Виктор Киселёв: «Преступные действия надо остановить»

Виктор Киселёв
Виктор Киселёв

Одним из немногочисленных благотворных последствий недавней кампании по выборам депутатов Госдумы может стать обретение худосочной брянской оппозицией нынешнему властному региональному режиму такого многоопытного и, как показала наша беседа, решительного бойца, как крупный предприниматель из подмосковного Красногорска Виктор Николаевич Киселёв. До выборов его с Брянщиной связывали лишь узы, которые каждому всю жизнь с разной долей настойчивости напоминают о его малой родине. Но теперь же наш земляк проникся и другими настроениями. Выборы буквально выковали из него фигуру, для которой проигрыш стал сильным раздражителем, помог обрести новую мотивацию. Во время нашего диалога Виктор Николаевич подчеркнул, что он не в том возрасте (ему уже 67) и положении, когда людьми движет меркантильность. Есть соображения, поднимающие человека в более высокие сферы. Откровенно говоря, даже не ожидал, что собеседник окажется столь (по Чехову) "наполненной" личностью. И понял, почему она была обречена на поражение. Увы, нынешняя общественная атмосфера, формируемая властью, отторгает людей с таким обострённым чувством справедливости. Ну а о многом другом рассказал сам Виктор Николаевич.

— В ходе избирательной кампании Вы дали не одно интервью брянским СМИ. Однако ни одно из них не задавало Вам вопросов, которые интересуют наших читателей. Сразу скажу, не все согласившиеся дать интервью нашей газете догадывались, что им придётся отвечать и на весьма неудобные вопросы. Подчас в ходе беседы или после неё следовали просьбы что-то опустить, о чём-то умолчать, что-то обойти стороной. Хочется думать, что Вы, политик с большим стажем, выгодно отличаетесь от таких собеседников. Наши читатели, обращавшиеся в редакцию, просят поподробнее рассказать о Вас, о Ваших дятьковских корнях, о том, как оказались в Подмосковье, как достигли таких впечатляющих успехов в бизнесе, а также о том, что предопределило Ваши симпатии к ЛДПР и не мешает ли участие в политике Вашей деловой карьере?

— Мои анкетные данные, думаю, известны из других СМИ. Я родился в Немеричах Дятьковского района. Мать — работала дояркой, отец — плотником. К труду приобщал отец. На обновы в школе зарабатывал сам. Работали за трудодни. Есть урожай — рассчитались. Плохой — работали, считай, бесплатно. Хотя не считаю советское время таким плохим, как иные говорят. По крайней мере, люди чувствовали какую-то уверенность в завтрашнем дне. Было больше предсказуемости во всём. Нас, конечно, и обманывали, обещая, например, построить коммунизм к 1980 году, но были какие-то цели, задачи. А вот сейчас, в последние 15—20 лет, мы не знаем, куда идёт страна, какое государство мы строим, планы постоянно меняются… И мы идём и голосуем за всё это.

Как только в стране появились ростки экономической свободы, появились кооперативы, я один из них возглавил. Кооперативное движение выдвинуло меня в народные депутаты СССР. Но перед этим я был участником первого съезда инвалидов — их, как известно, в СССР долгое время не было. Меня тогда выдвинуло камчатское отделение. А на Камчатку я попал благодаря армии — служил на Тихоокеанском флоте. Затем были выборы народных депутатов. На них я победил очень тогда популярного следователя Гдляна, командующего Тихоокеанским флотом и первого секретаря обкома. Выиграл у них благодаря теледебатам. К тому времени я получил уже независимость, говорил свободно в эфире, что думаю, о чём переживаю. Я уже заработал в своём кооперативе свои первые неплохие деньги. И, знаете, — благодаря родной брянской земле. Мы здесь закупили несколько мощных рефрижераторов и продали их камчатским рыболовецким хозяйствам, где в них была большая потребность. Потом создали совместное с японцами предприятие. Мы поняли, что и при Советской власти можно хорошо зарабатывать и чувствовать себя спокойно и уверенно. Сейчас такой уверенности нет. А перед выдвижением в народные депутаты СССР четырежды избирался депутатом поссовета, меня за депутатские успехи награждал Центральный комитет ВЛКСМ. Мы много делали для молодёжи, строили спортгородки...

