По линии наименьшего прокурорского сопротивления 3

Опубликовано: № 24 (683), 24 августа 2018 г.

2012 год. В Бежицком районе Брянска строится фабрика мороженого
2012 год. В Бежицком районе Брянска строится фабрика мороженого

Сегодня мы продолжаем комментировать ответы на вопросы, которые некоторое время назад с учётом пожеланий наших читателей задали прокурору области А. Войтовичу. Напомним, что текст ответа подписал начальник отдела облпрокуратуры В. Новиков, исполнил его — некто М. Вахитов. Был ознакомлен с этим документом г-н Войтович или не был — вопрос вторичный. У нас есть полное право рассматривать его как официальную позицию областного надзорного ведомства.

3. Фабрика мороженого: почему не хотят «чесаться»?

Вопрос прокурору: «Во время встречи с жителями Советского района Брянска губернатор А. Богомаз сетовал на то, что построенные в своё время в областном центре за бюджетный счёт хлебозавод (в Фокинском районе) и фабрику мороженого (Бежицкий район) невозможно теперь продать. Вместе с тем, один из членов Совета директоров фабрики мороженого В. Коробко на страницах нашей газеты заявлял о том, что как раз областное правительство всячески волокитит решение этой задачи. Он также сообщал, что ваше ведомство держит этот вопрос под контролем. Входит ли в вашу компетенцию побудить, наконец, областную власть заняться вопросами, связанными с дальнейшей судьбой данного предприятия?».

Ответ: «В 2010 году согласно распоряжению администрации Брянской области от 9 августа 2010 года создано акционерное общество "Брянское мороженое" со 100% участием Брянской области в уставном капитале. Учредителем предприятия от имени Брянской области выступило Государственное бюджетное учреждение "Фонд имущества Брянской области". С 2012 года учредителем ОАО "Брянское мороженое" является департамент сельского хозяйства Брянской области…

В соответствии со ст. 10 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. Таким образом, вопрос о целесообразности реализации имущества не относится к компетенции органов прокуратуры».

Вначале надо кое-что вспомнить. В частности, что предшествовало строительству фабрики мороженого. Ведь в Брянске был "Брянскхолод", производивший одно из самых вкусных мороженых в СССР и России, не раз завоёвывавший самые престижные награды. Его уничтожение началось ещё в бытность губернатором области Ю. Лодкина (это он добился перевода одного из самых успешных предприятий региона из федеральной собственности в областную, а затем отрядил управлять им своего помощника А. Карпова и своего бывшего охранника, кума С. Антошина), а при губернаторе Н. Денине "Брянскхолод" был раздербанен окончательно и прекратил своё существование. Это экономическое преступление так по сей день и остаётся нерасследованным. Вскоре было организовано строительство фабрики мороженого. Много говорилось о бесполезности этого проекта и даже о том, что с экономической точки зрения он не только невыгоден, но скрывает в себе некий потайной коррупционный смысл.

В прошлом году мы обращались к Виктору Михайловичу Коробко, признанному знатоку молочной проблематики, независимому члену Совета директоров акционерного общества "Брянское мороженое" с просьбой прокомментировать ситуацию вокруг этого предприятия. Как раз он решительно не соглашается с теми, кто не видел в нём никакого проку, а лишь вред. Технология, которую предлагается использовать в Брянске, позволяет делать натуральный продукт, которого на нынешнем суррогатном рынке мороженого сыскать всё труднее. Делился наш собеседник и своими наблюдениями относительного того, почему фабрика, в которую вбухано порядка 400 миллионов рублей, продолжает уже при губернаторе А. Богомазе оставаться недостроенной. Об этом рассказывалось в наших публикациях «Фабрика мороженого: у точки невозврата» (31 января 2017 г.) и «Значит, это кому-то нужно…» (20 июня 2017 г.). Виктор Михайлович убеждён, что творец тупика, в котором оказался объект, — областное правительство во главе с губернатором, так как он отвечает за то, как используются на вверенной ему территории бюджетные средства. Наш собеседник сообщал об упорном нежелании реализовывать варианты, при которых фабрика давно бы уже давала продукцию и приносила пользу сверхдефицитной региональной казне.

