Жёсткая посадка Николая Денина

Торопливые заметки об итогах 10-летнего правления отрешённого от власти губернатора

Николай Денин (фото: Дмитрий Лебедев | «Коммерсантъ»)
Николай Денин
(фото: Дмитрий Лебедев | «Коммерсантъ»)

Руководители нашей области уходили по-разному. Их в новейшей истории Брянщины было пятеро, и только двое из них — В. Барабанов и А. Семернёв — прощались с должностью без скандалов, после поражений на выборах. Да и то, если учесть, что второй раз в 1996 году Барабанов покидал кресло главы региона с зубодробительной обвинительной президентской формулировкой, а поражению Семернёва предшествовал скандал с инсценировкой покушения на самого себя (за это его прозвали "Сашей-самострелом"), то понятны воздыхания о том, как сильно "не везёт нашей области".

9 сентября стало чёрным днём календаря для теперь уже бывшего губернатора Николая Денина. Для нашей газеты, которую он в последние годы более других оппозиционных СМИ травил исками, этот день, напротив, должен был бы стать праздничным. Нам можно было бы выпустить солидную брошюру с публикациями, которые приближали отставку Денина и которые в итоге привели к унизительно-жёсткой формулировке его увольнения — в связи с утратой доверия главы государства.

О том, что эта отставка грядёт, говорили в последнее время настойчиво. Дни же стали считать после того, как в марте в федеральной прессе были обнародованы тезисы так называемого закрытого доклада Общероссийского народного фронта с перечнем денинских "подвигов". Губернаторская пресс-служба сделала много для того, чтобы смягчить удар по патрону, но при всём весьма высоком уровне профессионализма, который, насколько нам известно, Денин так и не сумел оценить по достоинству, она смогла лишь отсрочить президентский приговор. О том, что дела Николая Васильевича плохи, свидетельствовал не столько факт информационной "легализации" доклада ОНФ, сколько перечень фигур, стоящих за ним. Вот лишь наиболее известные: А. Бочаров, Е. Лахова и А. Богомаз. Все понимали, что самый маловлиятельный в этой компании Богомаз, а у наиболее влиятельной Лаховой губернаторского будущего на Брянщине быть не может, и когда стало известно, что президент направил Бочарова на "волгоградское царствие", многим показалось, что гроза опять прошла стороной, что конфликт разрешился сам собою. Денин даже великодушно пожелал в одной из подручных газет успеха Бочарову на предстоящих 14 сентября выборах и изъявил желание "дружить" (сотрудничать) регионами. Но Андрей Иванович этого жеста не оценил. Чем объяснить такую неуступчивость? Чтобы ответить на такой вопрос, надо точно знать, что происходило у этих людей "под ковром". Однако те, кто следил за хронологией развития противостояния, помнят, возможно, одну из наших публикаций о том, как тогдашний главный федеральный инспектор Бочаров накануне скандальных губернаторских выборов в октябре 2012 года загремел неожиданно в больницу с банальным аппендицитом и как чуть было не повторил скорбную судьбу залеченного досмерти годом раньше оппозиционера А. Шульги. Возможно, после того, как вытаскивать с того света Бочарова срочно отправили в Москву, и было им принято окончательное решение относительно того, как выстраивать отношения с Дениным дальше. Тогда никто не предполагал, как сложится его судьба, никто не думал, что он заберётся так высоко в президентском народном фронте. Сверхамбициозному, давно мечтающему о губернаторстве Андрею Ивановичу давно было неуютно в тени Денина, а возглавив исполком ОНФ, он решил, что хватит играть в кошки-мышки. То, что произошло у Бочарова, Лаховой, Богомаза и примкнувшего к ним начальника УМВД В. Кузьмина — с одной стороны и у Денина — с другой, называется "расколом элит", который в России, как правило, заканчивается "сменой караула".

