Думать надо было раньше

Такой неформальный вердикт вынес арбитраж, оценивая безуспешную попытку областного краеведческого музея не заплатить ловкачам, которые поживились на так и не состоявшейся реализации проекта по реконструкции усадьбы А.К. Толстого в Красном Роге

Опубликовано: № 24 (683), 24 августа 2018 г.

2015 год. Александр Богомаз в усадьбе Красный Рог
2015 год. Александр Богомаз в усадьбе Красный Рог

В сентябре прошлого года общественность отмечала 200-летие А.К. Толстого. Основные мероприятия развернулись в имении классика в селе Красный Рог, где литератор с мировым именем провёл лучшие годы жизни, вдохновляясь на создание своих шедевров, и где упокоился его прах.

«В течение всего дня в усадьбе поэта читали стихи, пели песни, рисовали натюрморты и пили чай. Историки говорят, что именно такой и была атмосфера дворянских усадеб времён Алексея Константиновича Толстого», — сообщала пресс-служба областного правительства по итогам юбилейных торжеств.

Пока же в Красном Роге на фоне завешенных строительной сеткой исторических построек "пели песни и пили чай", в арбитражном суде Брянской области продолжалось рассмотрение иска ООО "Научно-исследовательская независимая экспертиза имени П.М. Третьякова" (сокращённо — "НИНЭ") к областному краеведческому музею.

Итогом двухлетней тяжбы, развязанной в 2016 году, стало решение суда: музей обязан выплатить столичной фирме 13 миллионов рублей за выполненный проект по реконструкции усадьбы Красный Рог. Нелепость ситуации состоит в том, что проект этот не был реализован. И вряд ли когда-либо получит своё воплощение в жизнь.

Частная фирма, действующая под именем мецената, уже известна нашим читателям. О ней со страниц газеты рассказывала защитница Красного Рога В. Захарова. Напомним, что "НИНЭ" стала одной из нескольких фирм, предложивших свои услуги по разработке документации на реконструкцию усадьбы к 200-летнему юбилею Толстого.

Ещё в 2013 году эту сомнительную фирмочку привечала начальник управления культуры Н. Сомова, затем эстафету странного благорасположения к ней приняла её сменщица из Дятьково Е. Кривцова. Ни одну, ни вторую не смущало, что фирма, берущаяся за сложнейший и ответственный проект, вызывает большие сомнения в своей компетентности в вопросах исторической реконструкции. Образовано "НИНЭ" только в 2006 году, в его портфолио нет крупных работ в области реставрации объектов наподобие краснорогской усадьбы, а в руководителях проекта подвизался студент-вечерник Московского архитектурного института Р. Прокопишин.

Его личность, кстати, тоже вызвала немало претензий у защитников Красного Рога, раскопавших, что Прокопишин оказался замешан в сомнительных финансовых сделках, ставших предметом судебных разбирательств. Но департамент культуры такое реноме молодого архитектора нисколько не насторожило. И несмотря ни на что, музей (читай — департамент культуры) заключил 30 апреля 2014 года с "НИНЭ" договор.

Согласно договору, «подрядчик обязался выполнить работы на объекте культурного наследия по обследованию зданий и парка; разработать проекты работ по организации сноса и реконструкции неисторических зданий, проект реконструкции инженерных сетей, проект благоустройства парка; разработать научно-проектную документацию на реконструкцию объектов (флигель С.А. Толстой, дворовый флигель, погреб, прачечная) "Литературно-мемориального музея-усадьбы А.К. Толстого"; обеспечить проведение и получение положительного заключения государственной историко-культурной экспертизы».

Дополнительным соглашением определили, что в полном объёме подрядчик обязан представить итоги труда 15 апреля 2015 года, ещё три месяца должны уйти на получение положительного заключения государственной экспертизы. Стороны согласовали стоимость работ — 12 миллионов 924 тысячи 101 рубль 53 копейки.

17 июля 2015 года, с трёхмесячным опозданием, Прокопишин и Ко (субподрядчиками выступили БГИТУ и фирма "Артель" главного архитектора Брянской епархии А. Перова) передали свои многостраничные труды заказчику. Проект заказчика устроил полностью. Акт был подписан, и краеведческий музей выплатил "НИНЭ" миллион рублей.

В сентябре 2015-го проект получил положительное заключение государственной историко-культурной экспертизы, а 2 февраля 2016 года — одобрение проекта инженерных изысканий от ФГУП "Главгосэкспертиза". Но оставшуюся сумму подрядчик так и не получил.

Возможно, проволочек с оплатой не возникло бы и фирме спокойно перечислили миллионы по договору, однако в дело вмешались общественники во главе с Захаровой. Они долгое время настойчиво добивались от департамента культуры личной встречи с Прокопишиным и доступа к проекту. Но встречи за два года так и не случилось. А когда Захаровой и её соратникам показали проект "НИНЭ им. П.М. Третьякова" и итоги историко-культурной экспертизы, фирма уже, как выяснилось позже, вовсю готовила иск на взыскание долга — 11,9 миллионов рублей — и неустойки за просрочку — ещё 1,1 миллиона.

Захарова считает: получи общественники доступ к проекту раньше, судебного процесса и разорительного для брянской культуры вердикта можно было бы избежать ещё на стадии приёмки работ. Но мнением профессионалов — радетелей усадьбы — заинтересовались слишком поздно. И согласие департамента культуры и управления по охране и сохранению историко-культурного наследия с большей частью критики со стороны защитников Красного Рога уже фактически ничего не меняло. Судебную машину было уже не остановить…

Мнение общественников было, напомним, такое: проект выполнен безграмотно, без учёта исторических и архивных материалов, историко-культурная экспертиза фактически не проводилась. Вместо неё, по оценке Валерии Даниловны, прозвучавшей в беседе с корреспондентом интернет-сайта "Брянская улица", «имел место сговор между руководителем проекта Прокопишиным и экспертом Ф. Забировой об оформлении материалов госэкспертизы с положительной оценкой проекта». Тогда же Захарова уточняла: две части проекта — «историческая справка (60 страниц) и проект усадебной территории с парком»«были сворованы (плагиат) у предыдущих разработчиков (ООО "ПФ-Градо" и ООО "Русский сад")».

