Слуга в прокурорском мундире

Исполнился год, как главой областного надзорного ведомства был назначен Александр Войтович

А.П. Войтович (фото: Екатерина Титова | Коммерсантъ)
А.П. Войтович
(фото: Екатерина Титова | Коммерсантъ)

Едва стало известно об этом назначении, журналисты, активисты кинулись изучать досье назначенца, благо интернет даёт здесь хорошую возможность. Пресса и блогосфера Челябинска, где до прибытия на Брянщину работал Александр Петрович Войтович, характеризовали его довольно неоднозначно. Наше внимание привлекла одна черта — отмечалось, что в Челябинске новый глава брянского надзорного ведомства проявил себя дружественно настроенным по отношению к представителям четвёртой власти. Он, как говорилось в некоторых комментариях, охотно идёт на контакт с журналистами. В том, что новый облпрокурор охотно привлекает в свои союзники медиа-средства, мы убедились после того, как по областному телевидению был показан сюжет о посещении им белобережских домов-гнилушек, оказавшихся в центре затянувшегося громкого скандала. "Под камеру" он совершил своё обследование строений, преодолевая одышку, поднялся даже на чердак. И всё это делалось ради одной высказанной им общей фразы-обещания тщательно во всём разобраться.

Тогда сей жест подкупал своей новизной, многим Александр Петрович показался человеком не только дотошным, принципиальным, но и весьма открытым. В то же время что-то подсказывало повременить с окончательными оценками. Слишком часто мы эффектный личный пиар принимаем за устоявшийся, эффективный деловой стиль. Спустя десять месяцев после того белобережского телесюжета мы готовы сделать вывод, что, похоже, попались на эту удочку. Ясности с домами-гнилушками больше не стало. Подзабыты, если не забыты слоганы губернатора А. Богомаза и замминистра строительства А. Чибиса о том, что все причастные к возведению непригодных для проживания домов «должны быть привлечены к ответственности», «сидеть в тюрьме». За всех пока отсиживается один экс-мэр С. Смирнов, который во имя спасения дальнейшего финансирования программы переселения подписал раньше времени приёмо-сдаточные документы. Бывший директор областного департамента ТЭК и ЖКХ Н. Борисов благополучно амнистирован. Дело в отношении С. Роман — руководителя фирмы, возводившей бракованное жильё, под угрозой развала. Несколько экспертиз "сказали", что брака не было. Но тогда зачем был весь шум, за что сидит Смирнов? Только за то, что к нему существовали давние счёты у земляка по фамилии Богомаз? Другие причастные к белобережской афёре — бывшие замгубернатора Е. Кузавлёв и заммэра В. Воронин — вместо привлечения к ответственности и тюрьмы получили охранные грамоты. Помалкивают все, в том числе и прокуратура. У всех, видимо, расчёт на то, что пыль времени прикроет дикость ситуации.

Ещё один подкупающий жест прокурора Войтовича был связан с публичной критикой низкой эффективности борьбы брянской полиции с экономическими преступлениями. В этом критическом контексте из его уст прозвучала однажды даже фамилия начальника областного УМВД В. Кузьмина. Ну а как сама прокуратура побуждает полицейских к более эффективной борьбе? Как воздействует на сложившееся положение вещей? Об ответе мы можем лишь догадываться исходя из некоторых весьма, правда, показательных фактов. В двух наших публикациях «В ответе за "крестника"» (1 августа прошлого года) и «Зайцева убьют или Агапова посадят?» (22 января с.г.) мы поведали о мошеннической афёре коммерческой структуры ООО "Трубчевский ДОЗ", за которой стоит депутат областной Думы Д. Агапов. В результате этой афёры, как было признано арбитражным судом, три лесничества оказались "кинутыми" на 37 с лишним миллионов рублей. Трубчевская полиция под откровенно смехотворным предлогом отказалась возбуждать уголовное дело. Упомянутую январскую публикацию «Зайцева убьют или Агапова посадят?» (так был поставлен вопрос на пресс-конференции в облпрокуратуре в начале года, когда общественный активист Зайцев, наступивший Агапову "на хвост", рассказал об опасениях сочувствующих ему земляков) мы завершали словами о том, что у развившего большую медиа-активность, сумевшего создать образ грозы коррупционеров и прочей "нечисти" во власти Войтовича появилась прекрасная возможность подкрепить обнадёживающие декларации делом. Прошло полгода, а про "дело Агапова" уже все и забыли. Зато за это время в режиме блиц-крига было доведено до суда дело другого лесопромышленника и другого депутата облдумы — А. Тюлина, которое до этого несколько лет (!) "футболилось" из одной инстанции в другую. Что же заставляет в одном случае торопливо обрушить меч правосудия, а в другом упорно отказываться даже взять его в руки? Не то ли, что Тюлин вздумал критиковать Богомаза, а Агапов является закадычным другом С. Антошина, который, в свою очередь, — закадычный друг Богомаза? Не это ли всё называется избирательным правом?