Отдельный подтекст у взаимоотношений Денина и Лаховой. За 10 лет эти взаимоотношения проделали путь от взаимного почитания, граничащего с обожанием, до полного неприятия друг друга. На чём разъехались они — сказать трудно, во всяком случае точкой отсчёта вражды является не спор о том, где в Фокинском районе Брянска строить детскую поликлинику. Лахова, за свою многолетнюю карьеру повидавшая немало политперсон различного калибра, не могла не видеть ущербности брянского губернатора. Поначалу она стала играть роль его заботливой наставницы, подчас, как отмечали некоторые наблюдатели, слишком заботливой. Но со временем опекаемый ею "птенец" оперился, оброс связями, к тому же беспрерывное пребывание в комфортной позе принимающего лошадиные дозы славословия и лести не могло не повлиять на адекватность восприятия реалий, и в какое-то время Лахова показалась зазвездившемуся губернатору отработанным материалом. Его не насторожило даже то, что Екатерина Филипповна на некоторых "посиделках" руководящего штаба народного фронта находилась рядом с Путиным. Хотя и понять Николая Васильевича можно. Весь свой губернаторский "век" он постоянно угождал всем, кто был по рангу выше, кто так или иначе мог повлиять на его шальную карьеру. Его так и называли в некоторых кругах — "Николай-угодник". Но постоянно натянутая струна обязательно порвётся. Допускаем, что и здесь она порвалась — может же, наконец, попросту надоесть угождать…

Всё это хоть и важные для понимания и объяснения денинского поведения моменты, но вторичные. Первичен он сам. В своё время В. Потомский изложил свой незамыленный взгляд на главного конкурента на губернаторских выборах 2012 года. Он всё не мог взять в толк, как могут такие персонажи, как Денин, становиться губернаторами. Конечно, большой вопрос и в том, как могут становиться ими такие персонажи, как Потомский, но сейчас о другом. Денин и впрямь отягощён кучей серьёзных и глубоких комплексов. Он и впрямь выглядел на явно не по его росту посту экзотически. Известно наполеоновское изречение о том, что «не умеющий говорить, карьеры не сделает». Казалось, Николай Васильевич со своей неизбывной сельскостью, выражающейся прежде всего в его интеллектуальном убожестве и кошмарном косноязычии, опроверг Наполеона. Но дискредитирующая формулировка, с которой он отрешён от должности, всё расставила на свои места. Вся карьера полетела ко всем чертям. Человек, подобно алчной пушкинской старухе, вновь у старого разбитого корыта. Снежкинского…

Что же ещё, помимо не очень привлекательных внешних аспектов, привело экс-губернатора к такому финалу? «Самые большие неприятности, — говорил Руссо, — приходят к нам от нас самих». Продолжая мысль о противоречивости денинской личности, выделим вот что. При всей проницательности, свойственной людям, происходящим из сельской среды, Денин грубо ошибался в оценках людей, попадавшихся на его пути. Но вскоре стало ясно, что происхождение этих ошибок диктовалось не излишней доверчивостью, не вполне простительными, если в итоге осознаются, заблуждениями. Говорила опять же натура. Увы, испорченная сребролюбием и обезоруживающим цинизмом. Это на людях, в пиар-сюжетах наш теперь уже бывший губернатор выглядел заботливым батькой, постоянно бубнящим, что надо «действовать в рамках действующего законодательства». А за закрытыми дверьми, во время приватных контактов-междусобойчиков принимались решения, которые позже выливались в многочисленные скандалы.

Они сопровождали всё денинское губернаторство. Начать с того, что и сам он как высшее должностное лицо региона был "зачат" в тяжком грехе, когда после первой своей инаугурации по дороге в Москву сбил насмерть женщину. То был очень плохой знак судьбы. К сожалению, сам дорвавшийся до власти Денин не сделал для себя никаких выводов, не стал ничего менять в своём мировосприятии.

