Его «крыша» — Попков

Виктор Кузин и Владимир Попков
Виктор Кузин и Владимир Попков

Если в Брянске октябрьская передача по Первому телеканалу "Мужское/Женское" (из неё страна узнала о том, что в Брянской области до сих пор люди живут в разваливающейся конюшне) стала подзабываться, то в Комаричском районе, где и был отснят этот рейтинговый сюжет, до сих пор обсуждают увиденное. Не можем в стороне оказаться и мы — наша газета может с полным правом считать себя первооткрывательницей ужасающего быта двух лопандинских старушек, вынужденных доживать свой век в развалинах. В номере за 31 октября мы опубликовали интервью члена Совета Федерации от Брянской области С. Калашникова, который многих наших читателей изумил своими суждениями. Точно так же, как изумил он и телезрителей, посмотревших передачу "Мужское/Женское". Сергей Вячеславович вполне серьёзно доказывал, что в той ситуации с несчастными бабушками власть не могла сделать более того, что сделала. А она не сделала ничего. И как теперь уже выясняется, не думает делать до сих пор. В беседе с сенатором мы не сошлись в оценках деятельности главы администрации Комаричского района В. Кузина. Г-н Калашников говорил, что он не знает "этого человека", а по одному эпизоду с лопандинскими старушками, да ещё отснятому телевизионщиками скрытой камерой, судить о главном комаричском администраторе нельзя. «Изложите мне факты, я проверю, и если подтвердится, я приду к Александру Васильевичу и скажу: "Александр Васильевич, этого друга надо убирать"».

Во время недавней поездки в Комаричский район мы, убедившись, что блестящий пример ленинградского музыканта Сергея Шнурова, купившего сразу после записи телепередачи квартиру для одной из старушек, не вдохновил ни комаричскую, ни брянскую власти на подобное благородство, встретились с двумя местными активистами — помощником Уполномоченного по защите прав предпринимателей Брянской области В. Вишняковым и А. Морозовым. В ходе почти двухчасового разговора мы коснулись многих тем. Какие-то из них могут получить развитие позже. А пока сосредоточимся на г-не Кузине, его управленческих "подвигах" и его управленческом стиле. Публикацию направляем сенатору Калашникову. При этом очень сомневаемся, что она вызовет действенную реакцию губернатора. Почему? Ответ дают мои собеседники. Начал разговор Владимир Вишняков:

— Я был депутатом районного Совета с 2009 по 2014 годы, говорю вам как помощник уполномоченного по защите прав предпринимателей по Комаричскому району. Начну с событий 2011, 2012 годов. В это время на территории района произошли массовые поджоги имущества предпринимателей. Это была резонансная тема. Я её поднял вначале на заседании райсовета, потом вышли на начальника отдела полиции "Севский". Он отказался принять меня. Это несмотря на то, что мы ему звонили с главой района Крестенковым. Подходит областная конференция предпринимателей. Мне дают пять минут для выступления. Всё рассказываю. Полиция попросила подать официальное заявление. К нам приезжает начальник УМВД Кузьмин. Собирает своих подчинённых из Комаричского и Севского районов, проводит приём. Генерал сказал тогда, что мы разжигаем страсти. Была на приёме зампрокурора района, но она сидела и молчала. Через какое-то время приезжают в район две группы из УМВД. Работают, результат — ноль. Дальше собирается общественный Совет при облпрокуратуре, прокурором области был Журков. Приглашают уполномоченного Адасикова, меня, собирают руководителей подразделений прокуратуры. В числе других был и наш вопрос. Принимают решение взять его на контроль. Мне чуть позже предложили встретиться с губернатором области Дениным. Пишу ему обращение. Приезжают из обладминистрации три человека, забирают документы, а затем была встреча у губернатора, нас на неё поехало 11 человек. После общения с ним документы пошли за его подписью в Москву, в Следственный комитет. Через какое-то время приезжает начальник управления Следственного комитета, генерал-лейтенант, была встреча с потерпевшими предпринимателями. Облпрокуратура передаёт дело в Следственный комитет, который начинает заниматься. Берут под стражу Лемешева, Князева, Фирсова…, которые подозревались в поджогах и вымогательстве. Дело, наконец, было расследовано. Впереди — суд, но Комаричский суд, скажу так, находился под большим влиянием Лемешева, это — местный крупный предприниматель. Мы выходим на областной суд. Встретились с зампредседателя облсуда Орловским. Я прямо сказал, что у нас второго шанса привлечь к ответственности местную группировку не будет. К нам прислушались, и дело передавали в Навлинский суд. Обвинение приехала поддерживать прокурор района Козлова. Но начало процесса было обескураживающим, пафос обвинения стал разворачиваться не в сторону тех, кто сидел в клетке, а в сторону потерпевших. Я пишу письмо уполномоченному Адасикову. Он едет в облпрокуратуру и после этого Козлова от обвинения была отстранена. Обвинение поддерживал далее молодой парень из райпрокуратуры. Лемешеву, Фирсову просили по 8 с половиной лет строгого режима, Князеву — 8 лет. Следствие пришло к выводу, что Лемешев является организатором группы. Но в суде у преступников было шесть адвокатов, с их "помощью" доказать это не удалось. Лемешеву дали 4 года, Фирсову — 5 лет, Князеву — 3 года со штрафами, компенсацией ущерба потерпевшим. Но не только позиция адвокатов повлияла на приговор.

