Побег, которого ждали

Опубликовано: № 40 (659), 30 декабря 2017 г.
Тема: А. Коломейцев

А. Коломейцев на акции против коррупции возле ДК БМЗ в Брянске 26 марта 2017 года (фото: «Брянская улица»)
А. Коломейцев на акции против коррупции возле ДК БМЗ в Брянске 26 марта 2017 года
(фото: «Брянская улица»)

Под занавес года случилось предсказуемое и ожидаемое: скандально известный предприниматель Александр Коломейцев, занимавшийся продвижением видеопроекта "Вдребезги", уехал в Испанию, о чём сообщил в своём видеообращении.

Оно, это обращение, оставит у тех, кто поторопился увидеть в Александре Григорьевиче лидера региональной оппозиции, тяжёлый осадок разочарования. Всё смахивало на жалкое нытьё загнанного в угол зверька, которому в беспомощной злобе остаётся показывать лишь зубы. И это бегство, и этот отчаянный скулёж спровоцировали в медиапространстве неслабую дискуссию. Одни её участники сочувствовали беглецу, одобряли его поступок, другие, напротив, злорадствовали и торжествовали.

Но была и ещё одна категория дискутантов — которые пытались, сохранив холодную голову, разобраться в случившемся. В постановке "диагноза" они были точны: выезд Коломейцева был спровоцирован давлением на него власти, персонифицированной, по его же словам, в губернаторе А. Богомазе и его наперснике С. Антошине. Предыстория этого давления нами была изложена в ноябрьской статье «По Коломейцеву — пли!». За несколько дней до случившегося Александр вышел на нашу редакцию и сообщил, что его доброжелатели-силовики "шепнули" ему, что получена установка "закрыть" его, и это "закрытие" планировалось на вторник, 26 декабря. Сия информация не была для него неожиданностью, он уже знал, что "органы" "пасут" его и его партнера по "Вдребезгам" Н. Виткевича, что перед ними поставлена задача на горячий предвыборный период изолировать смутьянов или, как принято говорить у социологов, лидеров общественного мнения. И вот якобы закипела работа по отысканию компромата. Виткевичу припомнили его буйное поведение в стенах одной федеральный структуры и арестовали на трое суток. Мы не знаем, что ему говорили в эти трое суток, была ли проведена с ним работа, которая называется "изящно" профилактирование? С Коломейцевым обстояло всё покруче. Ему светила статья 159, часть 4 "Мошенничество в особо крупном размере", позволяющая его "закрыть" более основательно. Обо всем этом он знал, но решил бежать только после того, как стало известно о чёрном для него вторнике.

Это уже в течение уходящего года была вторая попытка ущучить блогера. Первую, можно сказать, анонсировал губернатор, на своей пресс-конференции обвинив Коломейцева в налоговых махинациях, а налоговиков в беззубости. Те тут же взялись за дело, и выяснилось, что перед налоговой "махинатор", можно сказать, чист. И тогда к осени, когда грянул очередной отопительный сезон, к бизнесмену зашли с другой стороны — тепловой. Шаловливыми и не дрожащими руками ГУП "Брянсккоммунэнерго", возглавляемого земляком Коломейцева А. Граборовым (пикантность в том, что Коломейцевы и Граборовы дружили до этого домами-семьями) было спроворено обвинение в том, что предприниматель ворует тепловую энергию. Конфликт, если даже он и был, разумеется, можно было решить намного более "бескровным" способом, но, видать, не для такого затевалось вся антиколомейцевская акция.

Сейчас можно много рассуждать, что разбудило в этом человеке страсть к обличительству власти с помощью медийного инструмента. Только ли это был свойственный людям подобного плана нарциссизм или Коломейцева привели к этому занятию какие-то иные причины? Скажем лишь, что его проекту не хватало многого. Подчас он шокировал своим непрофессионализмом. Но тут, как говорится, не до жиру. У нас беда не только с независимой печатной прессой. Ещё тяжелее ситуация с электронными СМИ. В незапамятные времена у постоянного лакировщика действительности телерадиокомпании "Брянск" был хоть какой-то противовес в виде 60-го канала, "РЕН-ТВ Брянск", изъявлявших пусть периодически, пусть во многом ущербную, но всё же самостоятельную позицию. Нынче же с государственной ТРК "Брянск" может состязаться лишь телеканал "Брянская губерния", также находящийся на бюджетной привязке. Состязаться только в одном — в лояльности к власти. При таком безрыбье безбашенным "Вдребезгам" только и оставалось занять пустующую нишу. Многие видели, что проект очень сырой, что он не развивается, что его ведущие не совершенствуются и не стремятся совершенствоваться. И в то же время не хотят передать его в руки более умелых и компетентных людей. Но в бесконкурентной среде (одно время с "Вдребезгами" пытался конкурировать проект "АКМ" — "Аналитика Куприянова-Маслова", но продолжалось сие совсем недолго) сходило и это. Коломейцев из испанского далёка обнадёживал: передача будет выходить, теперь знамя оппонирования — в надёжных руках его соратников. Что ж, остаётся посмотреть, как оно будет…

