Перед тяжким выбором

оказалась судья Советского райсуда Брянска Ирина Алексеенко, которой предстоит рассматривать "дело Ульяновой"

Елена Ульянова во время обыска в офисе ООО «Домовой»
Елена Ульянова во время обыска в офисе ООО «Домовой»

Накануне майских праздников стало известно о том, что на рассмотрение в Советский районный суд г. Брянска поcтупило уголовное дело по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере, совершённом с использованием служебного положения (ч. 4 ст. 159 УК РФ) директора ООО "СЦ Домовой" Елены Ульяновой, обвинительное заключение в отношении которой подписал заместитель прокурора области И. Таратонов. Из сообщения, размещённого на сайте Генеральной прокуратуры РФ, узнаём, что «по версии следствия, с августа 2013 года по октябрь 2014 года Ульянова, осуществляя фактическое руководство управляющей компанией "Домовой", на основании фиктивных бухгалтерских документов о якобы выполненных хозяйственных работах похитила деньги, поступившие в расчётно-кассовый центр управляющей компании от потребителей коммунальных услуг и предназначенные для расчёта с поставщиками. Ущерб составил 4,1 млн рублей». Теперь обоснованность этой версии будет проверять суд, хотя кое-кто из брянских журналистов уже поспешил объявить Ульянову преступницей. Вот лишь несколько характерных заголовков публикаций интернет-СМИ: «В Брянске директор управляющей компании похитила у жильцов 4 миллиона рублей», «Дело директора брянского "Домового", укравшей 4 миллиона, отправили в суд», «В Брянске директора УК "Домовой" осудят за кражу 4 млн. руб.». В каждом из этих заголовков уже задан вектор: обвиняемая совершила преступление и будет за него осуждена. Между тем в "деле Ульяновой" не всё так однозначно, как с подачи полицейского следствия, а теперь и прокуратуры пытаются представить некоторые СМИ.

1. Прокуратура санкционирует брак?

Постоянные читатели "Комсомольца Брянска" имеют представление об этом деле из целой серии публикаций, вышедших на страницах газеты в прошлом году, в которых поднимались вопросы о различных нестыковках, надуманностях, притягивании за уши обстоятельств… Всего этого в деле было предостаточно, также как и признаков заказного характера уголовного преследования обвиняемой, сначала помещённой в СИЗО, а затем отпущенной под домашний арест. Более того, в публикациях назывались даже лица, которых можно считать заказчиками этой вакханалии. Одним из них является Ю. Мачехин, который и создал в своё время целую пирамиду "Домовых", ныне уже обанкроченных или находящихся в предбанкротном состоянии. Кому-то покажется удивительным, но тот самый Юрий Михайлович Мачехин, который усиленно педалировал возбуждение уголовного дела в отношении своей бывшей подчинённой, теперь сам является фигурантом уголовного дела и находится под домашним арестом. Обвиняется он в… растрате, присвоении средств со счетов всё тех же "Домовых" (ч. 4 ст. 160 УК РФ), но в отличие от Ульяновой признал свою вину. После этого невольно вспоминается известная русская половица о том, что "Держите вора!" громче всех кричит сам вор.

Наши источники в правоохранительных органах сообщили, что передача дела в суд далась полицейскому следствию нелегко. Виной этому — сплошные противоречия, из которых оно сшито. Причём некоторые из этих противоречий не могут быть устранены в ходе судебного следствия. Тем не менее руководство областного полицейского ведомства "продавило" передачу дела в суд. И теперь расхлёбывать всю эту кашу придётся молодой судье И. Алексеенко. Что же касается прокуратуры, то для её репутации любой исход "дела Ульяновой" никаким серьёзным уроном не грозит: не прокуроры его расследовали, не прокуроры осуществляли многочисленные незаконные действия (их противоречие закону установлено судом). Так что даже если оно и развалится в суде, всё можно будет "списать" на огрехи в работе зампрокурора Таратонова, которому молва пророчит скорую отставку. Может, одной из её причин и станет впоследствии автограф, поспешно оставленный на обвинительном заключении?

Ну а что же сторона защиты, как она расценивает передачу уголовного дела в суд? Поскольку самой Ульяновой определением суда общаться с журналистами запрещено, с просьбой прокомментировать перспективы уголовного дела мы решили обратиться к её общественному защитнику С. Маслову, участвовавшему в рассмотрении всех жалоб и заявлений обвиняемой в суде, и её адвокату Р. Медведеву.

Я хочу напомнить, — начал свой монолог Маслов, — что в рамках уголовного дела в феврале прошлого года состоялись обыски в офисе учреждённого Ульяновой ООО "Домовой", не причастного к событию преступления. Эти действия полицейских, убеждён, были направлены именно на отъём бизнеса Ульяновой. Вообще же, данное уголовное дело — довольно яркая иллюстрация к той части ежегодного послания Федеральному Собранию России президента Путина, где он говорит о том, как силовики отжимают у предпринимателей бизнес.