Ещё в начале всей этой "эпопеи" у меня была беседа с главой администрации района Кузиным. Он мне предложил прекратить всю эту волну, сдать депутатский мандат, покаяться, и они меня простят. Я избирался в райсовет от "Единой России", встретился с председателем исполкома региональной организации партии Гапеенко Юрием Петровичем. А до этого у нас в районе Кузин собрал актив единороссов, меня хотели вытащить туда и устроить головомойку. Они сделали это заочно, мне копию протокола потом дали. После встречи с Гапеенко нападки по партийной линии прекратились. Но тут Лемешев подаёт на меня заявление о защите деловой репутации в арбитражный суд. Будто на собрании предпринимателей я его называл лидером организованной преступной группы. Но вот что выясняется: заявление в суд от Лемешева готовила специалист администрации района Лобеева, и там фигурировало, что я его обзывал нехорошими словами. А свидетелями на суде выступали Виктор Николаевич Кузин и та же Лобеева, Лемешев уже сидел под стражей. Суд они проиграли. И в Брянске, и затем в Туле. Но сейчас надо рассказать о поведении г-на Кузина в Навлинском суде. Там он безоговорочно принял сторону лемешевской команды, обвинил потерпевших, что оговаривают хорошего, доброго человека, великого предпринимателя и попросил у суда снисхождения к нему. Появилась и статья в районной газете о награждении Лемешева медалью "За милосердие", а после этого его сажают за рэкет. Я обращался в прокуратуру с вопросом, на каком основании его наградили. Приходит ответ: Виктор Алексеевич Лемешев внёс 300 тысяч рублей в местную администрацию на благотворительную деятельность. Но на какой расчётный счёт внёс, не сообщается. Моё предположение — принёс наличными.

— Связь главы районной администрации с преступной группой очевидна для всех. Но тут не может не возникнуть вопрос: почему же он избежал всякой ответственности?

— Давайте на этот вопрос отвечу я, Морозов Александр Григорьевич. Несколько слов о себе. Закончил институт, защитил диссертацию в области сельского хозяйства. В Комаричах работал в райсельхозуправлении, потом исполнял обязанности его руководителя. Там же его начальником в то время работал и Кузин. Своеобразие этого человека в его неуёмном стремлении к власти. Он долго рвался к должности первого лица района. Получил её в переломное время, когда "красный пояс" изживал себя и воцарялась "Единая Россия". Оказался в одной лодке с Дениным и стал главой администрации. Как руководитель он слабоват, но силён своим авантюризмом, склонен к интриганству. Это и использовалось для того чтобы удержаться у власти. Между прочим, в районе было немало как раз сильных руководителей, и, как я понимаю, Кузин "потрудился", чтобы не дать им развернуться. 18 руководителей оказалось с судимостью, в том числе и я. Люди были подведены под мошенничество, злоупотребление служебным положением. В отношении меня возбуждалось 18 уголовных дел, по одному удалось-таки ущучить. В процессе этого противостояния "разбомбили" моё предприятие. Что касается связи Кузина и Лемешева, то Кузин сближался с ним, понимая, что он держит местную блатату, привлёк как рычаг влияния на своих конкурентов, недоброжелателей. Мой дом тоже поджигался. Во время войны со мной Лемешев, насколько понимаю, выполнял роль кузинского бойца. В преступной группе был примерно десяток человек, а рулил этим аппаратом, как нетрудно догадаться, Кузин. Вот они нашли такой способ — давать деньги в долг. Сегодня в этой долговой воронке полтора десятка руководителей предприятий. На сегодняшний день СПК Мичурина должно порядка 18 миллионов рублей. Тут срабатывает метод подставы. Подходит момент возврата кредитов или платежей по процентам, и Лемешев даёт в долг под 250 процентов. Дал полтора миллиона, а сейчас ему должны по 15, 16 миллионов. Потом с распиской он идёт в суд, и с должников снимают шкуру. И так пострадал ряд хозяйств. Этот процесс надо было вовремя остановить. Но для чего это делалось? Чтобы заполучить землю, при переделе образуется откат, в котором, как можно догадаться, заинтересована власть в лице руководителя района. Короче говоря, Лемешев был бойцом Кузина. А почему он, несмотря на всё это, избежал ответственности при Денине? Ответ простой: у Денина был на тот момент конфликт с генералом Кузьминым. Ему нужно было высветить, что Кузьмин не борется с явным криминалом. Но при этом высветить так, чтобы не трогать Кузина.

