В свете аукционного передела…Галерея иллюстраций

Опубликовано: № 36 (655), 30 ноября 2017 г.

Одной из центральных тем прошлой недели стал конфликт брянского предпринимателя Константина Солобая с чиновниками администрации областного центра и его Володарского района. В отличие от других представителей бизнес-сообщества, почитающих за большее благо не перечить властям и держать фигу в кармане, Солобай ринулся в бой с открытым забралом. Нет, человек он вовсе не безрассудный. Прежде чем сжигать мосты и говорить всё, что думает о решении Брянского городского Совета народных депутатов о проведении аукционов на право размещения нестационарных торговых объектов, он употребил, кажется, все мирные средства. Главное, что попытался сделать — донести до противной стороны мысль, что нельзя всех мелких торговцев грести под одну гребёнку: заканчивается срок аренды земли под объектом — все на аукцион! И это доказывал на своём примере.

1. Наведение порядка или?

У Солобая — малый бизнес в парке отдыха «Юность» Володарского района, одной из лучших на сегодня в городе зон массового отдыха. С 2003 года он работал директором парка. Сразу столкнулся с тем, что парк в системе приоритетов власти был где-то в конце списка. Это и привело к мысли о том, что спасти, а потом сделать подобные места привлекательными может бизнес. Ему позволили установить в «Юности» пару небольших павильончиков, которыми он не только кормил свою семью, давал работу нескольким сотрудникам, но выделял средства и на благоустройство парковой территории. Из этих средств он, ревнитель русских культурных традиций, оплатил труд скульпторов, изготовивших из бетона любимых детьми сказочных персонажей. В 2012 году Константин предложил провести реорганизацию городского паркового хозяйства путём учреждения акционерного общества, в котором контрольный пакет оставался бы за городской властью, а остальные 49 процентов отошли бы инвесторам. Но тогда понят не был. Потом предложил несколько концепций, суть которых заключалась в передаче парка «Юность» в долгосрочную аренду. По поручению мэра А. Макарова, рассказывает, уже разрабатывалась документация о создании привлекательных условий для долгосрочного сотрудничества с инвесторами и передаче парка в аренду. Но тут горсовет решил все торговые точки, независимо от того, где они располагаются, «пропустить» через аукционы. Всё это подаётся как наведение порядка. Ну да, порядок надо наводить. Если, скажем, киоск превратился в оскорбляющую своим видом халупу, если установлен самовольно. Но зачем сносить, если точка имеет вполне приличный вид, если к ней привыкли покупатели? Этот вопрос считают вполне резонным власти во многих российских регионах, в том числе и соседних — орловском, смоленском, где договора аренды земли с добросовестными владельцами нестационарных объектов попросту пролонгируются. У нас же решили этим не заморачиваться.

2. Решив сорвать яблочко

У Солобая, стремящегося избежать аукционной экзекуции, есть и дополнительные резоны. Он называет свой парковый бизнес социальным и к тому же сезонным. Но его оппоненты непрошибаемы и неумолимы: никаких преференций, марш на аукцион! Ах, — парирует Солобай, — если собрались сносить мои киоски, то я забираю из парка свои скульптуры. 22 ноября в «Юности» состоялись первые «военные действия» сторон, получившие довольно шумное информационное сопровождение. До полного сноса дело пока не дошло, как и до демонтажа всех скульптур, но стороны, можно сказать, существенно продвинулись по «тропе войны». К примеру, заместитель главы городской администрации А. Зубов назвал действия Солобая одиозными, то есть крайне неприятными. Последний, в свою очередь, не полез за словом в чужой карман и прокомментировал в соответствующих красках действия чиновников журналистам электронных СМИ, а затем принял участие в очередной передаче независимого медиа-проекта «Вдребезги». Обсуждение проблемы с участием одного из авторов проекта, такого знатока торгового бизнеса, как А. Коломейцев, стало как всегда крепеньким. Было выплеснуто возмущение по поводу внесудебного характера сноса киосков, почти 300-тысячной оплаты за 10 квадратных метров земли на пять лет вперёд, отсутствия экономической логики, когда якобы наводя порядок, власти ставят на грань разорения, а то и напрямую ввергают в него предпринимателей-малышей. Есть, говорилось, у затеянных аукционов и ещё один весьма сомнительный аспект. Они называются открытыми, но им предшествуют закулисные сделки, когда на аукцион «заявляются» либо представители крупного бизнеса, либо влиятельные персоны, либо просто любители поживиться за чужой счёт, чтобы сказать: «Хочешь гарантированно получить место под киоск — отстёгивай тыщ сто, и флаг тебе в руки, побеждай в своём грёбаном аукционе».