В ходе обысков были изъяты фактически все основные средства, принадлежавшие не только ООО "Домовой", но и другим ульяновским предприятиям — ООО "Вымпел", ООО УК "Наш дом": вся документация, компьютерная техника, денежные средства, предназначавшиеся для выплаты заработной платы без малого сотне сотрудников. Это, на мой взгляд, подтверждает заказной характер уголовного преследования, который так не хотел замечать облпрокурор Войтович. А ведь следствие не просто не торопилось возвращать всё изъятое и не имеющее отношения к предмету расследования, но и вообще не собиралось этого делать, очевидно, дожидаясь того момента, когда ограбленные ульяновские предприятия перестанут существовать, попросту экономически сдуются. Уверен, последовавшая после незаконного изъятия документов и денег следственная волокита была направлена на достижение именного этого результата. Но предприятие, так и не дождавшись реакции со стороны прокуратуры области, вынуждено было отстаивать право на существование в судебном порядке.

Постановлениями Советского районного суда Брянска были установлены факты: необоснованного отказа в возврате денежных средств (заработной платы), изъятых в ходе следственных действий и удерживаемых более года, передачи сотрудниками Следственной части Следственного управления УМВД по Брянской области документации ООО "Домовой" конкурирующим предприятиям и иным лицам, частичной "утери" документации и т.п. Считаю, что сами полицейские совершили преступление в отношении ООО "Домовой" и его имущества. А глава прокурорского ведомства Войтович почему-то закрыл на это глаза.

Вступившие в законную силу постановления Советского районного суда Брянска до сих пор не исполнены, права ООО "Домовой" не восстановлены, ни один из сотрудников Следственной части не понес за произвол не то что уголовной, но и дисциплинарной ответственности. Хотя постановлениями судей Опарина и Саманцова установлено, что руководитель полицейского следствия Кулемёкова, отчитываясь "наверх" об исполнении решения суда, в реальности его не исполняла, не возвращала документы "Домового", незаконно переданные её подчинёнными представителям фирм-конкурентов. Всё это проходило при полном попустительстве со стороны органов прокуратуры. А ведь на пресс-конференции в начале года прокурор Войтович публично пообещал лично проконтролировать расследование дела и прореагировать на все нарушения со стороны следствия. Но обещания так и остались обещаниями, а дело побыстрее "скинули" в суд — пусть, мол, там всё решают. Но такое прокурорское безразличие порождает у сотрудников полицейского следствия лишь чувство вседозволенности. И не исключено, что в самом ближайшем будущем они выберут себе ещё одну подобную жертву и начнут расправляться с ней при полном попустительстве со стороны надзирающего ведомства.

2. «Это — если мягко сказать»

Комментарий адвоката Медведева более конкретен:

— С моей точки зрения, — говорит он, — решение об утверждении обвинительного заключения принято прокуратурой области слишком поспешно. Прокурор так и не ответил Ульяновой на шесть её заявлений об устранении нарушений закона, допущенных следствием. Кроме того, в фабуле обвинения и материалах уголовного дела есть ряд не устранённых следствием противоречий, исключающих рассмотрение дела судом. Приведу лишь несколько основных моментов.

Вот первый из них. В качестве потерпевшего по уголовному делу выступает ООО "РКЦ "Домовой" в лице единственного учредителя Мачехина. При этом следствие закрывает глаза на то, что ООО "РКЦ "Домовой" являлось агентом ООО "Сервисный Центр "Домовой" и ООО "Управляющая компания "Домовой", единственным владельцем которых является всё тот же Мачехин. ООО "РКЦ "Домовой" никогда не имело собственных денежных средств, и мне не понятно, как можно признавать это предприятие потерпевшим в деле о хищении денежных средств, если оно никогда этих денег не имело?

Второе. Ульяновой вменяется совершение преступления "с использованием служебного положения", следствие утверждает, что она осуществляла "фактическое руководство" ООО "СЦ "Домовой", ООО "УК "Домовой", ООО "РКЦ "Домовой". Но эта позиция полностью противоречит данным, содержащимся в Едином госреестре юридических лиц, где руководителями предприятий значатся Мачехин и его супруга. Абсурдность этой ситуации наглядно демонстрирует факт возбуждения в отношении Мачехина уголовного дела по фактам присвоения и растраты. В том деле фигурируют те же предприятия, и там значится, что их "фактическим руководителем" являлся Мачехин. Но ведь двух "фактических руководителей" не может быть — как с точки зрения закона, так и с точки зрения здравой логики.