С Дениным у меня были нормальные отношения. Мы продавали зерно его фабрике. Во время губернаторских выборов, когда его оппонентом был Лодкин, он хотел, чтобы я за него агитировал, но я тогда сказал такую фразу: вы там делите власть, а я буду потом страдать, я лучше займу нейтральную позицию. Он обиделся. И когда Кузин стал меня бомбить, не поддержал меня. А когда пришёл Богомаз в главы региона, тут "нарисовалась" такая ситуация. Председатель облдумы Попков ещё при Денине в Комаричах пробил себе мандат депутата. Попкову Кузин понравился тем, как он "делает выборы". Выборы "делаются" тут классно. Надо "сделать" 80% — будет 80. Скажут 90 — будет 90.

— А если скажут 110?

— Здесь всё могут. Если серьёзно, то Владимиру Ивановичу Попкову не до Комаричей, у него есть свои проблемы. Он, это моё и не только моё убеждение — основная "крыша" Кузина. Богомазу же Кузин не шёл, не ехал. Он сельскохозяйственные результаты нормальные "рисует".

— "Рисует"?

— Урожай зерновых — тут 30% накидывается. Я, как главный агроном, а затем руководитель райсельхозуправления с 11-летним стажем, безошибочно определяю урожайность, мне достаточно взглянуть на поле. 30%. А в прошлом году на 40 бреханули. Достаточно поставить две цифры рядом — есть для статистики и есть — декларации по единому сельхозналогу. Это не секретные данные. И всё сразу видно. Есть ещё вопрос: а сколько стоит зерно? Сегодня оно на рынке по 5 рублей за килограмм, что немногим меньше себестоимости. И как с банком рассчитаться? И получается, прошёл один этап банкротства по району, потом второй, теперь готовится третий…

— Подождите. Любимец губернатора, фермер Добронравов в Госдуме шокировал недавно всех заявлением, что селянину не нужны государственные финансовые помочи. Успех для него сделают новейшие технологии и губернатор, который учит на семинарах сельхозпроизводителей, как нужно получать зерна по 127 центнеров с гектара и рассказывает, как у нас зоотехникам платят по 80 тысяч рублей. А в вашем Комаричском районе, одном из лучших в области по качеству земли, почему-то разводят крамолу про какое-то банкротство.

— Знаете что? Наша зона — зона рискованного земледелия, в том числе и Комаричи. Мы на многое можем при выращивании культур повлиять. Много в почву насыпать. Азот, фосфор, калий, микроэлементы и т.д. Невозможно только добавить солнечной энергии. Процесс фотосинтеза — это вода и солнце. Это ботаника, пятый или шестой класс. У нас солнечной радиации не хватает, чтобы вырастить такой урожай. В теплице можно ещё лампочку включить и досветить. Я всё время спрашиваю, как эти ребята богомазовские досвечивают, что получают по 120 центнеров с гектара? Абсурд!!! Я задаюсь вопросом, почему наши учёные, кокинские, не скажут тихонечко на ушко Богомазу: «Перестань звездеть!»? При нашей солнечной радиации мы можем получать 70 центнеров. Это потолок.

