной. Да, но когда впервые заговорили о них, когда праздник, посвящённый Константину Георгиевичу, стал неотъемлемой частью литературной Брянщины? С чего всё начиналось? В 1997 году я опубликовал в "Брянских известиях" письмо Паустовского двум брянским краеведам, письмо это у меня оказалось случайно. Фрагмент публикации попал в музей писателя в Кузьминках. Завязалась переписка, потом меня пригласили музейщики… Я был знаком с хорошим человеком, неплохим администратором Виктором Александровичем Каргиным, руководившим Навлинским районом. Поделился с ним и Тамарой Константиновной Слуцкой, которая возглавляла Музей партизанской славы в Навле, своими впечатлениями, мыслями. Тогда и было принято решение организовать литературный праздник на навлинской земле, в Рёвнах, где находилась когда-то дача дяди Паустовского Николая Григорьевича Высочанского, работавшего в двадцатые годы главным инженером, начальником Брянского Арсенала. Его расстреляли ещё в 1929 году. В одном из номеров журнала "Мир Паустовского" была опубликована справка из архива ФСБ, где говорилось, что Высочанскому инкриминировали связь с иностранными агентами, 21 октября 1929 года он был расстрелян, реабилитировали "дядю Колю", как его называл Паустовский, 12 января 1989 года. В начале 1900-х годов будущий писатель учился в брянской мужской гимназии. Такая его цитата: «В свободное время дядя Коля брал меня на рыбную ловлю. Мы ездили к Свенскому монастырю и в Супонево». Но особенно были любимы Константином Георгиевичем Белые Берега, Радица, Синезёрки, Рёвны, где Высочанский снимал дачу. Впервые юный Паустовский приехал летом 1902 года, а потом наведывался сюда не раз.

2 июня 2002 г. Праздник «Липовый цвет» в с. Рёвны открывает директор Московского литературного музея-центра К. Паустовского Илья Комаров

2 июня 2002 г. Праздник «Липовый цвет» в с. Рёвны открывает директор Московского литературного музея-центра К. Паустовского Илья Комаров

На первый праздник, помню, приехал директор музея, человек, влюблённый в Паустовского, к сожалению, ушедший из жизни в 2009 году Илья Ильич Комаров. Вместе с ним приезжала целая группа интересных людей, и потом несколько лет праздник обретал новых друзей, о нём узнавали в других регионах. Назвали его "Липовый цвет", по названию одной из глав в автобиографической "Повести о жизни". В своё время я писал в "Брянской учительской газете", что не всех писателей в силу разных причин перечитываешь в зрелые годы, но Паустовского, творившего в советскую эпоху, «перечитываешь без всякого внутреннего напряжения, с радостью и благодарностью, которую испытывает человек, оказавшийся после долгого вынужденного пребывания в шумном экологически неблагополучном мегаполисе, в тихой берёзовой роще или на цветущем росном лугу».

3 июня 2006 г. На 5-м празднике «Липовый цвет» выступает главный редактор журнала «Мир Паустовского» Г. Корнилова

3 июня 2006 г. На 5-м празднике «Липовый цвет» выступает главный редактор журнала «Мир Паустовского» Г. Корнилова

В ревенском парке была открыта мемориальная доска, поставили два сруба — было намерение восстановить дачу Высочанского, но до сих пор этого не случилось. Тогда же к нам приезжала большая делегация из Одессы вместе с директором музея Паустовского Виктором Ивановичем Глушаковым, приезжала главный редактор журнала "Мир Паустовского", ученица Константина Георгиевича Галина Корнилова, воронежский преподаватель Валентина Базилевская, профессор Лилия Козлова из Ульяновска, журналист Кушнеренко из Белой Церкви, поэтесса Светлана Груздева из Харькова… Я участвовал во всех праздниках с 2002 по 2015 годы. Выступая перед микрофоном, всегда говорил о каких-то новых открытиях, свидетельствующих о связях писателя с нашей землёй. Помогал в этом достаточно богатый мой архив. Вот вы вспомнили про 50-летие со дня смерти Паустовского, а я с отроческих лет храню вырезки из журнала "Огонёк" с некрологом «Всё остаётся людям» — с пронзительными оценками творчества ушедшего от нас писателя. К сожалению, "Липовый цвет" у брянских литераторов не вызывает должного пиетета. В 2015 году на праздник приехало два или три стихотворца. Один из них, Володин (он же Жмуренков), заявил, что в этот день, в последнее воскресенье мая, лучшие брянские поэты уезжают в Трубчевск, а «мы приехали к вам». Это было, конечно, смешно слушать.

