Ниже плинтуса

Такова глубина падения экс-губернатора Ю. Лодкина, взявшегося в очередной раз печатно порассуждать о падении своего преемника

Опубликовано: № 38 (614), 19 ноября 2016 г.

Ю.Е. Лодкин
Ю.Е. Лодкин

Однажды умницу Герцена спросили: «Кто имеет право писать свои воспоминания?». Ответ: «Всякий. Потому что никто не обязан их читать». И всё же мы посчитали себя обязанными прочитать последние воспоминания экс-губернатора Ю. Лодкина «Падение брянских миллионов», вышедшие недавно, можно сказать, ничтожным двухсотенным тиражом. Их, зная о склонности автора к политическому мошенничеству, просто-таки надо было заставить себя прочитать. Чтобы ещё раз сорвать с мошенника его коварную маску, ещё и ещё раз предупредить обновляющийся региональный социум об общественной опасности человека, не постеснявшегося на обложке 150-страничного издания указать все свои многочисленные регалии, которые, однако, — о, какой парадокс! — лишь подчёркивают всю мелочность натуры.

1. «Сиамские близнецы»

Хорошо известно, что оборотной стороной лодкинского нарциссизма является его мстительность, доходящая до одержимости, до исступления. Своего преемника на губернаторском посту Н. Денина Юрий Евгеньевич продолжает обличать и обвинять с неиссякаемым энтузиазмом, со "сварливым старческим задором", который, по выражению гениального Тютчева, позорней "старческой любви". Но если разобраться, он должен Денина благодарить. За то, что по выходе на пенсию, в частные лица, тот придаёт существованию "патентованного" пенсионера хоть какой-то смысл. Холодком веет от мысли, чем бы занялся "отставник", чем бы поддерживал свою бренную сущность, если бы не подпитывался лютой ненавистью к преемнику.

Весь пафос изданного им "Падения…" сводится к тому, что таким аспидам, как Денин — не место на земле, среди нас, человеков. "Куриный король", "политический мерзавец", "этот негодяй"… — сии и другие не менее забористые выкрики в сопровождении обильной злобной слюны — для тех, кто не знает истины о взаимоотношениях двух бывших первых лиц области. Истина же состоит в том, что явление Денина на политическом горизонте случилось во многом благодаря… Лодкину. Их можно назвать в некотором роде сиамскими близнецами. Нужны иллюстрации? Для начала — хотя бы такая. В январе 2015 года побеседовать с нами изъявил желание бывший первый заместитель губернатора П. Оненко, носитель многих "сокровенных" тайн, касающихся своего бывшего шефа. Одно из таких откровений, вошедшее в интервью «У нас были свои 100 дней», относится к раннему периоду взаимоотношений Лодкина и Денина: «Кстати, Денин тоже был нашим сторонником, он не хотел лезть в политику, не хотел лезть в эту шкуру, но Лодкин настаивал, говорил: "Будешь губернатором". Но потом он Денина кинул, когда сделал выбор перед выборами в Госдуму в 1999 году в пользу Шандыбина».

Как-то известный брянский активист А. Зайцев поделился своими впечатлениями от знакомства в тютчевской библиотеке с подшивками старых номеров приснопамятного "Брянского перекрёстка", безоговорочно поддерживавшего Денина. Многие публикации впечатлили его. Есть в одной из этих подшивок большое интервью Денина накануне губернаторских выборов 2004 года с неожиданным заголовком — «Нашу победу куёт Лодкин». Николай Васильевич рассказывал об изощрённой и в то же время грубой травле, которую ему устроил "по всем фронтам" действующий тогда губернатор. Оставалось лишь грамотно распорядиться венцом великомученика, гонимого, на которых наш народ готов западать бесплатно. А ещё раньше Денин ходил у Лодкина едва ли не в любимцах. Так что не бывший первый заместитель председателя облисполкома В. Есликов или не только Есликов был, как утверждает автор "Падения…", "крёстным отцом" губернатора Денина. Эту "славу" должен с ним разделить и Юрий Евгеньевич. И сегодня для тех, кто знает запутанную историю их взаимоотношений (наиболее пикантные её страницы не выгодно обнародовать ни Лодкину, ни Денину), никакая не неожиданность — вывод о том, что во многом феномен Денина — порождение и продолжение Лодкина.