Третье. Как следует из обвинительного заключения, Ульяновой вменяются действия, которые самостоятельно продумал и выполнил бывший главный инженер ООО "СЦ "Домовой" Сысоев (ныне соучредитель управляющей компании ООО "Триумф"). Кстати, после возбуждения, в том числе и по его заявлениям, уголовного дела в отношении Ульяновой, Сысоев предпринимал отчаянные попытки прибрать к своим рукам бизнес ульяновского "Домового", переведя на "Триумф" многоквартирные дома, которые обслуживались в "Домовом".

Сам Сысоев в своих показаниях полностью подтверждает единоличное исполнение им всех вменяемых Ульяновой действий. Это и разработка плана, и поиск фиктивных фирм, и разработка и изготовление фиктивных договоров, и обналичивание денежных средств, и распоряжение этими денежными средствами… Но почему-то вопреки здравой логике все эти действия вменяются Ульяновой, а не Сысоеву. С точки зрения закона Сысоев является как минимум соучастником преступления, но в деле он почему-то лишь свидетель. Надзирающий прокурор никак не прореагировал на направлявшиеся в его адрес жалобы на незаконность отказа в уголовном преследовании Сысоева. По моему мнению, позиция следователя и прокурора с точки зрения принципа уголовного права о неотвратимости наказания очень спорная. Это — если мягко сказать.

Не менее важно и то, что следствием не установлены механизм обналичивания денежных средств и все его участники. Каким образом деньги появились у главного инженера Сысоева? Фирмы ООО "Коннект", ООО "Версия" и ООО "Интекс", через которые якобы выводились денежные средства и которые названы в обвинительном заключении "заведомо фиктивными экономическими субъектами", исходя из материалов уголовного дела таковыми не являются. Проверка движения денежных средств по их счетам установила, что эти три предприятия имеют большое количество контрагентов по всей Российской Федерации и оказывают большой спектр услуг. В том числе и предприятиям, расположенным в Брянской области. Среди них фирмы, возглавляемые депутатами областной думы Драниковым (ООО СПК "Комфорт"), Артамоновым (ООО "Творец"). Количество совершённых сделок в суммарном выражении по каждому из этих предприятий составляет миллиарды рублей. Согласитесь, забавный факт: "заведомо фиктивный экономический субъект" с оборотом в 4—8 миллиардов рублей в год! Кроме того, возникает резонный вопрос: если по сделкам, совершённым с "Домовым", эти фирмы являются фиктивными экономическими субъектами, то как оценивать их сделки с другими контрагентами? Тоже как фиктивные? Или у наших правоохранителей опять имеют место двойные стандарты?

Следствие упустило из внимания и показания свидетеля Вовк — супруги главного свидетеля обвинения Сысоева. Из её показаний следует, что она работает в ООО "Сантехник" в должности главного бухгалтера. На вопрос следователя: «Известны ли Вам следующие московские фирмы: ООО "Версия", ООО "Коннект", ООО "Интекс"?» Вовк ответила, что данные фирмы ей незнакомы, и слышала их названия от мужа после того как его вызывали на допрос в полицию. На вопрос следователя: «Имелись ли между ООО "Сантехник" и ООО "Версия", ООО "Коннект", ООО "Интекс" финансово-хозяйственные отношения?» Вовк ответила категоричным отрицанием: «Нет, не имелись». Вместе с тем, в материалах уголовного дела имеются выписки движения по счетам, из которых следует, что все три фирмы — "Интекс", "Версия" и "Коннект" — имели взаимоотношения с ООО "Сантехник", и на счета этих фирм "Сантехником" было перечислено свыше 10 млн. рублей. Зачем лжесвидетельствовала г-жа Вовк — укрывала действия своего супруга или пыталась скрыть какие-то собственные действия? В настоящее время правоохранительные органы рассматривают заявление Ульяновой о привлечении Вовк к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. В обвинительном заключении, утверждённом прокурором Таратоновым, заявлены для допроса в суде директора всех предприятий, работавших в течение 3 лет с якобы фиктивными фирмами. И все они будут допрошены.

К сказанному можно добавить, что ни одна из многочисленных экспертиз не подтверждает причастности Ульяновой к вменяемому ей преступлению. Также не подтверждают этого и многочисленные свидетели обвинения. Ну а выводы следствия весьма неубедительны и противоречивы, и с моей точки зрения вынесение справедливого решения по такому обвинительному заключению невозможно.

— И какой вы видите дальнейшую судьбу этого дела?

— Мы будем настаивать на возвращении его прокурору для устранения имеющихся противоречий.

Вот такая ситуация сложилась вокруг "дела Ульяновой". В ближайшее время его начнут рассматривать в суде. Какую сторону примет судья Алексеенко — вернёт дело прокурору или начнёт рассматривать его в том виде, в каком оно поступило? Об этом станет известно скоро. Пока судье можно выразить лишь сочувствие.

Сергей БЕЛИКОВ

Читайте ещё