А тут стало выясняться больше. Оказывается, губернатор связан с криминалом. Несколько лет назад наша газета опубликовала интервью с человеком, входившим в самый ближний круг известного криминального авторитета из Сельцо Н. Емельянова («Емели»). Он настаивал на том, что Николай Васильевич был заказчиком ряда громких преступлений, включая покушение на вице-губернатора А. Касацкого. "Заказчик" засудил бывшего члена ОПГ и нашу газету и начал открещиваться от "Емели": не знаю-де такого, ну а то, что в главах сначала Жирятинского района, а потом Брянского оказался его родной брат, в губернаторских помощниках, а потом в руководителях областного Гарантийного фонда — его племянник, — так это чистая случайность. Будем надеяться, что впереди ещё — и более тщательное исследование того, как "пришивалось" покушение на Касацкого банде "саранских", которую, как выяснилось по итогам громкого судебного процесса, и бандой назвать трудно. Мы в своё время анализировали и ход самого процесса, и вердикт суда, и пока не можем отделаться от убеждения, что Денину удалось использовать немалый ресурс своей должности для того, чтобы перевести стрелку обвинения на так называемого лидера "саранских" по фамилии Кириенко. Кстати, на следующий день после того, как Денин был отрешён от должности, в нашей редакции раздался неожиданный звонок. Звонила проживающая на Украине мать Кириенко, которая узнала от соседей о переменах на Брянщине. В 2012 году ей передали номер "Комсомольца Брянска" с упомянутым интервью бывшего сообщника "Емели". И вот теперь она решила поблагодарить нас за смелость и принципиальность в той непростой ситуации. «Я буду молиться за то, чтобы Денин понёс наказание за страдания, которые причинил моему сыну, всем жителям Брянщины», — сказала она.

То же самое происходило и позже, когда разразился скандал по поводу перечисления почти 22 миллионов рублей из областного бюджета на ликвидацию последствий аварии на птицефабрике "Снежка". Об этом мы сообщили около двух с половиной лет назад. И всё это время никак не решится вопрос о возбуждении уголовного дела. Как раз сия история и стала той "кащеевой иглой", которая в итоге сразила Денина. Больно уж очевидным был акт вероломного изъятия из бюджета большой суммы денег, чтобы в очередной раз замолчать "проказу" губернатора. Возможно, и состоявшееся недавно довольно странное отстранение от должности руководителя регионального управления МЧС А. Кобзева тоже связано с этим делом. Кстати, люди, не только ориентирующиеся в юриспруденции, но и знающие неписанные законы, в соответствии с которыми в России сажают или, напротив, милуют крупных чинов, прогнозировали, что как раз эта "проказа" и не останется для Денина безнаказанной. Но если только на этом будет поставлена точка, то состоявшуюся 9 сентября рокировку можно считать обыкновенной межклановой разборкой. За Дениным и некоторыми его соратниками числятся грехи намного покруче, чем 22 миллиона, отваленных "Снежке". Если сотни миллионов бюджетных рублей, вбуханных в агрогородки, можно закамуфлировать формулировкой "неэффективно использованные средства", то как быть с почти полутора миллиардами рублей, которые "съел" построенный, но так и не работающий хлебозавод? Как быть с замороженной фабрикой мороженого, на которую ухлопано более полумиллиарда рублей? Совершенно ясно, что эти проекты ничего общего со здоровой экономикой не имеют, а навязаны они коррупционными мотивами. Мы даже поимённо называли персон, приложивших руку к провальному строительству хлебозавода: Денин, Папян, Кистенёв. Но правоохранительные органы хранят упорное молчание, сторонясь этой кучи, дожидающейся разгребания.

Шёл отрешённый губернатор к власти под маркой "сильного хозяйственника". Увы, оказался слабоватым хозяйственником — не будем спорить и с определением "слабый". Сильный не позволил бы уподобляться безропотному ягнёнку, когда уничтожался бюджетообразующий "Брянскспиртпром". Сильный сразу обратил бы внимание на скверную динамику в работе "Брянских коммунальных систем" и мгновенно спросил бы, почему растут долги, куда уходят деньги? Сильный, рачительный управленец, наконец, посчитал бы безумием выкупать за счёт казны у частной структуры, за которой стоял столичный толстосум-рейдер Андрей Робертович Иванов, почти за 50 миллионов рублей руины дормашевского Дома культуры.