2. На муху — с молотком

Вместо обнародования тщательно скрываемых, если можно так сказать, альковных деталей Юрию Евгеньевичу остаётся нагло врать. Вот как выгодно для себя он сегодня трактует в "Падении брянских миллионов" силовой захват "Снежки" представителями уральского криминалитета накануне выборов губернатора в 2000 году: «Одновременно приезжие бойцы стали скупать акции птицефабрики "Снежка", а после этого пошли на рейдерский захват предприятия. В самый разгар уральской оккупации я договорился со всеми участниками выборной акции выступить единым фронтом против заезжих оккупантов. Мною было подготовлено обращение к избирателям, под которым поставили подписи все кандидаты… Я зачитал это обращение Денину по телефону и в письменном виде отправил материал на "Снежку" нарочным. Но когда этот документ был опубликован, Н.В. разразился протестными криками». Даже если принять за чистую монету слова о протестных криках, то Денина в той ситуации как раз понять совсем не трудно: не в игры с публикацией обращений требовала она играть, а действовать решительно и жёстко. Но действовать так милиционеры, ведомые креатурой Лодкина В. Фесуновым, как раз и не спешили. Решительность и жёсткость вынуждены были проявить сами работники птицефабрики, выкурившие уральских гастролёров-оккупантов из административного здания предприятия с помощью пушки, обрабатывавшей птицу дезсредствами. Юрий Евгеньевич не раз охаживает обвинительной дубиной Денина за то, что тот сделал "Снежку" своим семейным бизнесом. Но контрольный пакет акций оказался у Дениных как раз после скупки их уральцами и осуществлённого вслед за этим силового захвата предприятия. Всем было понятно, что без санкции губернатора, гаранта законности и общественного порядка на вверенной ему территории, такая акция попросту не могла состояться. Многие работники "Снежки", напуганные ею, сочли за лучшее для страховки от подобных происков сдать акции руководящей верхушке птицефабрики. Всё, что происходило потом, уже в этом узком кругу, освещалось не раз, и по-разному. Сейчас определённо можно сказать лишь, что как раз Лодкин со своей командой подтолкнул к тому, чтобы в итоге контроль над предприятием перешёл к денинскому семейству.

И это, кстати сказать, не единственный пример, когда именно Лодкин, находившийся у власти, спровоцировал ситуацию, которую сегодня сам же и бичует. Примером может служить его просьба к руководителю преуспевающего стародубского хозяйства "Красный Октябрь" Г. Лобусу «взять под свою полную опеку соседний разорившийся свинокомплекс» (речь, очевидно, идёт о свинокомплексе "Бёрновичский" — прим. авт.), но Лобус, по выражению автора, мыслил «о безотчётном барском хозяйствовании» через форму «товарищества на вере». Но не от хорошей жизни пришлось "Красному Октябрю" менять организационно-правовую форму. Это был также способ защититься от растаскивания хозяйства, спровоцированного как раз лодкинской властью, вошедшей в конфликтный клинч с независимым Лобусом. Возможно, когда-нибудь уроженец краснооктябрьских мест по фамилии Шило, руководивший в команде Лодкина управлением, которое "присматривало" за муниципальными образованиями, расскажет, как в мстительной голове Лодкина вызревал этот безумный замысел: расправиться с Лобусом ценой диверсии против одного из лучших сельхозпредприятий России (Шило был одним из исполнителей этого замысла). Молотком убить муху на лбу — это называется, иными словами. По аналогии можно тут вспомнить, как "молотком" прихлопнул Юрий Евгеньевич ещё одну докучавшую ему "муху" — газетную. Речь о вытравливании из главных редакторов почепской райгазеты "Сельская новь" не вписавшегося в стандарт "чего изволите?" Петра Григорьевича Обыночного. "Прихлопывали" его в несколько приёмов, наконец, достали "молоток" и газету… ликвидировали, тут же возродив её под другим названием — "Почепское слово", но уже без Обыночного.

3. Поговорим об истоках

Острые приступы изобличительства в "Падении…" перемежаются с затяжными сеансами самовосхваления, и вся эта гремучая смесь призвана убедить доверчивого читателя, что с эпохой Юрия Евгеньевича связаны почти сплошь экономические победы, а с эпохой Денина — одни экономические провалы. Соответственно — какой умелец-управленец Лодкин! И какой неумеха, да ещё и мазурик, его сменщик. Не будем распространяться о справках, отчётах, предвыборных агитках, в которых отражена победная поступь маленького брянского "Дэн Сяопина". Вся эта поступь отражала среднероссийские тенденции, в которых страна обретала свой новый экономический облик. То были непростые годы, гораздо менее тучные, чем пришлись на денинское правление, когда стоимость нефти взлетела до небывалых величин и страна купалась в деньгах. Можно, конечно, применить такой очень упрощённый и во многом символический критерий управленческой эффективности Лодкина и Денина — проследить судьбу дворца детского и юношеского творчества имени Ю. Гагарина. При Лодкине он, начав разрушаться, был законсервирован, объект ожидал позорный демонтаж. Но дворец был спасён, продолжает служить детям и украшать центр Брянска. Благодаря, в основном, энергии Денина, сумевшего мобилизовать социально-ответственный бизнес. То был ещё не совсем испорченный коррупцией Денин. Это потом он станет едва ли не каждую инициированную им или его партнёрами-коррумпантами экономическую акцию рассматривать сквозь мутную призму карманного интереса. Обо всём этом достаточно много было сказано в опубликованной нами аналитической статье «Жёсткая посадка Николая Денина» сразу после отрешения его от должности.