Однако был в череде упрёков и обвинений такой момент, с которым трудно согласиться. Прозвучало, что вместо того, чтобы добиваться консолидации общества, общественной стабильности, так необходимых нынче (как будто в какое-то иное время в подобных ценностях мы не нуждаемся), власть создаёт почву для потрясений. Это о чём? Если бы не солобаевский взбрык, то весь этот аукционный передел вообще прошёл бы «по зелёной». У нас есть структуры, которые должны защищать права предпринимателей, и их в то же время нет. Или как бы нет. Есть, к примеру, Уполномоченный по защите прав предпринимателей П. Адасиков, но слышал ли кто-либо его голосок по проблеме, которую тысячи брянских предпринимателей, их работники считают судьбоносной? Он упорно отмалчивается. Лишь бы не нарушить общественную стабильность? Но таким образом, если заглянуть в корень, вожделенная стабильность лишь подрывается. Ведь основа этого блага в чём? В доверии власти, из которого рождается и её авторитет. А какое доверие к ней будет, если под видом наведения порядка она решает за счёт самого незащищённого предпринимательского сектора сиюминутную задачку получить хоть что-то в бюджет? Но решив сорвать яблочко, тем самым рубит яблоню. Есть ещё предпринимательский профсоюз, ведомый Н. Шилиным, но он ограничился пока проведением минувшим летом пикетов протеста на площади у ДК БМЗ и обещанием провести акцию протеста в столице. Обещание, однако, так и повисло в воздухе.

3. Не по Сеньке шапка?

Никак нашим активистам не даётся истина, что власть ведёт себя так, как ей это позволяется. Их робкую программу-минимум высказал в тех же «Вдребезгах» Коломейцев. Вот она, почти дословно: «Мы только озвучиваем проблему, которую необходимо решать. Но нас отодвинули. Наша цель высвечивать, совместно пытаться решить проблему, но поскольку нас опять отодвинули от райсовета, областной Думы, поскольку вы провели выборы по-своему, то введите нас хотя бы в общественные советы, мы будем хотя бы освещать. Если вы хотите сделать хоть что-то для Брянщины». Это заявляет человек, которого не упрекнёшь в трусости. Заявляет, возможно, не понимая, что выпрашивание места в каких-то неназванных общественных советах лишь льёт воду на мельницу наглеющей власти. Ему ли не знать, что все общественные советы, включая областную Общественную палату, контролируются той же властью? И ему ли не известно, что на Брянщине несколько попыток сделать дееспособными общественные формирования, независимые от власти, по сути, провалены? В речах возмутителя спокойствия Солобая та же кротость. Вот какими словами он предваряет разговор об одном из инициаторов экономических репрессий против его парковой собственности — недавнем руководителе Володарской районной организации «Единой России» Н. Ивкине: «Я с уважением отношусь к Николаю Ивановичу Ивкину, но…». А мог бы и не рассыпаться в уважении к человеку, который после обнародованных деталей предвыборной сделки (читайте нашу публикацию «Долг трёхлетней свежести») в 2014 году с кандидатом в депутаты горсовета М. Мамоновым предстал законченным мошенником. Мог бы с металлом в голосе спросить, какое вообще моральное право имеет этот господин не только восседать в горсовете, но и возглавлять в нём комитет по собственности? Добавим: а значит, быть одним из архитекторов аукционного передела?