В последние годы представителями брянской общественности немало говорилось о проделках бывшего начальника управления имущественных отношений областной администрации Д. Полещенко. Эти проделки и поведение "розовощёкого бутуза" были столь вызывающими, что не реагировать на них было попросту невозможно. И реакция наконец-то последовала. В декабре прошлого года стало известно, что в отношении Полещенко на основании материалов проверки прокуратуры возбуждено первое уголовное дело, вскоре сообщили и о возбуждении второго. Но вот что странно — в ожидании суда, первое заседание которого должно состояться 28 июня, фирма, за которой стоит "переквалифицировавшийся" в строителя подследственный, получает разрешение на возведение второго жилого дома на территории соснового бора "Больничный городок". И это несмотря на то, что представители власти не раз заверяли протестующих общественников и жителей, что никаких строек в этом месте, относящемся к городским лесам, больше не будет.

При Войтовиче более интенсивно стала работать прокурорская информационная служба. Но именно более интенсивно, то есть стало больше сообщений о том, что прокуратура кого-то одёрнула, кому-то на что-то указала, кому-то помогла… Всё это, как принято говорить, — мелочёвка, бытовуха. Но даже и в этой "неброской" сфере не всё в итоге получается. Недавно из Почепа нам прислали письмо, в котором рассказали о том, как реконструировалось освещение нескольких улиц центральной части этого города, а также о том, что чиновники и коммунальщики всё никак не могут спилить старую вербу, которая в непогоду может рухнуть на электропровода и головы людей. После того, как районная администрация проигнорировала их обращение, люди пожаловались в прокуратуру. Прокурор района В. Маркин ответил: «В администрацию района внесено представление с требованием устранения выявленных нарушений федерального законодательства и привлечения допустивших сложившуюся ситуацию к дисциплинарной ответственности». «Прошло после получения прокурорского ответа более двух месяцев, — пишут почепчане, — а проблемы с освещением не решены. И наклонившаяся верба "посмеивается", ожидая бури. Остаётся ждать очередного "прямого провода" с президентом».

Особое недоумение вызывает бессилие прокуратуры в случаях, когда людям не выплачивают зарплату. Ведь следить за этим — она обязана в первую очередь. На протяжении года нам не раз приходилось говорить о том, что зарплаты лишились работники Дятьковского хрустального завода. На то, как он уничтожался, как по-хищнически обошёлся "спаситель" предприятия, дятьковский олигарх С. Авдеев с его имуществом, правоохранительные органы и прокуратура закрыли глаза. Но казалось, что уж деньги выброшенным на улицу людям будут выплачены. Ничего подобного. Точно с таким же носом оставлены работники обанкроченного ОАО "Брянскспиртпром" — в отношении виновных здесь прокуратура лишь имитировала активность. Среди имитировавших её были начальник одного из отделов А. Попов и первый заместитель прокурора области А. Ступак, получивший на седьмом десятке назначение на аналогичную должность в Смоленской области. В связи с этой фамилией возвратимся ещё раз к январской пресс-конференции руководства облпрокуратуры. На ней был задан вопрос, почему надзорное ведомство безмолвствует в ответ на наши публикации о том, как чиновники Климовского района, ведомые главой его администрации С. Кубаревым, доят бюджет, оформив себе декретные отпуска? Ступак тогда оправдывал отсутствие реакции тем, что в прокуратуре попросту не знают об этом, не успевают читать прессу. Это "объяснение" было произнесено в присутствии промолчавшего Войтовича. Но вот ещё в январе о климовском способе отъёма бюджетных средств областное прокурорское руководство узнало, и что же? По-прежнему — молчок. Если дело касается ситуаций, в которых замешаны либо влиятельные лица (как Авдеев или бывший депутат Брянской облдумы, а ныне глава Одинцовского района Подмосковья А. Иванов, известный своей причастностью к банкротству "Брянскспиртпрома"), либо властные персоны, даже не первого ряда, прокуратура пасует — тут, как видим, ничего нового в её стиле не появилось.