Тут ещё раз вынуждены сказать о целой галерее дельцов, мерзавцев, полуотморозков, которых не только привечал губернатор, но и шёл у них на поводу. Тот же Андрей Иванов, наваривший огромные деньги на перепродаже недвижимости МУП "Жилищное хозяйство" Советского района Брянска. До сих пор Денин судится с нашей газетой из-за публикации «Бонус за бездействие?», в которой обнародована полученная из полицейской справки информация о том, что на лицевой счёт матери Денина переводились деньги. Мы предположили тогда, что они могут быть бонусом за "молчаливое крышевание" этой грабительской сделки. Причём даже не утверждали, что полученная информация носит достоверный характер, а всего-навсего изъявили стремление вывести на чистую воду конкурсного управляющего МУПа С. Быкова, который сообщил об этом во время полицейской проверки. Но Денин почему-то обиделся, и снова на защиту его мундира была призвана не ведающая страха и упрёка судья Т. Подгало. У нас ещё будет время откомментировать "по косточкам" этот странный процесс. А пока скажем лишь, что Иванову, выкачавшему из региона немало благ, было позволено покинуть его с почестями.

По другую сторону от губернатора-хозяйственника уютно расположился другой ИвановМихаил Михайлович. Он, наоборот, никуда не рвётся, стремится только опять стать депутатом областной Думы, обещая в рекламном ролике не подвести земляков. Этот господин удивительно быстро и ловко находил подходы к двум губернаторам — породившему этого монстра Лодкину и его преемнику Денину, при котором его деятельность приобрела все черты отвязанности. Род этой деятельности — лекарственное обеспечение. У всех на виду "фармкороль" занимается развитием частного фармацевтического бизнеса под крышей вчера ещё весьма успешного, а теперь потихоньку хиреющего государственного предприятия "Брянскфармация". Не раз властям, Денину задавался вопрос: как можно в государственной аптечной сети продавать лекарства по существенно более высоким ценам, чем у частников? Должно же с учётом преференций, интересов власти быть наоборот! Нужно сдерживать эти цены, побуждая своим примером частников… Но губернатор был совершенно глух, в ответ лишь афишируя в медиапространстве свои якобы исключительно деловые контакты с "фармкоролём". Не раз звучала информация о мошеннической комбинации, по которой большие партии лекарств, прежде чем попасть в государственную "Брянскфармацию", на бумаге прокручивались через частную ивановскую фирму в Дятьково со схожим названием "Брянскфарм", после чего на её счету оставались многомиллионные суммы. Ноль реакции.

Ворочающего этими суммами Мих. Миха называют в региональном медицинском сообществе теневым боссом областного здравоохранения. Номинальный босс по фамилии Дорощенко — в полном у него услужении. Связка эта неразрывна. Кто-то рассчитывал, что к некоторому очищению в этой жутко проблемной области приведёт инициированная во время президентства Д. Медведева проверка, после которой тогдашний глава государства требовал "строго наказать" тех, кто бессовестно ворует на сделках по приобретению медоборудования. В числе регионов, где промышляли её закупками по завышенным ценам, оказалась и Брянщина. Результат — с головы Дорощенко не упал ни единый волосок. Его, Дорощенко, к слову, "пасёт" ещё один Иванов — родной брат "фармкороля" Павел, возглавляющий БТФОМС с его многомиллионной "кассой".

На своей первой импровизационной пресс-конференции на пороге здания областной администрации в минувший триумфальный для него вторник врио губернатора Богомаз много говорил о борьбе с коррупцией. Здесь он сделал весьма обязывающее заявление о том, что перво-наперво надо очистить власть от этой скверны. Отлично! Только вот первый тест нашему отважному смельчаку. Он сразу сделает врио губернатора в глазах не только медицинской общественности либо человеком слова, который вправе претендовать на серьёзное и уважительное к нему отношение, либо обещалкиным-пустомелей, неотличимым от других псевдоборцов с коррупцией. Тест простой — хотя бы отодвинуть от фармацевтической и медицинской кормушки Иванова и Дорощенко...