В очередной раз обратиться к Коробко с просьбой вернуться к ситуации заставила опубликованная прокурорская отписка. Вот какой разговор состоялся у нас:

— Все попытки побудить либо достроить предприятие, либо предложить это сделать инвесторам не приносят успеха. Сейчас сделать это мешает зависшее уголовное дело относительно генподрядчика — он будто допустил приписки на 10 с лишним миллионов рублей при строительстве объекта. Эта сумма, окончательно ещё не определённая, фигурирует в акте ревизии КРУ областного правительства. Тут надо обязательно сказать, что до этой целиком зависящей от губернатора структуры были проверки областной Контрольно-счётной палаты, которая приписок как раз не находила. Когда читаешь акт КРУ, отмечаешь, что якобы приписывали на скрытых работах: мол, то песка, щебёнки не довезли, то толщина асфальта, штукатурки не соответствует нормативам. А как это определили? И кого наказывать — ведь контроль за строительством осуществляло подразделение областного Управления капитального строительства, у которого не было претензий к подрядчику? К слову, этот акт вызвал сомнения не только у меня, но и в УМВД, где вели дознание. Так вот как определить? Правильно, надо провести экспертизу. Её и проводят, да так проводят, что до сих пор не могут выдать определяющий ситуацию документ, который позволил бы следствию двигаться дальше. Всё это очень обидно. Всё застряло, когда строительные работы выполнены на 90 процентов. Уголовное дело, даже если оно и не высосано из пальца, не должно мешать двигаться дальше. Ведь даже если в расследовании и будет поставлена когда-нибудь точка, впереди — судебный процесс, а далее, вполне возможно, процедура обжалования, и в итоге всё может затянуться бог знает на сколько времени.

— Вся эта история была тёмной ещё с той стадии, когда в рамках этого уголовного дела был задержан и на третий день отпущен руководитель генподрядной организации Бацаев. Где он сейчас? Куда подевался?

— Он в Брянске, никуда не девался. Я и предлагаю, чтобы дело велось параллельно доведению объекта до ума с целью его скорейшего пуска. Смотрите, он уже четыре с лишним года на консервации, а это расходы, по 3 миллиона рублей в год. Уже 12 миллионов потратили — это больше, чем насчитали крушники приписок. Ну разве это по-хозяйски?

А тут есть ещё один тормоз. Генподрядчик, которому учредитель многострадального предприятия — областной департамент сельского хозяйства — задолжал 60 миллионов рублей, угодил в банкротство. С объектом никаких действий производить нельзя, прежде всего — выставить на продажу. Он арестован. Закавыка в том, что при оценке имущественного комплекса умышленно или неумышленно были допущены ляпы, которые стали своего рода миной замедленного действия, и не взрывается она только потому, что объект заморожен. С оценщиками я не встречался, кто я для них? Обращался в облправительство, просил дать мне хоть какой-то статус — советника, консультанта, штатного работника предприятия, и тогда можно вплотную заняться исправлением ошибок. Но… Я знаю людей, готовых приходить и работать на этом объекте, но только на чистом объекте, когда вопросов уже не будет.

— Вот прокуратура говорит, что это не её дело…

— В апреле прошлого года областной прокурор Войтович с губернатором участвовали в проходившем в Ярославле межрегиональном совещании при Генеральном прокуроре, на котором обсуждались вопросы своевременной оплаты заказчиками обязательств по исполненным государственным и муниципальным контрактам. После завершения совещания облпрокурор заявил, что работает в тесном контакте с губернатором и думает, что все долги перед подрядчиками до конца года будут выплачены. Я обрадовался, да напрасно. Когда на заседании трёхсторонней комиссии, членом которой являюсь, рассматривался проект бюджета на 2018 год, поинтересовался, а где же средства на погашение долга перед подрядчиком, на завершение строительства? И услышал в ответ: этого объекта в нашем перечне нет. Пришёл в приёмную облпрокуратуры. Мне там сказали: «Виктор Михайлович, сюда по таким вопросам не ходят, занимайтесь ими сами». Я ушёл не солоно хлебавши. И что же выходит? Надо сначала объект, а здесь он чисто бюджетный, угробить, чтобы вызвать реакцию прокуратуры, других органов? Не только прокуратура, никто не хочет обсудить эту глупейшую ситуацию на серьёзном уровне. У меня давние неплохие отношения с председателем облдумы Попковым, но и он не может помочь.