3 июня 2006 г. Т. Слуцкая и Е. Потупов на открытии мемориальной доски на месте дачного дома, в котором жил юный Костя Паустовский

3 июня 2006 г. Т. Слуцкая и Е. Потупов на открытии мемориальной доски на месте дачного дома, в котором жил юный Костя Паустовский

Было в этих праздниках то, что мне не нравилось, пришлось написать об этом в статье «Горечь и сладость "Липового цвета"». К сожалению, сладости становилось всё меньше, а горечи всё больше. Не нравилось, что начали вырубать старинный парк, вместо двухсотлетних клёнов, ясеней, буков и лип ничего не высаживалось. Бывший замгубернатора Борис Копырнов, приезжавший в село, говорил о необходимости углубить небольшое озерцо в парке, превратившееся в болото. Не мог праздник избежать каких-то оформительских повторов. Виктор Александрович Каргин считал необходимым приглашать на праздник чиновников во главе с губернатором, депутатов, и их приглашали. Но ни один губернатор туда так и не приехал. Из депутатов чаще других бывал зампредседателя областной Думы Анатолий Бугаёв. Вельможные гости выходили к микрофону, вручали какие-то презенты, всякий раз говорили, что празднику необходимо придать статус областного. Наконец, этот статус был присвоен, но ничего это не изменило. Деревья продолжали вырубать, и от старинного ревенского парка осталось сегодня не так уж и много. Да, появились лавочки, да, накануне торжеств скашивают траву, да, по-прежнему хлопочет многолетний руководитель поселения Анна Макарова, но и это, и другие детали имеют мало общего с миром Паустовского, самим писателем, поэтом в прозе, как его иногда называли. Словом, праздник из литературного стал превращаться в тусовочно-развлекательный, с музыкой, песнями, плясками, выставкой художников и прикладников, ну и с шашлыками, пивком, визжащей на батуте детворой. Паустовского самого, к сожалению, осталось совсем мало. А с 2012 года перестали приезжать гости из Москвы, других регионов. То денег нет, то не приглашают. Многое поменялось. Нет во главе музея Слуцкой, которая при всех сложностях её характера была одним из "моторов" праздника. Умер в 53 года Каргин, любивший искусство, поддерживавший его творцов. Не могу не вспомнить здесь строчку моего любимого Евтушенко: «Но из многих несправедливостей наибольшая всё-таки смерть». Заканчивается его известное стихотворение уверенностью, которую разделяешь, думая о таких светочах, как Паустовский: «Будет столько меняться и рушиться, // будут новые голоса, // но словесность великая русская // никогда не свернёт паруса». Тем не менее, как я писал когда-то, сегодня «мало кто на навлинской земле знает, что в жизни писателя были самые настоящие водные путешествия. В 1937 году Константин Паустовский, руководитель литературной студии московского Дома пионеров, уже прославившийся повестями «Кара-Бугаз», «Колхида», романом «Романтики», решает отправиться со своими питомцами в лодочное плавание по Десне». Хочется, чтобы и об этом, и о многом другом из жизни Паустовского мои земляки знали и помнили. А помочь тут могут в первую очередь такие люди, как Виктор Александрович Каргин, редкий человек. Он, кстати, в 2003 году содействовал организации в Навле и Андреевских чтений. Ему, конечно, помогали. Например, его заместитель по социальным вопросам Вера Фёдоровна Макарова. Она с коллегами из навлинской исполнительной власти после ухода из жизни Виктора Александровича продолжала его эстафету. В 2015 году на празднике побывал депутат Госдумы Виктор Александрович Малашенко, не впервые, кстати. На обеде в местной школе в присутствии заместителя губернатора Коробко, главы администрации Навлинского района Прудника он позволил себе сказать в мой адрес несколько благодарных слов. Это был последний праздник, в котором я участвовал.