В Москве работал в комитете по законодательству. В начале 90-х, когда ураганили бандиты, по моей инициативе был создан комитет по борьбе с организованной преступностью. Я был заместителем руководителя этой структуры, потом создали Следственный комитет, который был более независим. Помню, мы приехали с проверкой в Елизовский РОВД и обнаружили огромный чемодан с полусотней уголовных дел по тяжким преступлениям, групповым убийствам. В них значилось — "направлено в суд". На самом деле здесь же фигурировали суммы, заплаченные за "похороны" дел. Мы это раскрутили. Начальник Камчатской ОБХСС публично по местному телевидению заявлял, что Киселёв живёт, пока он депутат. Но вот — слава богу — жив до сих пор. Много всего было. Построили новый аэропорт, я сам ходил к тогдашнему премьеру Рыжкову, в Президиум Верховного Совета, и деньги были выделены. Я был зампредседателя дальневосточной депутатской группы. Мы мечтали создать Дальневосточную республику, экономически независимую, в составе Советского Союза. Чтобы собираемые налоги оставались в ней, а не забирались федеральным центром, как сегодня. Отчёт о моей депутатской деятельности можно поднять в архиве, это 49 томов — что мы сделали, кому помогли, какие реальные решения принимались, все мои выступления… Я был ярым противником Беловежья, распада страны, публично призывал тогда к суровому ответу Ельцина. Меня тогда многие уговаривали не поднимать этот вопрос. На втором съезде я предлагал отменить статью Конституции о праве нации на самоопределение, и знаете, кто меня поддержал? Раиса Максимовна Горбачёва и просила меня настаивать, чтобы вынесли это на голосование. Но я сказал, что ваш муж и Лукьянов Анатолий Иванович против. Говорили, что Киселёв сеет смуту среди Советских республик.

Почему я в ЛДПР? Моё участие в последних выборах — это, вообще, случайность. Мне ещё Денин предлагал избираться от "Единой России", я отказался. Предлагали когда-то и Лукьянов, Купцов от коммунистов выступить. Я считал, что когда в поведении депутатов всё определяет партия — несерьёзно участвовать в таких кампаниях. На этот раз было обращение президента провести честные выборы, и я согласился. Но увидел, что Медведев предложил на съезде "Единой России" по федеральным спискам дополнительно пять человек, среди которых был Кадыров, и я вижу, мост в Питере назван в честь Кадырова, в Москве — улица, огромные бюджетные средства идут туда, мне это непонятно. И ещё одна причина, по которой я остановил свой выбор на ЛДПР. Жириновский выступал за создание губерний независимо от национального признака. Была чёткость и ясность. Я отказался от списка на случай, если не пройду по территории. Мне нужна была подлинная независимость. Ответ на призыв Путина провести честные выборы разочаровал. Первое: он сам пришёл только на съезд "Единой России", к другим партиям не пришёл — это уже нечестно. Второе: после нелепых публичных высказываний Медведева, когда рейтинг "Единой России" стал падать, начали называть её партией Путина. Меня возмущает само название — "Единая Россия". А мы что, за раскол России?

— Депутатом Верховного Совета СССР Вы были четверть века назад, и от Камчатки. А почему стартовой площадкой для реализации притязаний на мандат депутата Госдумы Вами была избрана малая родина?