Раз в год все правоохранительные ведомства подводят итоги своей работы, и все их отчёты будут считаться негодными, если не поговорили о борьбе с коррупцией. Приводятся какие-то цифры, называются какие-то мало кому и мало о чём говорящие фамилии… Что до прокуратуры, то в её текущей, повседневной деятельности информировать о победах над коррупционерами предпочитают очень осторожно. Некоторое время назад областные средства массовой информации со ссылкой на сообщение "государева ока" рассказали, что главные врачи четырёх лечебных учреждений нарушили антикоррупционное законодательство — скрыли информацию о доходах, о находящихся в их собственности объектах недвижимости, а также жилых и нежилых помещениях, расположенных в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже. Уже тогда возник вопрос, почему не названы хотя бы лечебные учреждения, руководители которых скрывают информацию о доходах и имуществе. И вот недавно было растиражировано сообщение облпрокуратуры, в котором говорится, как наказали безымянных нарушителей: один из них уволился, трое оставшихся получили замечания. "Брянский рабочий", являющийся, по сути, официальным органом богомазовского правительства, почему-то не осмелился полюбопытствовать у прокуроров, кто были эти нарушители. В то же время было и неловко сообщать, какая "кара" постигла их. Видимо, поэтому крохотную информацию со словами «для устранения нарушений прокурор области внёс представление в адрес руководителя регионального департамента здравоохранения, после чего допустившие нарушения главврачи были наказаны», стыдливо поместили в самом углу страницы, рядом со скучными, малочитаемыми объявлениями. Но ведь хорошо известно, что для эффективной, а не формально показушной борьбы с коррупцией наряду с жёстким наказанием коррупционеров необходима максимальная гласность. Здесь же мало того, что наказание символическое, так прокуратура ещё и выдаёт нарушителям дополнительный "бонус" в виде анонимности сведений. И это, заметим, в отношении всего лишь руководителей лечебных учреждений. Напрашивается вывод: а сколько более высокопоставленных коррупционеров остаются по-прежнему неуязвимыми?!

Личность прокурора области в течение последнего года не раз упоминалась в связи с иском, в котором он просил ликвидировать до неприличия завышенные доплаты бывшим высокопоставленным региональным чиновникам-пенсионерам. Добившись через Верховный суд его удовлетворения, прокурор взялся за чиновников-муниципалов. Не будем углубляться сейчас в издержки этих побед. Понятно, что пенсионные доплаты — не в таком, как прежде, но более скромном объёме будут возвращены. Обратим внимание вот на какой момент. Прокуратура, заявляя иски, обосновывает содержащиеся в них требования "дефицитом бюджета". Правильно, сегодня он дефицитный, а завтра или послезавтра может стать профицитным. И что, будем лишь в зависимости от этого то вспоминать о социальной справедливости, то забывать? А кто делает бюджет дефицитным? Или кто этому способствует? На такие неудобные вопросы прокуратура должна отвечать не в последнюю очередь. И действовать намного более решительно и боевито. Пока же в явном дефиците и то, и другое.

Обратимся в завершение к заголовку. "Слуга в прокурорском мундире" — это, конечно же, не оскорбление. Служить ведь можно и нужно закону. Служат ли Александр Петрович Войтович и возглавляемое им ведомство лишь ему? К сожалению, приведённые в этом материале факты не дают оснований ответить однозначно утвердительно. Более того, от представителей брянской общественности всё чаще можно услышать слова об опасности перехода нынешнего руководителя областного надзорного ведомства на более низкую лакейскую ступеньку. Чего бы очень не хотелось.

Иван УХВАТОВ

Читайте ещё