А. Коробко и А. Коломейцев

А. Коробко и А. Коломейцев

В упомянутой ноябрьской статье говорилось, что бизнесмен, решивший возвысить свой голос против власти, должен был предвидеть, что за это ему не будет пышек. А будут синяки и шишки. По-другому наша власть с оппозиционерами, дорвавшимися хоть до какой-то трибуны для выражения своей позиции, разговаривать не умеет. Только давить, только сокрушать, не брезгуя ничем. Вот как точно всё расценил один из читателей сайта "Брянск тудей": «Хоть к Коломейцеву я отношусь нейтрально, и его "бурная деятельность" для меня изначально была понятна, ради чего он это затеял, но власть всё-таки смогла превзойти его в недостойных методах ведения конкуренции. Не хочешь вести себя тихо и пользоваться за это определёнными преференциями, получи сполна "по закону". Противно на всё это смотреть, просто позорники».

Надо поблагодарить "тудеевцев" за размещение комментария Антошина, который ну уж и оттянулся в своей реакции на коломейцевский отъезд. Оттянулся, возможно, даже не подозревая, что подставляется. Спасибо "тудеевцам" и за то, что на этот раз не стали трусливо убирать, как часто делают в подобных случаях, комментарии, а большинство комментаторов прошлись по Эс. Эс. беспощадной дубиной. Вот лишь некоторые из них: «Если это подлинный монолог "депутата", то можно выразить сочувствие всем жителям области по поводу того, что в областном парламенте заседают полукриминальные типы, ботающие по фене», «Эс. Эс., вот не надо про "полумужика" и про "обделался". А то воспоминания приходят про твои мокрые штаны…» (возможно, это писал очевидец судебного процесса в 2002 году, когда Антошин, которого судили за разглашение гостайны, услышав приговор, упал в обморок и обмочился. Как раз этот факт, о котором "по горячим следам" и говорили, и писали немало, Сергей Сергеевич вздумал оспаривать спустя 14 лет), «Он хуже бабы», «От слов Антошина несёт сероводородом», «Странно, почему Антошин не в тюрьме?», «Это ответ предателя, отсидевшего за предательство срок», «Антошин — дырка, это факт. Не обос-сь ещё раз, когда очередной приговор вынесут». И наконец — такой комментарий: «Браво, Сергей Сергеевич! Ну когда-то же должна была ваша сущность вылезти наружу — вам же нужно, чтоб все в области знали… что только вы истинный руководитель областью, что вы самый главный решала в области, что только от вас зависят решения, особенно кадровые, которые принимает "губернатор" Богомаз».

Запомнилась ещё одна реплика-вопрос: читатель просил исследовать, а как сам-то Антошин оказался успешным предпринимателем? Такая исследовательская попытка, как известно, имела место в середине нулевых годов, но уже на старте была нейтрализована. А сейчас подобные усилия попросту обречены. Он, ботающий по фене — руководитель облдумского комитета, "крыша" ему — сам губернатор. Словом, плевать он хотел на всяких козявок-вякалок. Но, как говорится, не всегда будет лето. Его партия с Коломейцевым ещё не сыграна. Если под Коломейцевым, понятное дело, разуметь судьбу, с которой он затеял слишком азартную игру. Хотя после 2002 года он кое-что предусмотрел. Если у Коломейцева есть угол в Испании, то у Эс. Эс. он есть в Болгарии. И возможно, настанет время, когда туда его позовут не только приятные отпускные хлопоты.

Иван УХВАТОВ

Читайте ещё