— Я проехал многие города и сёла Брянской области. Когда шёл на выборы, то формировал представление о Брянщине, о 78-м округе по Дятьковскому району. Мы 10 лет с ним работаем, видим, какие трудности там есть. Из двух десятков предприятий осталось одно, создали ещё одно, связанное со стекольной промышленностью. Нет, по сути, Дятьковского хрустального завода, где работало до 5 тысяч человек, сейчас там всего лишь 150. Задолженность по зарплате в 18 с половиной миллионов рублей до сих пор не выплачена. Законы, принимаемые областной Думой, не исполняются. В мае был принят закон о возврате средств за капремонт тем, кто перешагнул 70-80-летние рубежи, но до сих пор не составлены списки. Куда бы не приезжал, не приходил — везде тоска, безнадёга, бардак. Людей никто не слушает. В Дятьковском районе мы провели митинг против плохих дорог в обеденный перерыв. Власти инициировали проверку, чтобы все оставались на местах. Но всё равно пришло немало народу. Люди не хотят уже мириться с тем, как живут. Меня поразила степень беззащитности, беспомощности людей перед чиновниками. Власть ужасно цинична, готова на любой подлог. Мы видели, как в том же Дятьковском районе откликнулись на призыв президента провести честные выборы. В Фокино были двойные списки, они видели, что проигрывали. Депутатов "Единой России" я назвал покемонами. Почему? Ну вот Собянин идёт в Москве, Воробьёв — в Московской области, Кадыров в Чечне, да тот же Медведев. Их же в Думе не будет. А кто будет? Никто не знает. Это и есть покемоны. Мы не найдём их. И вот за такое моё выступление на "Губернии" яблочница Ольга Анатольевна Махотина написала заявление с просьбой снять меня с выборов. Причём от имени "Единой России" написала.

— Но она же шла от партии "Яблоко".

— Заявление её могу показать, где написано, что я обидел депутатов "Единой России" и меня надо снять с выборов. Потом мы с нею встречались, нашли взаимопонимание, сегодня она сожалеет. Я на фактах ей всё показал и доказал. Вы спросите сегодня у брянцев, кто из депутатов Госдумы, сенаторов к ним приезжал, встречался? Как прошли выборы, все забыли о том, что надо отчитываться перед людьми регулярно. У меня по каждому району была разработана программа неотложных действий. В том же Дятьковском районе это восстановление стекольного производства в Бытоши, уже люди были готовы вложить 100 миллионов евро. В Клинцах — это решение проблемы с водоснабжением, и там средства находились. Голландцы с немцами готовы строить на Брянщине теплицы. Я, короче, шёл на выборы, чтобы помочь людям. Мы собрали около 25 тысяч подписей под петицией по чернобыльской проблеме, за возвращение загрязнённым территориям льготного статуса. Они оформляются для доведения позиции людей до МЧС и правительства. У меня где-то 50 тысяч наказов, обработанных по направлениям, с указанием, в чьих полномочиях их выполнение. Знаю, что в деревнях того же Унечского района никогда не будут делать дороги. Сейчас моя фирма профинансировала их восстановление. В Дятьковском районе "Единая Россия" местным афганцам здание предоставила без окон и дверей. Мы решили эту проблему. В одном из дятьковских микрорайонов люди захотели построить храм, он уже строится при нашей финансовой поддержке. И это ещё не всё.

Я — человек обеспеченный, дети тоже. Но это не заглушает боль, когда видишь, что творится вокруг. Я в Сураж приехал, ну что это такое — на дворе XXI-й век, а у них выгребные ямы. Сейчас разбираемся, умышленно или нет там закрыли хлебопекарню. В то же время один из кандидатов во время избирательной кампании приобрёл четыре с половиной тысячи гектаров земли, что запрещено законом. Мы даже счёт не имеем права поменять, пока идут выборы. Ну а само голосование — полный беспредел. По моим плакатам прошлись бульдозером, расторгали договора на предоставление информации, влазили в мои выступления в СМИ. Ну и потом эти вбросы. Мы подсчитали, что с 18 до 20 часов на избирательные участки пришло 100 тысяч человек. Это что должно было твориться в Брянске, например? Светопреставление сродни московскому. В то же время в 11, 12 часов явка была 7—9%. Реальная явка составила где-то процентов 18—20 — это чиновники, бюджетники. Остальные не пришли. Люди ни во что не верят уже. Главы администраций говорили бюджетникам: уволю, если не покажете, как вы проголосовали. Главврачи больниц, директора школ стояли по стойке "смирно". Главы администраций под дверями у замгубернатора Коробко стояли. Уволили троих журналистов с "Губернии" за моё выступление. Один из них, к счастью, уже трудоустроился. Марину Николаеву я восстановил. Пришёл к Коробко и предупредил, что подключу Генеральную прокуратуру. Он ей позвонил и сказал, что она восстановлена.