Лодкин со смаком ещё раз проходится по этим обернувшимся тяжёлыми ударами для областной казны адресам — агрогородки, хлебозавод, фабрика мороженого… Но всё это было лишь талантливо усвоенными уроками самого Лодкина. Почему-то ни "гу-гу" от Юрия Евгеньевича о слывшей передовой при нём, губернаторе, практике создания вертикально-интегрированных хозяйственных структур, которую в своей полной криминальной красе воплощал обласканный им "Мелькрукк". Сегодня экс-губернатор сильно ударствует по поводу сжавшегося до кукольных размеров родного Дятьковского хрустального завода, с почтением пишет о бывшем его директоре Г. Торопине, пытавшемся спасти брендовое предприятие. Но помалкивает, почему и коллектив, и тогдашняя областная власть оказались беспомощны перед натиском проходимца Ю. Городничего, которого здесь зовут не иначе как главным похоронщиком завода. Много всего лестного наговорено Юрием Евгеньевичем в адрес своих помощников и соратников, по поводу открывшегося второго дыхания БМЗ. Но прошло ведь совсем немного времени, чтобы из памяти изгладилась скандальная эпопея вокруг, по сути, преднамеренного его банкротства, вокруг распродажи социальных объектов машиностроителей, на которой погрел руки "завезённый" из столицы при Лодкине и пригретый в его команде толстосум Иванов. Тот, что Андрей Робертович. А был ещё один, дятьковский ИвановМихаил Михайлович, из родного для Лодкина Дятьково, который, как козёл в капусту, был запущен в фармбизнес. Оба Ивановых ещё большего личного благоденствия добились при Денине. Первый — при молчаливом согласии губернатора провернул по известной схеме рейдерскую операцию с нежилыми помещениями в МУП "Жилищное хозяйство" Советского района г. Брянска, активно поучаствовал в разгроме бюджетообразующего "Брянскспиртпрома" и поимел дивиденды на грабительской для областного бюджета продаже дормашевского ДК. А второй с помощью Денина поднялся на более высокую и выгодную для своего лекарственного бизнеса ступеньку — занял пост руководителя крупнейшего государственного оптового фармпоставщика и до сих пор с его помощью "опыляет" свои бизнес-интересы. То, что явленному при Лодкине Андрею Робертовичу Иванову позволили уже при Денине тихо покинуть Брянщину, да ещё и вручили напоследок почётную грамоту областной Думы, то, что Мих. Мих. Иванов продолжает благоденствовать уже при третьем губернаторе, говорит лишь об одном — о коррупционной преемственности, истоком которой стало правление Лодкина.

Сам же он и даёт в своей книге дополнительную пищу для такого убийственного вывода. «В 1999 году, — вспоминает, — мы с моей супругой Евгенией Алексеевной осуществили свою давнюю мечту и свершили (оцените стиль! — прим. авт.) путешествие по Волге, посетив множество крупных приволжских городов. Рассказ об этом путешествии — тема отдельной книги (уж лучше бы с неё и начинал свою постгубернаторскую жизнь — прим. авт.). Здесь же я хочу упомянуть об отдельном уместном в данном случае факте. В саратовском порту мы с удивлением наблюдали, как прямо на причале шла бойкая торговля брянским мороженым. На передвижной тележке-холодильнике красовалась эмблема Брянского хладокомбината. Замечу, что это было во времена моего губернаторства, когда мою команду даже во сне не посещала мысль о возможности миллионных затрат на строительство нового предприятия, производящего мороженое».

«Хорош ЮрЛо, не говорящий главного!» — воскликнул один наш собеседник, прекрасно знающий подоплёку ситуации, когда мысль построить фабрику мороженого посетила денинскую голову. Дело в том, что Брянского хладокомбината, чьё мороженое так восхитило нашего губернатора в Саратове в 1999 году, к 2010 году, когда были забиты первые сваи фабрики мороженого, уже не существовало. Осталась лишь большая ностальгия по брянской продукции, которая и сподобила Денина на очередной, мягко сказать, сомнительный экономический проект. А если выразиться точнее — разорительный проект. И за это надо сказать спасибо… Лодкину. Брянские мороженщики хорошо помнят, с какой настойчивостью именно его команда реализовывала план по сокрушению хладокомбината, как в преддверии двух прошедших с небольшим интервалом собраний акционеров уламывала Минимущество передать пакет акций "в область", как на первом собрании получила отлуп от министерского чиновника, заявившего что "Брянскхолод" входит в пятёрку лучших в России, и от таких активов не отмахиваются. Как удивились все радикальной смене позиции министерства уже через несколько месяцев. Ну, а получив контроль над хладокомбинатом, туда "область" отрядила хозяйствовать помощника губернатора А. Карпова, губернаторского охранника и кума С. Антошина. Дальнейшее известно.

Тут уместно возвратиться к факту с разорившимся свинокомплексом "Бёрновичский", который Лодкин просил Лобуса "взять под свою полную опеку". Нам неизвестно, почему отказался Лобус от такого "выгодного" предложения, зато хорошо известно, что позволила сделать власть с "Бёрновичским" потом. А потом он, возводившийся методом всероссийской комсомольской стройки, был попросту растащен. И одним из выгодоприобретателей, "сорвавших куш" на этом мародёрстве, был, как об этом не раз уже писалось и говорилось, тогдашний первый заместитель главы стародубской администрации А. Богомаз, бурно развивавший семейный бизнес, зарегистрированный на жену.

(Окончание следует)

Григорий БЕЛЯЕВ

Читайте ещё