Здесь напрашивается ещё одно наполеоновское изречение: «Победители легко усваивают повадки побеждённых». В своё время денинская команда вдоволь оттянулась на критике коррумпированного окружения Лодкина. И поделом. Но сама, получив власть, превзошла предшественников. Правда, и размеры общероссийской коррупции в последнее десятилетие, как известно, росли стремительно. Дорогу к Денину проще всего находили люди, которые дают серьёзные основания подозревать себя в коррупционных грехах. И по вертикали, и по горизонтали. С нами судится нынче такая шишка, как В. Рязанский, обидевшийся, что мы в публикации, рассказывающей о строительстве торгового центра "Родина" вместо привычного брянцам кинотеатра "Родина", назвали его заинтересованным лицом. Об этом процессе и его главных действующих лицах мы ещё также поговорим, а пока констатируем факт: публичное и, насколько нам известно, юридически оформленное обещание "инвесторов" сохранить киношный профиль "Родины" так и не выполнено. И выходит, что таким высокопатриотичным словом названа… торговая лавка, хоть и большая, хоть и сверкающая. Что заставило главу региона так прогнуться перед столичным "инвестором" и что так сильно притянуло того к Брянску — догадаться нетрудно. А почему такой размах приобрела безаукционная, а значит и с потерями для бюджета, раздача в Брянске земли? В итоге так и не справился "народный губернатор" за 10 лет с точечной застройкой и хроническим отставанием Брянщины по уровню средней зарплаты. Пусть две эти задачи не покажутся несвязанными. Они связаны теснейшим образом.

Ещё одна разведённая Дениным коррупционная кормушка связана с лжечернобыльцами, получающими огромные бюджетные компенсации за якобы сданное жильё или за сданное якобы жильё. Губернатор не раз на людях критиковал такую практику, постоянно кивая на её первопричину — несовершенство федерального законодательства. На самом же деле это несовершенство было выгодно его окружению. Кто регулярно читал наше издание, конечно же помнит, что творила областная чернобыльская комиссия, тёмную деятельность которой курировал замгубернатора Н. Симоненко. Ну и как не коснуться, наконец, прямо-таки любовных взаимоотношений экс-губернатора с кумовским тандемом перебежавших в партию власти из "Справедливой России" клинцовских бизнесменов-градоначальников — Беляем и Белашом, а в "сумме" "Беляшами"! Их нахождение у власти протежировал Денин. Во второй город были направлены бюджетные потоки. Он стал преображаться, но тут же продвинутой части населения стало известно, какой ценой создавалась вся эта лепота, сколько денег оседало в кассах коммерческих фирм, аффилированных с "Беляшами". Вслед за этим стали известны и вопиющие факты "прикарманивания" ими и связанными с ними коммерсантами городской земли, городской недвижимости. Скандал набирал всё большую силу, и тогда-то как раз о себе заявил Богомаз, обратившийся в прокуратуру с просьбой юридически оценить деяния "Беляшей". За это ему спасибо, хотя многие обратили внимание на то, что голос Александра Васильевича звучал в данном случае как-то неуверенно. Денин же, напротив, взял поживившихся "Беляшей" под своё крыло.

Так же отчаянно он "крышевал" и "ночного главу" по фамилии Граборов. Человек с помощью мошенничества забрался в главы администрации Почепского района, устроил форменное издевательство над правоохранительной системой, общественностью. Мошенника с поддельным дипломом выталкивали из кресла гуртом, с помощью Верховного суда, и только Денин, распинавшийся на публичных заседаловках об укреплении авторитета власти, был по отношению к персоне, по-хамски роняющей этот авторитет, безучастным. От него ждали веского губернаторского слова и в случае с клинцовской мошенницей-депутаткой Р. Желдак. Уже состоялся и вердикт суда, а отмашки на очищение "Единой России", областного депутатского корпуса от особы, преступившей закон, так и не последовало.