Кстати, Захарова ещё тогда не сомневалась, что "НИНЭ" получит в итоге деньги за никому не нужный проект-пустышку. Это ей подсказывал большой опыт борьбы за усадьбу: чиновники — что 30 лет назад, что сейчас — не жалеют казённых денег.

Хотя в суде, отметим справедливости ради, представители музея пытались сопротивляться. И даже выставили встречный иск на 4,3 млн — пени и штраф за нарушение срока выполнения заказа. Музейщики также пытались признать подделкой экземпляры акта приёма-передачи, обратившись с ходатайством о проведении почерковедческой экспертизы. Но итоги экспертизы суд расценил однозначно: акт действителен.

Также ответчики заявляли ходатайство по определению стоимости и качества выполненных работ, убеждая, что к февралю 2016 года контракт потерял свою актуальность «в свете невозможности использования его результатов к юбилейной дате». Но и тут правосудие было на стороне истца. Позиция судьи была такова: заказчик видел, что подписывал, думать надо было раньше. Единственное, чего удалось добиться музею по встречному иску — это начисление штрафа в 599 тысяч рублей за трёхмесячную просрочку фирмой выполнения договорных обязательств. В апреле текущего года брянский арбитраж удовлетворил требования истца, в июле 20-й апелляционный суд в Туле оставил без удовлетворения жалобу музея на решение, после чего оно вступило в законную силу.

Кстати, велика вероятность того, что долг музея в ближайшее время может увеличиться. ООО "НИНЭ им. П.М. Третьякова" обратилось в суд с очередным заявлением. Теперь фирма требует возместить ей ещё и судебные расходы на юридические услуги, стоившие более миллиона рублей.

То, что губительная "реконструкция" оказалась ещё и разорительной, нам в телефонном разговоре подтвердила сама Валерия Даниловна Захарова. Именно настойчивость и принципиальность инициативной группы помогла не допустить реализации ущербного проекта, но, к сожалению, всё-таки не спасла от трат областной бюджет, а на место "НИНЭ" пришли другие "реконструкторы".

— Нам удалось сэкономить государственные деньги — 163 миллиона рублей (напомним читателю, что большая часть средств, выделенных из федерального бюджета на юбилей Толстого, вернулась назад как неосвоенная — прим. авт.), но власти потратили средства из нашего областного бюджета — около 100 миллионов ушли на все безобразия, которые натворили в Красном Роге два новых чудных партнёра департамента культуры — фирмы "Равелин" и "Профреставрация". Они и сейчас там курочат. И нам до сих пор не говорят, что там крутят и мутят и что там будет. Хотя, если по-хорошему, эти конторы нужно гнать оттуда. Просто некому достучаться до руководства Следственного комитета России и потребовать разобраться в этой истории. Если бы Следственный комитет занялся этим криминалом, мало бы никому из чиновников и горе-"реставраторов" не показалось.

Сама Валерия Даниловна всё также полна решимости доказать преступную халатность ответственных чиновников, из-за которой Брянщина и Россия потеряли памятник культуры. И настаивает на том, что усилия и средства нужно использовать на восстановление усадьбы в том виде, в каком её видел Толстой. Пока же все силы, уверена Захарова, пускают только на борьбу с ней, а бюджетные деньги — на распил и оплату удовлетворённых исков за бездарную и преступную "реставрацию".

В арбитражном суде, между тем, рассматривается ещё один "толстовский" иск. На этот раз требует расчёт за работы в усадьбе другой подрядчик, причастный к 200-летию литературного классика. Упомянутое Захаровой ООО "Равелин", также становившееся предметом критики защитников усадьбы ("Комсомолец Брянска", № 1 от 14.01.2017 г.), требует с краеведческого музея 17,1 млн рублей. Ранее суд откладывал дело — истец просил месяц для урегулирования конфликта мирным путём. Но договориться не получилось. Музей вместе с департаментом культуры снова оказались втянуты в судебный процесс, который наверняка окажется не менее затяжным и ещё более для брянского бюджета разорительным.

Впрочем, не будем строить прогнозы, а лучше обратимся к захаровскому предположению о том, что если бы следователи занялись "этим криминалом", мало бы никому из чиновников и "реставраторов" не показалось. Спросим, а почему же они не занимаются, почему никто не озаботится даже ситуацией, когда 13 бюджетных миллионов вот-вот перекочуют в уже растопыренные карманы дельцов и готовятся проделать тот же путь ещё более 17 миллионов? И почему никто — ни г-н Богомаз, ни его окружение, якобы мобилизованное на борьбу с коррупцией, не зададутся вопросом, а за какие особые заслуги продолжают возить ежедневно на служебном лимузине из Дятьково в Брянск и обратно г-жу Кривцову? За то, что уничтожен федеральный памятник культуры, реконструкцию которого она клятвенно обещала к толстовскому 200-летию? За то, что так сытно, вкусно закусили многомиллионным бюджетным пирогом? Богомаз Александр Васильевич, это уже вопросы к вам. И чем дольше будете их игнорировать, тем прочнее засядет в общественном сознании, что сотрапезником в поедании этого пирога были и вы.

И не отмоете губы.

Вероника МИХАЙЛОВА

Читайте ещё