— Ваша регистрация в качестве кандидата была омрачена ситуацией, когда Вы не представили в облизбирком некоторые сведения о доходах. Но тогда никто из членов комиссии с правом решающего голоса и кандидатов даже не возразил против регистрации. В то же время Вашему сопернику Медведю пришлось через Верховный суд доказывать правомерность своего участия в кампании, хотя его пытались снять с дистанции по совсем уж пустяковому поводу. Чем объяснить эту разницу в подходах? У многих складывалось впечатление, что региональная власть, чьё влияние на избирательный процесс — вещь очевидная, поначалу к Вам благоволила. Была ли в Ваших первоначальных расчётах ставка если не на её поддержку, то хотя бы на вежливый нейтралитет?

— Опять же я поверил словам президента о том, что будут всё-таки честные выборы. Я знал свой ресурс, свои возможности. Был уверен, что те, кто со мной встретятся, поверят мне. Уверен, что те, кто слышал меня, голосовали за меня. С губернатором я не встречался, они не считали меня серьёзным оппонентом для "Единой России", но потом увидели, что команда наша работает серьёзно, честно. Мы ни на кого не писали жалоб, на нас их было 19. Причём были такие жалобщики, которые сами же потом отказывались от претензий. Администрация увидела нашу силу, что за нами стоит федеральная партия, и они стали противодействовать, они боялись моей правды и добились своего — не ко всем избирателям удалось мне пробиться. И до сих пор мне много звонков идёт из Брянской области с вопросом "почему?". "Почему мы голосовали за вас, а вышло вот так?". Большинство людей не понимает таких результатов, не хотят верить и признавать их. Поэтому никакого сговора с властью не было. Глупости были — разговоры про то, что я якобы согласился проиграть выборы, согласился на второе место. Я шёл, чтобы победить. В моём возрасте некогда уже лавировать. А что касается ситуации с декларированием доходов, подтверждающих расходы, то все документы, все справки я сдал нашим партийным юристам. Всё, что было необходимо, они в избирком предоставили.

— С какого момента почувствовали, что Вы — персона, скажем так, не очень желательная для брянских чиновников на этих выборах? Что послужило сигналом для начала активного противодействия Вам? В чём оно выразилось конкретно? И что из этого Вас возмутило более всего?

— Точкой отсчёта послужило моё выступление на "Губернии". Многие увидели во мне человека, не связанного экономическими, политическими интересами с властью, независимого. Я мог бы многие вопросы решить. Я понимаю, что у губернатора свой бизнес, что этим балуется его окружение и, возможно, были бы проверки законности этого бизнеса. Они осознавали это. Поэтому из администрации звонили заместителю Жириновского и говорили: «Киселёв идёт не в Думу, с такой программой идут на губернаторские выборы». Я им сказал: «Нет, ребята, в моём возрасте в губернаторы уже поздно собираться». А депутатом Госдумы работал бы так же честно, как было и на Камчатке. И в законах бы учитывались интересы Брянской области. Вот сейчас для строительства дорог предусмотрено выделение 42 миллиардов рублей, от Брянской области нет ни одной заявки, а нам только в Дятьковском районе нужен 1 миллиард 200 миллионов. Думаю, никто их нам не даст. Ни госпожа Миронова, ни господин Жутенков не пойдут добиваться выделения средств. У них другие интересы. Думаю, они будут "отбивать" средства, которые вложили и Сергей Сергеевич (Антошинприм. ред.), и губернатор. Ни с кем они ссориться не будут. А там нужен боец, который отстаивал бы интересы Брянщины. От губернатора идёт искажённая информация. Для Москвы у него — свой Брянск, где рост промышленности 14,8% (хотя это благодаря размещённому оборонному заказу, и только). Но есть и другая Брянщина. Это — ямы и канавы, заброшенные сёла, 200 закрытых школ, полсотни ещё закрываются, прочие и прочие безобразия. Мы сейчас делаем подробную аналитическую справку для президента, буду встречаться с Памфиловой и расскажу о том, что творилось и творится в моём родном крае по избирательной линии.