Но вернемся к людям, которые вынуждены обретаться в конюшне. Для власти помочь им — несложный вопрос, он — решаемый. Но у Виктора Николаевича Кузина сегодня отсутствует элементарный контакт с производственниками и с народом. Я со времени, когда перебрался на комаричскую землю, пережил шестерых первых лиц района, но, убеждён, бестолковей, бездарней, чем Кузин, не было никого. Причём он правит самый длинный период, 13 лет. Возьмём эту лопандинскую проблему. Ведь были выделены деньги на ремонт жилья там, но их попросту поделили, подставив левые бумаги. Подрядчика, который ремонтировал жильё во Владимировке, осудили, но там хоть что-то напоминало ремонт, а деньги, которые попали в лопандинскую администрацию, попросту поделили, до меня дошла информация и могу сказать, кто скинул её. Можно пообщаться с этим источником. Надо только чуть глубже копнуть.

Знаете, о чём думал перед этой встречей? Комаричи по потенциалу мощней Стародуба, но своими преимуществами они не смогли распорядиться. В Стародубе менялись руководители, была конкуренция, а у нас на 13 лет застрял один божок. Это — основная проблема. Как её решить? Многие склоняются, что только через выражение недоверия Попкову. Надо, мол, собирать подписи, поднимать шум. Всё это — трудный путь, но хоть заметят эту волну. Кузина можно убрать только так, поскольку, повторяю, его "крыша" — Попков. Ситуация в районе катастрофическая. В 2006 году в Комаричах было более семи тысяч рабочих мест, пришёл Кузин к власти, и знаете, сколько сегодня? Полторы тысячи. Сегодня Комаричи могут составить ещё один спальный район Москвы. Единственное "достижение" — пустили из Комаричей автобус до столицы. У нас в районе с двухтысячного года поступление налогов выросло на чуть-чуть. И то больше за счёт механического увеличения ставок налогов на землю и на имущество. В районе некому сделать экономический анализ, да он попросту Кузину не нужен. Я помню, когда в райсельхозуправлении у него в замах работал, получил задание доклад сделать. Сделал, он его перечеркнул, заставил переделать. Такая участь была и второго, третьего вариантов. Я, отчаявшись, поделился своими эмоциями с диспетчером: мол, диссертация моя успешно идёт, а тут не могу сделать какой-то доклад. Она говорит: «А что ты нагреваешься? Неси забракованный первый вариант». Напечатала его, приношу Кузину. «Вот это то, что нужно, хоть я тебя научил писать». Анекдот. Поэтому у нас в районе сегодня такой низкий уровень менеджмента. Сегодня в чести не самостоятельно и серьёзно мыслящие люди, а совсем другого сорта. Хотя ничего нового в этом нет. Его заместитель Будников — из полиции, он сваял четыре уголовных дела на меня.

Вот такая ситуация. По Гражданскому кодексу денежные средства, поступившие на моё предприятие, являются его собственностью. Я, как руководитель, имею право ими распорядиться. Я заплатил деньгами, полученными по кредиту, за электроэнергию, выдал зарплату, заплатил налоги, а удобрения, под которые получил кредит, купил через месяц. И меня привлекают за нецелевое использование средств. Дают мне полтора года условно. Я сегодня судимый. Испортил жизнь своему старшему сыну. Ну ладно, это так, личное уже… Но всё это происходило на фоне проблем общерайонного масштаба — коммунальной, газовой…. Вот где анализируй власть, отчего они, развязывай узлы, что вело бы к улучшению экономического состояния района. Мы — на границе с Курской областью, слушаем их радио. Ежемесячно курский губернатор отвечает на вопросы граждан. Вопросы часто — не губернаторского уровня, но тем не менее всё это дисциплинирует, мобилизует муниципальную власть. Наш же губернатор за все эти годы в Комаричах не был. К Кузину попасть сложно, а уж к нему… В Курской области прямая связь власти и народа заметно иная. Я не знаю, чтобы Кузин за последние годы встретился с каким-либо коллективом. Учителям нашим к отпускам уже четыре года недоплачивают, один наш район. Сейчас дело в суде.

И вот такая "картина маслом" вытанцовывается. Большая масса людей уехала в Москву, на многих руководителей повешена судимость. А вот есть эти Морозов, Вишняков, негодяи. Владимир Михайлович назван вот бунтарём. Ситуация крайне скверная. Я недавно по необходимости съездил в соседний Брасовский район. Смотрите, но там же куча производств, это развивающийся район. А наш, я это ясно вижу, погибающий. Хотя Комаричи — это не мои родные Мглин, Сураж, где я когда-то работал и которые знаю. Там гораздо сложнее заниматься бизнесом, экономикой, учитывая географическое положение, природно-климатические условия. Комаричанам же на 13 лет не повезло с "вождём".

Владимир ПАНИХИН

Читайте ещё