— А пытался?

— Верю, что пытался. Это вопрос не Думы, а областного правительства, хотя, с другой стороны, финансирование через Думу проходит. И всё равно она ничего не может. Там руководитель комитета по финансам Вязов, бывший начальник "Брянскавтодора", которому за асфальт на объекте тоже задолжал из-за недофинансирования генподрядчик. Вязову я говорил: взяли бы и стребовали хотя бы эти деньги. Но и у них не получается. Короче говоря, ничто пока не мешает осуществлению голубой мечты людей, которые не хотят видеть в Брянске фабрику мороженого.

— А что это за люди?

— Мне остаётся только догадываться. Напрашивается фамилия Антошин. Не могу сказать с полной уверенностью, что за всей этой игрой вокруг объекта стоит именно он и только он. Но я глубоко убеждён, что все проблемы, которые сложились вокруг акционерного общества "Брянское мороженое", вполне преодолимы и сегодня. И буду добиваться этого.

Конечно, если руководствоваться логикой: не пойман — не вор, то названного персонажа заподозрить трудно. Но тут есть ещё один очевидный план. Вспомним фрагмент первой публикации о многострадальном предприятии "Фабрика мороженого: у точки невозврата", в которой Виктор Михайлович рассказывал о захватывающем дух лицемерии Антошина, отчаянно убеждавшего в нецелесообразности, проигрышности такого бизнеса, как производство мороженого. В то время, как сам этим бизнесом и занимается. Тогда же говорилось, что у него есть соответствующие мощности в Подмосковье. Реализует же лакомство он в родном регионе. Это ему и впредь удавалось бы куда успешнее без работающей фабрики в Брянске. Ясно, что с нею его барыши были бы совсем иными. Да и были бы они вообще? Так, возможно, в свете этих обстоятельств хронически-тупиковая ситуация, в которую загнали почти готовое предприятие, как раз и даёт ответ на сакраментальный вопрос, кому это выгодно?

Мы спрашивали г-на Войтовича, входит ли в компетенцию возглавляемого им ведомства побудить областную власть заняться вопросами, связанными с дальнейшей судьбой предприятия. И получили ответ, из которого можно понять, что нет, не входит. А как же быть с таким понятием, как бездействие чиновников? На днях брянские сайты сообщили, что красногорская прокуратура защитила права гражданина, который пожаловался на такое бездействие — чиновники проигнорировали просьбу решить его земельный вопрос. По результатам прокурорской проверки на одного из руководителей администрации завели дело и он был оштрафован. «По требованию прокурора нарушения были устранены; земельный вопрос заявителя чиновники решили», — победно заключил один из сайтов. Конечно, требовать защиты права отдельного гражданина это не совсем то или совсем не то, что потребовать сдвинуть с мёртвой точки ситуацию с целым предприятием, которое, не начав ещё работать, приносит уже многомиллионные убытки бюджету только на оплате услуг по его консервации, лишает многих наших земляков возможности обрести желанную работу (недавно, кстати, Брянщина была названа среди регионов, где произошёл скачок безработицы) и лишает налоговых платежей тот же бюджет. Тем более если за этой ситуацией скрываются интересы высокопоставленных и влиятельных персон. Неловко как-то подсказывать прокурорам и их начальникам, что в Уголовном кодексе, например, есть статья, связанная с халатностью — это когда причиняется ущерб. Здесь ущерб — налицо. И никакой реакции "государева ока". Ни иска в суд, ни хотя бы жалкого представления. Всё то же нежелание "чесаться"…

Александр ИВАНОВ

Читайте ещё