— Вы сказали сейчас о том, что собрали около 50 тысяч наказов избирателей, а в одном из интервью заявляли, что передадите эти наказы губернатору и главам муниципальных образований, «чтобы у них появилось наконец-то представление о том, что на самом деле происходит в регионе». Вы всерьёз думаете, что губернатор будет читать эти наказы, что он не знает о том, что происходит в регионе? А что тогда будет делать омандаченная Миронова, в какие двери ей стучаться с её наказами?

— У неё будет поле деятельности. Она же сказала, что будет добиваться увеличения зарплат учителям. Это, конечно, похвально. Я не хочу обсуждать Миронову, пусть это делают избиратели и те, кто вбросил много бюллетеней в её пользу. Вы говорите, что губернатор сам знает без "моих" наказов, что делается в области. Но как он может знать, если за два года он не во всех районах побывал? В Дятьково он, к примеру, был, но всего два раза. Можно разве в таком районе, где проживает 66 тысяч, за пару дней всё увидеть и во всём разобраться? Ему же глава администрации показывает лишь "красоты". А вот пусть приедет в мою деревню, где осталось три десятка учеников, в Бытошь, где памятник освободителям падает в озеро…

— В одной из публикаций незадолго до дня голосования Вы жёстко критиковали заместителя губернатора Коробко за его вероломное вмешательство в предвыборную ситуацию. При этом Ваши слова о том, что губернатор Богомаз якобы не в курсе этого поведения, звучали как-то наивно. Вы действительно так считали или Вами руководили в этом случае какие-то иные соображения?

— Это был своего рода ход, провокация. Идёт крупнейшая политическая кампания. Я думал, что губернатор после моего выступления по поводу безобразного поведения Коробко как-то отреагирует, призовёт к приличиям, даст хотя бы взбучку, дистанцируется как-то. Или всё будет проходить по накатанной. Будут отдаваться тайные приказы Коробко, тот — главам администраций. Но никакого впечатления моё обращение не произвело, никто даже ухом не повёл.

— В хорошем обществе принято поздравлять победителя с заслуженной победой. Считаете ли победу г-жи Мироновой заслуженной, поздравили ли её? Что или кто, на Ваш взгляд, помог ей, дебютантке избирательных кампаний, набрать почти фантастические 60 процентов голосов?

— В Дятьковском районе для встречи с нею собрали где-то две сотни учителей. Валяев ждал её, запретил всем другим кандидатам приходить на эту встречу. Но Миронова позвонила и сказала, что для неё это мелкий уровень, и она не приедет. Миронова отчаянно эксплуатировала образ президента, своих каких-то особых привлекательных качеств у неё не было. Мы следили за её популярностью. Сначала у неё было 24%, потом после её выступлений стало 18% — это её сегодняшний уровень, количество голосов, которые она могла получить. У меня было 33%, у Архицкого — 29%. Потом восстановили Медведя… Поздравлять ли Миронову? Вины её нет, это вина тех, кто двигал эту фигуру. Но когда слушал её выступления, отмечал незнание того, о чём она говорила, ошибки. Сегодня для продуктивной работы в Госдуме надо много знать: что такое законы, как они готовятся, как их проводят. Года два уйдёт на то, чтобы постичь эти азы. Мне говорили, что Миронову тащит за уши Сергей Сергеевич (Антошин), а губернатор ему почему-то подчинён. Я не знаю, почему так. Мне говорили, что она на выборах депутата облдумы обеспечила Сергею Сергеевичу 73% на "своём" участке, будучи председателем участковой комиссии. В знак благодарности якобы её сделали директором школы. В Ивоте глава администрации сразу сказал, что там будет 72% — за партию и 65 — за Миронову, и чтобы там ни делали, так всё равно будет. Иначе он поплатится работой. Так и вышло. За 1 час 10 минут он объехал 640 домов с результатом 90% за Миронову. Можно привести другие очень говорящие цифры и факты. Ну как я могу её поздравлять?! Вы вспомните, как в 90-е годы в напёрстки играли, тогда что, поздравляли с выигрышем? Валяев на другой день поздравлял людей с победой, а люди прятали головы, опускали глаза — они что, не понимали, что означает эта победа, что они все вместе участвовали в фальсификациях?! Были и честные люди, которые мне звонили и говорили, что не пойдут на сделку с совестью, и там, правда, была честная борьба, там Миронова получала с гулькин нос голосов.