Потихоньку мы приблизились к кадровой политике отставника Денина. Здесь, на первый взгляд, у него не было никакой логики, и её отсутствие на отдельных направлениях привело к вопиющей чехарде. Руководители ведущих структурных подразделений — промышленно-транспортного, строительного, образовательного, физкультурно-спортивного менялись как перчатки, проработав в среднем по полтора-два года. Наиболее показательна ситуация со структурой, которая должна быть экономическим мозгом областной исполнительной власти — речь о департаменте экономического развития. Пять человек руководило им менее чем за 10 лет. Принизить больше значение этой структуры трудно. Что делает распорядитель кошелька, прежде чем взяться за какое-то требующее финансовых средств дело? Он всё тщательно продумывает, просчитывает, дабы не промахнуться, не прогореть. Так же должен был поступать и распорядитель гигантского общественного кошелька — областного бюджета прежде, чем затеять строительство упомянутых хлебозавода, фабрики мороженого, создание тех же агрогородков. Но Денина не интересовала позиция специалистов-экономистов, он к ним за экономической экспертизой даже не обращался. А зачем? Деньги же не свои — бюджетные. А посвятишь кого-то ещё в свои планы — выйдут затруднения с распилом. Нет, была, была своя логика в кадровой чехарде. Сито отбора проходили спецы, способные пройти по сомнительной, а то и по запретной грани, а то и по лезвию ножа. Те, кто ссылался на законодательные ограничения и препоны, сторонился авантюр, приобретали репутацию неумех. И совсем уж стала теряться адекватность, когда в кадровую колоду губернатора забрался его сын. Мы рассказывали, как у руля облспорткомитета появился его дружбан, бывший легкоатлет А. Погорелов. Его приходу предшествовала безумная административная "казнь" И. Пырсенкова. За несколько лет работы руководителем комитета по молодёжи из Игоря Григорьевича выковался неплохой специалист, и вот ему, вошедшему в управленческую силу, "срубают голову" под предлогом того, что не обеспечил на госдумских выборах на закреплённых за ним участках необходимого процента голосов за партию власти. Его сменил беспомощный тренер спортсменов-инвалидов, а вслед за ним с подачи Денина-младшего и было совершено то самое кадровое недоразумение с Погореловым. Невольно вспомнишь тут высказывание Лукашенко сразу после бегства из Киева проворовавшегося Януковича: «Если в дела руководителя, лидера начинают совать нос жена, дети, любовница — жди беды».

И о самом ближнем круге губернатора — заместителях. Их за десятилетие прошло несколько десятков. Но только трое — Е. Локтикова, Н. Симоненко и А. Теребунов — отработали от звонка до звонка. И тому есть объяснение. Локтикова была проверена на верноподданничество ещё на "Снежке". Симоненко — во время годичной отсидки в "Матросской тишине". Теребунов, как мы однажды уже отмечали, такой чести удостоился за способность выдавать результат. И, добавим, за то, что слишком много о Денине знал. Надо признать, что курируя информационную политику, он проявлял известную гибкость. Хорошо зная, на чём журналистам проще всего подловить его шефа, он буквально за руку проводил губернатора по "минному полю". Это во многом его заслуга, что Денин царил целых 10 лет. Насколько известно, у Теребунова и Денина были весьма непростые отношения, первый, исчерпав терпение сносить оскорбления и пинки, несколько раз порывался уйти из обладминистрации, но всякий раз был удерживаем. Беседуя с ним незадолго до губернаторской отставки, я уловил в его интонациях усталость и разочарование. Во всём его облике тогда читалось, что он мог бы сделать больше, но… с другим губернатором.

Денин мало ценил заместителей. Рассказывали, что ещё в самом начале своего губернаторства он объявил, что у него нет заместителей, есть только помощники. Планёрки с замами превращались в сплошную их порку. Губернатор не выбирал выражений, начисто игнорируя постулат о том, что кнут без пряника не работает. Будучи человеком закомплексованным, он скорее всего неосознанно часто применял один и тот же циничный приём, формулирующийся так: разделяй и властвуй. Он сталкивал подчинённых лбами, любил сплетни. Наушничество, интриги — всё это было возведено в систему. Кто сталкивался с нефасадным Дениным, а мне "посчастливилось" сталкиваться с ним пару раз, поражались его коварству, одержимой страсти с кем-то разобраться, кого-то "отмочить" (говорят, это его любимое словечко). Доводилось слышать, что в неформальном общении он частенько больше смахивал на "пахана", чем на солидного государственного управленца.

