«Вдребезги» — вдребезги: почему?

Опубликовано: № 4 (663), 12 февраля 2018 г.
Тема: А. Коломейцев

Борис Кусков, Александр Коломейцев и Николай Виткевич в эфире передачи «Вдребезги» (фото: blog.vitkevich.ru)
Борис Кусков, Александр Коломейцев и Николай Виткевич в эфире передачи «Вдребезги»
(фото: blog.vitkevich.ru)

В прошлом номере, в публикации «"Поцелуй смерти" от Коломейцева» мы рассказали о неожиданном для многих закрытии проекта "Вдребезги", автором и идейным вдохновителем которого являлся предприниматель А. Коломейцев. Эта тема продолжает оставаться на слуху у общественности. Сегодня мы публикуем отклики некоторых из участников скандальной, как её называл сам Коломейцев, передачи.

Александр КУПРИЯНОВ:

— По поводу закрытия передачи "Вдребезги" моё личное мнение, основанное всего лишь на моих предположениях, жизненном опыте. Я уверен, что, скорее всего, это не точка, а достаточно жирная запятая. Уверен, что передача, несмотря на закрытие её Александром Григорьевичем, всё-таки пошла в народ, вызвала определённую бурю эмоций и, что называется, имеет продолжение в умах, сердцах людей. Как это будет выражено? Возможно, это будут какие-то другие передачи, другие проекты. Повторю: мне кажется, что это не точка, а запятая. Не могу знать всех планов Коломейцева, но всё-таки верю, что он рано или поздно вернётся и в Россию, и на политическую арену. Что будет дальше — покажет время. Одно ясно — свою лепту в разоблачение нынешнего брянского режима передача внесла.

Много было разговоров о покаянии Коломейцева перед Антошиным, Богомазом. Мне хочется верить, что это такой ход тактический, не хочу верить в то, что человек настолько перешагнул через себя. Соглашусь с позицией, озвученной в вашей газете: эти люди не простят, как бы глубоко он не покаялся, не стал извиняться или на коленях стоять. Всё равно они не простят — это уже понятно. Зачем он это сделал? Надо знать какие-то моменты, которые нам неизвестны.

***

Михаил МАРЧЕНКО:

— Очень сожалею, что этот проект прекратил своё существование.

***

Марина АМИРАНАШВИЛИ:

— Всех основных участников передачи "Вдребезги" власть, которую они критиковали, запрессовала до такого состояния, что пришлось передачу закрыть. Я не осуждаю Коломейцева — когда стоит выбор, семья или общественная работа, естественно, выбирать нужно семью. Но главное — что люди остались, и остались со своим мнением, потому что остались проблемы, которые они озвучивали.

Что касается извинений Коломейцева перед Богомазом и Антошиным — даже не знаю, что сказать. Может, ему поставили какие-то жёсткие условия, может, что-то другое предложили... Но в любом случае, жизнь продолжается. Вот с участием Куприянова создан новый канал "Объективное новости", и люди тоже его смотрят…

После короткого разговора с Мариной к телефону подошёл её супруг Александр:

— Моё мнение: Коломейцев не выдержал нажима, испугался. И так уже его отношения с властью обострились сильно. А дальше надо было принимать решение. Видимо, ему предложили пойти на попятную, и он пошёл. Или просто запугали — у него всё-таки дети, жена, бизнес, есть что терять… Репрессивный механизм сработал. Плохо, что независимых от брянской власти средств массовой информации практически не осталось. Только ваша газета. И парочка сайтов пытается что-то там говорить, но их тоже постоянно затыкают и шантажируют. Сколько раз видел: что-то выложат, потом удаляют, под определёнными материалами закрывают комментарии…

***

Сергей МАСЛОВ:

— Я полагаю, что в данном случае имело место вот что. 9 сентября 2014 года, когда президент Путин назначил Богомаза исполняющим обязанности губернатора Брянской области, на пороге здания областного правительства Богомаз заявлял, что власть должна быть открытой, что пресса будет свободной, что народу бояться нечего. Ну и что мы видим? Колхозник Богомаз ведёт себя как в самом отстойном колхозе. Как там председатель гнобит колхозников, не давая высказаться о том, какими методами он управляет, так и с Брянской областью точно так же случилось.

С чем-то я согласен, с чем-то не согласен с Коломейцевым, передачу он вёл так, как считал нужным. Своей целью она имела показать, какие у нас управленцы, показать сущность данных людей. Но потом запустилась репрессивная машина в отношении Коломейцева — и ОБЭП подключили, и налоговую подключили, и "Брянсккоммунэнерго" — всех, кого можно, подключили для того, чтобы задавить Коломейцева. Я не могу его осуждать — каждый человек имеет свой порог терпения, свой порог возможностей, но в какой-то момент Александр Григорьевич посчитал нужным публично покаяться и закрыть проект "Вдребезги". Считаю, что покаяний перед Антошиным и Богомазом делать не надо было, и проект не надо было закрывать. Нужно было просто передать его кому-то — возмездно, безвозмездно — и всё продолжало бы работать уже без него. А так получается, что ещё одним оппозиционным по отношению к губернаторской власти информационным каналом стало в области меньше.

Я Коломейцеву не судья, но так бы не сделал. Пошёл бы до конца — и будь, что будет. Богомаз не вечный, рано или поздно той мерой, какой он судит, будут судить его, и такие же методы в отношении него будут применены. Репрессивная государственная машина работает безжалостно. И у Богомаза есть немалые косяки, которые он уже натворил и, возможно, ему предстоит, причём в ближайшем будущем, за свои деяния отвечать перед законом. Взять ту же ситуацию с "Байер"-"Монсанто" или тёмные дела КФХ "Богомаз".

Эта ситуация убедила меня в очередной раз, что Богомаза допускать к власти нельзя было, это не тот человек, который способен консолидировать общество. Это, убеждён, не тот человек, который открыт для общества, он преследует свои узкокорыстные цели, которые идут вразрез с интересами жителей Брянщины.

***

Александр АЛЕКСАХИН:

— Вообще, я изначально думал, что будет именно так: богатым людям нельзя с таким рвением заниматься оппозиционной деятельностью, им всегда есть, что терять. Коломейцев испугался.

Саму передачу оцениваю позитивно. Вред от неё был разве что самому Коломейцеву, потому что он слишком резко выражался. А всем остальным — польза одна. Формат хороший, можно было выйти в эфир, рассказать что-то о действиях чиновников, о том, с чем не согласны.

Читайте ещё