— Вы уже упомянули о другой женщине-кандидате в 78-м округе, о Махотиной. Как бы Вы охарактеризовали её поведение?

— Я сначала не понимал Махотину. Она — человек брошенный. У неё 2—3 человека в партии, которые поддерживают партию. Денег ей не дают, и она живёт как умеет. Спрашиваю, почему ты пишешь на Медведя, на меня? На Медведя у неё была обида. Раньше, рассказывает, он писал на её людей и их снимали. Теперь она — в отместку. И хочет эти "опыты" потом опубликовать. У неё нет средств на агитацию, на баннеры, а как делать так, чтобы тебя заметили? Надо ругаться, скандалить. Потом мне рассказывали, что у её мужа с бизнесом трудности, мол, власть всё ему перекрыла. Она и сама про этот зажим говорила.

— На финише избирательной кампании Вы составили своего рода альянс с кандидатом Медведем. Что подвигло Вас к нему? Этот альянс носил тактический характер или рассчитан на более длительную перспективу?

— Я сегодня общаюсь со многими кандидатами, кроме Мироновой и Жутенкова. Созваниваемся, беседуем, они интересуются моим мнением, мне тоже интересно их мнение. С Иваном у нас было много общего что касается оценки ситуации в районах. Он же был депутатом облдумы от Суража. Я обратил внимание на то, что многие вопросы, которые могли бы быть решены за время его депутатства, не решены. Спрашивал: "Иван, почему?". Что касается скандала с его снятием по суду… Не готов сказать, был ли вообще в этом смысл. Я сразу сказал — в избиркоме и в СМИ — что мне интереснее соперничать с сильным кандидатом. А Иван считался таковым. Он на "Губернии" сказал, что согласен даже пойти к Киселёву помощником работать. И сегодня мы общаемся, он рассказывает, что происходит в областном законодательном органе, какие вопросы решаются, с чем он согласен, с чем не согласен. Мне интересна позиция каждого значимого для Брянской области человека. А он — значимый человек. И, думаю, администрация будет прикладывать все усилия, чтобы в следующем созыве областной Думы его не было.

— Вашим предвыборным слоганом был такой: "С добром к людям". Но понимаете ли Вы, что для победы в политике добро должно быть с кулаками? Применительно к выборной ситуации это прежде всего умение воздавать по заслугам тем, кто был обращён к Вам со злом, кто прессовал Вас, кто нарушал внаглую избирательное законодательство? Однако, судя по Вашему поствыборному поведению, Вы не склонны давать острастку нарушителям…