Отставка Денина — безусловное благо. Где-то на птицефабрике его говор, его манеры общаться с людьми ещё сойдут, но только не на государственной службе, где надобен иной "инструментарий". Однако озадачивают интонации некоторых местных медийных тружеников, которые захлёбываются ликующей слюной по поводу отрешения Денина и с телячьей наивностью приветствуют замену его Богомазом. Даже кое-кто из обитателей социальных сетей и то трезвей и прагматичней. Вот, например, несколько реплик-оценок смены областного административного караула: «Хоть бы теперь последнее не растащили», «Шило поменяли на мыло, одного отстранили, другой пришёл такой же», «Не факт, что пришёл лучше, поначалу все хорошие»

У Богомаза есть кое-что общее с Дениным. Оба — из аграрной глубинки, оба неброские, оба — совсем не цицероны. Сейчас трудно предсказать, во что со временем трансформируется Богомаз, хотя некоторые факты его биографии как минимум настораживают. К примеру, достаточно хорошо уже известно, что Александр Васильевич передрал до половины своей кандидатской диссертации из трудов других учёных, а в следующем году уже из его диссертации передирала супруга. Знают, кстати, о факте плагиата, растиражированном в своё время академиками, и в Администрации президента, но в ситуации, когда на безрыбье и рак рыба, решили до поры до времени им пренебречь, предоставив перспективному хозяйственнику возможность проявить себя и на ниве государственного управления. Будем и мы великодушны и оптимистичны, поверим в то, что новый глава региона способен вести себя по-политически мудро. А эта мудрость заключается в том числе и в способности из оппонентов делать союзников.

…К сожалению, первые кадровые шаги Богомаза особого оптимизма не внушают. Очищения власти пока нет. Достоверно известно лишь то, что из команды попросили сверходиозного Климова и Теребунова. Причём, наводку на их "отстрел", как нам сообщают, дал земляк временно исполняющего обязанности губернатора Касацкий, стяжающий репутацию самого коррумпированного и жуликоватого чиновника. А ещё очень мстительного и мелочного, в чём мы убедились в своё время на личном примере. В 2009 году, когда этот господин пытался усидеть на двух стульях, совмещая госслужбу в должности вице-губернатора с депутатством в Брянском горсовете, наша газета добилась сложения им депутатских полномочий. И тогда Касацкий принялся нам "мстить", добившись исключения "Комсомольца Брянска" из списка СМИ, сотрудничавших с областной исполнительной властью, и попытавшись воспрепятствовать исполнению администрацией своих обязательств по уже заключённому договору об оказании информационных услуг. Самое интересное — о какой сумме шла тогда речь. Четыре с небольшим тысячи рублей…

За титул самого коррумпированного и жуликоватого чиновника с Касацким может поспорить разве что Симоненко, а прежде — герой нашего недавнего журналистского расследования Е. Кузавлёв, который, по некоторым сведениям, очень обрадовался денинской отставке и теперь мечтает вернуться во власть. В случае, если это возвращение состоится, оно станет для брянской общественности очень тревожным сигналом. Таким же тревожным сигналом будет продолжение работы в областном правительстве г-на Касацкого.

...Когда писал эту статью, включил телевизор. В выпуске брянских новостей показывали сюжет о том, как после возвращения из Москвы совершает свой первый поход к крыльцу здания обладминистрации Богомаз. Его сопровождала Лахова. Мне это сразу напомнило картинки 10-летней давности, когда Екатерина Филипповна сопровождала в эти пенаты мужчину, которого многие называли тогда "Колей". Потом она много славила Колю, Николая Васильевича в различных аудиториях. Чем это всё закончилось — известно. А чем закончится дубль-2? В отличие от Денина, мы можем получить ответ гораздо быстрее, ведь его преемнику отпущен всего год на ношение приставки врио. А там — милости просим Вас, Александр Васильевич, на выборы! С кем и с чем пойдёте на них? С такими, как г-н Касацкий? Тогда и Екатерина Филипповна может Вам не помочь…

Владимир ПАНИХИН

Читайте ещё