Справедливости ради надо сказать, что под конец передачи был явлен-таки смелый жест: Коломейцев сообщил, что на 16 декабря намечен митинг протеста, на котором требования малого бизнеса будут в ряду других, не менее актуальных. Возможно, Александру Григорьевичу и его единомышленникам вспомнилось впечатляющее шествие предпринимателей по проспекту Ленина в 2009 году, когда они массово воспротивились рейдерскому захвату Центрального рынка. Были тут же озвучены эти требования. Несколько раз звучала фамилия губернатора, который почему-то не желает останавливать, вразумлять городскую власть, напоминать ей требование, спускаемое из самого президентского верха — «не кошмарить малый бизнес». Почему он предпочитает здесь пребывать в тени? Во время поисков ответа на этот вопрос мы в который раз услышали фамилию губернаторского приятеля С. Антошина, который якобы сильно влияет на позицию горсовета. В том числе через «своего человека», председателя земельного комитета по фамилии Исаев. Называли нам фамилию ещё одного заинтересованного в аукционах лица — председателя горсовета А. Хлиманкова, которого называют креатурой волгоградского губернатора А. Бочарова. Над Хлиманковым, говорили, в данном случае не каплет, он-де давно уже через подставных лиц не в малом, а в крупном бизнесе. Всё это, конечно, информация очень сырая, нуждающаяся в верификации. Газета — не прокуратура, которая должна видеть коррупционные и прочие негативные риски любой законодательной инициативы. И куда смелее декларировать свою позицию. Но прокуратура, по публичному заявлению того же Коломейцева, не входит в число федеральных структур, действующих независимо от воли Богомаза и его окружения. К таким структурам он отнёс налоговую службу, полицию и УФСБ во главе с её новым начальником. А ведь как многообещающе начинал областной прокурор А. Войтович! Даже, по нашей не подтверждённой, но и не опровергнутой информации, ставил в своё время перед прокурором областного центра А. Седневым жёсткую дилемму: либо разберётесь с Хлиманковым, либо сами оставите должность.

К прокуратуре у общественников нынче — наибольшее количество претензий. Взять хотя бы опять вспыхнувшие страсти по Брянскому перинатальному центру. Скоро будет полгода, как возбуждено уголовное дело по факту гибели здесь новорождённых. За это время чего только мы не слышали о происходящем здесь, о выводах каких-то экспертиз, о новых ЧП… Ни слова лишь о том, а что же с расследованием уголовного дела, которое с исчерпывающей полнотой и должно расставить все точки над «i». Помалкивают следователи. Помалкивает и областное надзорное ведомство. Или реагировать ему на ситуацию вокруг перинатального центра, как и на притеснения малого бизнеса — тоже не по Сеньке шапка?

Иван УХВАТОВ

В тему

Киоск «Союзпечать» в Брянске

Киоск «Союзпечать» в Брянске

Ассоциация распространителей печатной продукции составила очередной рейтинг регионов России по обеспечению киосками прессы. В нём Брянщина заняла аутсайдерское 72 место из 85 возможных. У нас на 21 тысячу жителей приходится лишь один газетный киоск, в то время как в лучшем регионе по обеспечению печатной продукцией в ЦФО, Воронежской области, один киоск приходится на 5 тысяч. Выяснилось, что в Брянской области не выполняются требования соответствующего приказа Минкомсвязи и постановление правительства. Мы решили узнать, а как за последнее время изменилась ситуация на предприятии «Брянсксоюзпечать». Напомним: в начале прошлого года оно попыталось вывернуться из-под административного пресса ценой отказа распространять столь нелюбимый властями «Комсомолец Брянска», но пообещав торговцам печатью определённые преференции, чиновники их обманули, принявшись один за другим сносить киоски. Директор Е. Рославицкая от разговора на эту тему уклонилась. Тогда мы связались с директором издания «Комсомольская правда Брянск» В. Киселёвым. В своё время именно «Комсомолка», прислав из столицы своего корреспондента, пыталась защитить брянских распространителей печатной продукции от «наведения порядка» по-брянски. Что изменилось с того времени, — поинтересовались мы у г-на Киселёва. Оказалось, что отношение городских властей к «Брянсксоюзпечати» осталось прежним. Несмотря на то, что несколько ведущих издателей обращались в горсовет с письмом, в котором просили «приостановить порочную практику сноса киосков по продаже прессы» и рассмотреть вопрос о включении в схему размещения таких торговых объектов в соответствии с правительственным постановлением на сессии горсовета. Г-н Хлиманков обещал сделать это, но обещаниями всё и закончилось. Виктор Владимирович сообщил, что от «Брянсксоюзпечати» бюджет получает в год 28 миллионов рублей налогов, но, видимо, властям эти деньги не нужны. Наступление на киоски продолжается. Правда, в Фокинском районе вернули некоторые из снесённых ранее, но от этого радости мало — они стоят не подключёнными к электричеству. Обещают лишь через полгода подключить, говорят, что существует целая очередь желающих подключиться. «А заплатить за землю под объектом принуждают на пять лет вперёд. Вот такая у нас в Брянске поддержка малого бизнеса, вот такая у нас «весёлая» городская власть», — с горечью заключил собеседник.

Читайте ещё