30 мая 2015 г. В. Малашенко на 14-м литературном празднике «Липовый цвет»

30 мая 2015 г. В. Малашенко на 14-м литературном празднике «Липовый цвет»

— А почему?

— Весной 2016 года, а я в это время работал уже в областном краеведческом музее, раздаётся звонок Веры Фёдоровны Макаровой. Она напомнила о приближении праздника, спросила, кого пригласить, что нового можно сказать о Паустовском… «Я, — заканчивает, — выезжаю из Навли, надо всё детально обсудить» — «Хорошо, я вас жду». Немного позже опять звонит: «Евгений Васильевич, мы уже недалеко от Брянска. Вы не уходите на обед, подождите» — «Да не уйду, будьте спокойны, но только имейте в виду: тут у нас с Коробко сейчас сложные отношения, точнее, у него сложное отношение ко мне, он даже требует моего увольнения». И после этого Вера Фёдоровна исчезает. Ни приезда, ни звонка, сколько я не ждал… Не было и приглашения на праздник. В столице, когда рассказал об этом, назвали такие жесты форменным свинством. С тех пор я лишь читаю в придворном "Брянском рабочем" какие-то дежурные заметки, посвящённые празднику, вижу, что интересных гостей там не бывает. В лучшем случае удаётся зазвать туда какого-нибудь чиновника вроде Василия Дёмина. Он как-то приезжал в Рёвны. Подошёл к микрофону и смог из себя исторгнуть лишь несколько неуклюжих фраз. Стыдоба. Смущало всегда и то, что всякий раз звали на праздник несколько десятков чиновников, и, как правило, почти все они игнорировали приглашение. Меня это "умиляло". Получалось, что на первый план у организаторов праздника выходило трепетное желание прогнуться, "зарекомендовать" себя в глазах начальства. А если кто-то и приезжал из этих "пикейных жилетов", то обычно не мог ничего толкового сказать о виновнике торжества Паустовском. Барабанили сводящие скулы банальности, торопливо вручали подарки… С тем и отбывали. Здесь позволю вспомнить свою публикацию 2002 года, когда проводился первый праздник в Рёвнах. В ней я привёл стихотворение прекрасного русского поэта Бориса Чичибабина. Оно, что называется, в тему.

Не уподобившись волхвам,

не видя света из-за марева,

я опоздал с любовью к Вам

на полстолетия без малого.

 

Но что ни год от Ваших чар

всё чаще на душу —

                                о Боже мой —

нисходит светлая печаль

и свежесть вести

                               неопошленной…

— Слушая вас, невозможно отделаться от мысли, что праздник "Липовый цвет" как явление в культурной жизни Брянщины тоже умер, как и Андреевские чтения.