— Мой слоган соответствует моему внутреннему убеждению. Люди сейчас действительно мало слышат о добре. Всё переполнено злобой, насилием. Мы хотели показать, что добро сейчас всё же востребовано, люди тянутся к нему. Сегодня утром встаёшь — и слышишь: увеличить налог, ужесточить наказание… Сразу нападает депрессия. Поэтому мы в штабе решили: давайте всё-таки главным нашим мотивом сделаем добро. А что касается кулаков, то мы предпринимаем ряд юридических шагов, чтобы не оставить без наказания то, что происходило в Брянской области. Я уже говорил о некоторых из них. Будет использована, конечно, и сила Жириновского, мы сейчас дорабатываем для него аналитический материал, и он будет докладывать Путину. У Жириновского — как бы двойное отношение к Брянской области. Он, вы помните, наверное, поддержал на выборах губернатора, договаривался с ним по сенатору Калашникову. Конечно, ему разочаровываться в губернаторе нелегко, но работа уже закручена, в ближайшие дни мы ему предоставим 10-страничную справку о том, что творилось накануне и в день выборов. Я — человек непростой, и считаю, что если есть ошибки, небрежность — это можно простить, но преступные действия надо остановить. И мы чётко видим, что были преступные действия по отношению к институту выборов, людям Брянщины. Поэтому надо подключать ФСБ, прокуратуру… Мне понравилось выражение Памфиловой, что многие губернаторы выдвигали кандидатов в депутаты сквозь призму своих корыстных интересов. Один из адресов такого выдвижения — Брянская область. Мы видели, кого здесь выдвигали, кого поддерживали, не считаясь ни с чем. Учитывались в одном случае "родственный" сельхозбизнес, в другом — интерес Сергея Сергеевича по Мироновой. Они будут разве работать на избирателя? Мы же понимаем, что денег на избирательную кампанию у учительницы не было. А вы посмотрите, сколько их было истрачено. Газеты писали, что 70 миллионов, хотя даже по закону можно только 40.

— А Вы в курсе, что среди тех, кто пожертвовал средства на кампанию г-жи Мироновой, был завод "Снежеть", который на 100% принадлежит государству?

— Не только этот завод. У нас есть информация, что и завод "Электродеталь" тут поучаствовал. Два миллиона с "оборонки" перекочевали ей, люди остались без зарплаты, возмущались. Мы всё это проверим сейчас.

— Возвратимся к итогам выборов на Брянщине. Скажите: радоваться или печалиться нам? К слову, Ваш партийный лидер Жириновский не скрывает тревоги по поводу того, что седьмая Дума оказалась ещё больше "зацементированной" единороссами. А по-вашему, насколько новые брянские избранники будут полезны региону, смогут ли они быть смелыми, зубастыми защитниками народных интересов или всего-навсего пополнят бессловесное и безликое думское "болото"?

— Время покажет, кем они станут. Но, смотрите, у Жутенкова — большой бизнес, которым он должен руководить. Сможет ли он параллельно ходить по высоким инстанциям, сможет ли требовать у губернатора активнее решать людские проблемы, если у них, как рассказывал мне Иван Медведь, общий бизнес?

— В упомянутом интервью Вы сказали, что с Брянщиной не расстанетесь. А как планируете участвовать в её делах? Вахтовым методом? Что Вас теперь держит на Брянщине, какой интерес движет Вами?

— Я два-три дня в неделю бываю на Брянщине. Это 4 часа езды. Проехал все районы, вижу, где надо менять их руководителей, которые вместо работы "рисуют" показатели, втирают очки. И вы убедитесь, что в ближайшие 2—4 месяца будет немало кадровых изменений. Кадровую политику осуществляют губернатор и избиратели. Вот когда начнутся выборы в муниципалитетах, мы поддержим людей независимых, которые будут работать на избирателей. Конечно, они тоже будут в чьём-то подчинении, но они не будут нарушать закон, как это делалось сейчас на выборах, давить на бюджетников, совершать, словом, беспредельные действия. Теперь — освобождается в облдуме место Жутенкова, и мы уже подыскиваем человека, который отстаивал бы интересы людей. Там проблем много, и они не решаются. Поэтому там должен быть беспокойный, деятельный человек. До губернаторских выборов я буду участвовать в жизни области — это точно. Возможно, они будут досрочными. И мы сделаем всё, чтобы эти выборы прошли без мошенничества.

Владимир ПАНИХИН

Читайте ещё