— Это, наверное, сказано слишком категорично. Но бесспорно, что всё здесь идёт на спад. Ну вот возьмите программу "Липового цвета" в 2006 году. Четыре дня. Тут и посещение музея в Навле, и научно-практическая конференция в районной библиотеке, тут и пленарные, и секционные заседания — краеведение, литературоведение, педагогика. Затем поездка в Рёвны, экскурсия по парку Паустовского, школьному музею, костёр. После этого отъезд в тютчевский Овстуг, экскурсии по памятным местам Паустовского в Брянске, по музеям областного центра. Поездка в Красный Рог, посещение Свенского монастыря… Этот праздник делался неравнодушными людьми, которые хотели сделать его не похожим на другие. Сейчас об этом уже только мечтается. Надо сказать, что и других литературных праздников на Брянщине коснулось увядание. Теперь трудно представить, чтобы на них собралось много людей по зову сердца. Уже во времена губернаторства Лодкина в Овстуг стали организовываться автобусные поездки. Без этой "подпорки" всё выглядело бы куда более уныло. Потом ещё одной подпоркой стали эти подворья с их неизменным шашлычно-пивным духом. И сейчас мы видим, что даже в тютчевском Овстуге на праздник собирается небольшое количество посетителей. Там есть и так называемые пленэры, и танцы, и выходы ряженых дворян и прочей публики. В лучшем случае на празднике выступят коллективы бальных танцев, ансамбль "Бабкины внуки" или "Ватага" и всё. А собственно литературная составляющая всё глуше и глуше.

— Но тут, наверное, надо копнуть глубже…

— Конечно, корни этой деградации глубже. Вот я 16 июля вернулся из родных мест, из родного для моей матери села Солова Стародубского района. В Стародубе, как прочитал в "Брянском рабочем", прошёл какой-то странный съезд литературных объединений. Съезд!.. Какую-то книжку там даже выпустили. Был я в местном храме, там прекрасный священник отец Андрей появился из Подмосковья, приезжает на богослужение по выходным из Мишковки. Рядом — клуб. Подошёл к нему, посмотрел график его работы. Теперь это не просто сельский клуб, а обособленное структурное подразделение "Соловской сельский клуб". Работает ежедневно, кроме понедельника, с 14 до 17 часов. Три часа в день, и в какое время… И наконец — библиотека. Над нею я брал шефство лет пятнадцать назад, привозил целые багажники книг, туда книги по моей просьбе подписывали Евгений Евтушенко, Егор Исаев, народный художник Юрий Махотин… Подписывали книги и для школы, что в соседних Лужках. Но теперь Лужковской школы нет, на здание, изуродованное мародёрами, страшно смотреть. Куда подевалась её библиотека — неизвестно. А в Солове библиотека, где сам когда-то брал книги, работает два часа каждую последнюю пятницу месяца. Вот уровень, вот показатель — два часа в месяц работает библиотека. Если работает. А ведь это ещё и село генерал-майора Степана Ширая, адъютанта Суворова, где был великолепный парк... Это, кстати, и малая родина бывшего редактора "Брянского рабочего" Анатолия Петровича Кузнецова.

Возвращаюсь к литературным праздникам… Грустно констатировать, что все они, в том числе и даже Пушкинский, хиреют. Это всё происходит в контексте угасания культуры в целом. Брянщина здесь, к сожалению, не исключение. Что касается Паустовского, то чего греха таить, не каждому региону повезло иметь в своей истории человека, который его бы так прославил. Помнятся его слова: «Мы жили на этой земле. Не отдавайте её в руки опустошителей, пошляков и невежд. Мы — потомки Пушкина, и с нас за это спросится». К несчастью, невежд и пошляков становится всё больше.

Понимаю: критиковать всегда легче. Мне скажут: всё упирается в финансы. Не всё! Многое упирается ещё в просвещённую волю, ум, грамотность, душевную способность делать добро, предприимчивость, наконец. Мне нравилось, что некоторые эти качества выказывал в Навле преемник Каргина, нынешний глава администрации Александр Прудник. Мне нравилось, что Паустовского он цитировал наизусть не по бумажке. Но при этом он хотя бы спросил у той же Макаровой: а куда подевался известный журналист, инициатор праздника Потупов? Почему его уже три года у нас нет? Но меня там и не будет, так как получено указание не приглашать. Но, слава богу, дела, поездки, работа над новой книгой не дают мне зацикливаться на этом.

Владимир ПАНИХИН

Читайте ещё