Чего хочет Калинина

19 декабря 2017 г. Владимир Путин и Светлана Калинина на форуме ОНФ (фото: control32.ru)
19 декабря 2017 г. Владимир Путин и Светлана Калинина на форуме ОНФ
(фото: control32.ru)

На прошлой неделе прошёл форум Общероссийского народного фронта, в котором участвовал президент страны. Среди сообщений брянских СМИ, носящих какой-то полурекламный характер, выделялось одно. В нём упоминалась фамилия члена Центрального штаба ОНФ, нашей землячки Светланы Калининой, рассказавшей главе государства о случае в чувашском городке Цивильске, где местные власти так "благоустроили" один из дворов, что едва не пострадал ребёнок. Подумалось: а что бы сказала г-жа Калинина о благоустройстве городской среды на своей малой родине? И вот спустя несколько дней беседуем с ней. Начинаем как раз с этой темы.

— Я в курсе того, что делается по этой теме на Брянщине. Недавно проехали по её территории с представителями нескольких телевизионных каналов, материал был потом показан в новостях. Я возглавляю Центр мониторинга благоустройства городской среды при Центральном штабе Общероссийского народного фронта и докладывала президенту о работе этого центра, о том, что не всё ещё у нас тут благополучно, что есть и такие случаи, как в Цивильске. Разве в Брянске всё радужно и хорошо? На форуме ОНФ был брянский координатор проекта мониторинга благоустройства городской среды, ректор БГИТА Егорушкин, и он тоже засвидетельствовал то, что потом было зафиксировано в резолюции, когда в регионах не комплексно подходят к реализации проекта благоустройства, а точечно. О чём я говорю? К примеру, во дворе на улице Почтовой, где мы были с телевизионщиками, детскую площадку поставили почти так же, как в Цивильске. Там только болотистую поверхность засыпали, а здесь не сделали и этого. Просто установили детский городок, не огородив его, не обезопасив детей от проходящего рядом транспорта. Не приведено в порядок ранее установленное спортивное оборудование. В итоге двор смотрится, если можно так сказать, похабно. Но главное — не сделана планировка территории, и один из трёх домов всё время оказывается в окружении воды. Поэтому мы мэру Макарову направили уведомление о том, что такое недопустимо. Посмотрели мы и другие территории, где работы ещё не закончились, хотя уже лежит снег, и как будет муниципалитет подписывать акты выполненных работ — непонятно.

— Почти такая же ситуация возникла в прошлом году с капитальным ремонтом, когда наступила глубокая осень, а кровли на многих домах были не отремонтированы.

— Да, это всё напоминает прошлогоднюю ситуацию с незавершённым ремонтом кровель. Тогда это было на 48 домах в нашей области, сейчас такие случаи редки. Фонд капремонта оперативно выезжает по сигналам и сразу принимает решение. В нашем Центре общественного контроля есть две жалобы, когда пострадавшим в прошлом году от дождей людям не возместили затраты. Сейчас подключилась к этой работе и прокуратура, и жилищная инспекция. И ещё вот о чём. Сегодня у жильцов есть возможность отремонтировать дом комплексно, то есть не только его кровлю. У нас недостаточно проведена работа с ТСЖ и домами, которые находятся "на спецсчетах". Сегодня государство даёт пять миллионов на такие дома, чтобы там сделали комплексный капремонт. В Брянске об этом вообще не проинформировали людей. Мы об этом не раз говорили на совещаниях. Департамент ТЭК и ЖКХ и фонд должны привести дополнительно деньги в дома.

Но у нас же и с памятниками культурного наследия не всё в порядке. Уже два года подряд не ремонтируются эти объекты. С одной стороны — и слава богу, так как областная структура по защите памятников культурного наследия совершенно не включилась в эту работу. Мало того — у нас нет организации с лицензией на право производства таких работ. Главное — чтобы не получилось так, как в Красном Роге, где за усадебные объекты взялись люди, вообще не имеющие ни проекта, ни лицензии. Это уму непостижимо. Сейчас там прокуратура до сих пор ведёт своё расследование. Думаю, в ближайшее время какой-то первоначальный результат будет озвучен.

— Во время прошлого нашего разговора вы говорили о претензиях к качеству дорожного ремонта. Приводились факты безобразного отношения к такому ремонту на проспекте Станке-Димитрова возле бывшего кинотеатра имени 50-летия комсомола, на улице Речной…

— То, что в прошлом году было нами взято под контроль — они исправили. Причём не просто ямочно исправили. Они сняли старое-новое полотно и положили новый асфальт. Посмотрим, как оно поведёт теперь, гарантия-то даётся на пять лет. Но мне бы хотелось через вашу газету призвать земляков использовать такой ресурс в Интернете, как "Карта убитых дорог". У нас люди недостаточно активно включились в этот проект, а президент напоминает губернаторам: посматривайте на эти карты. Я была недавно в Екатеринбурге, там этот сайт очень популярен.

— А в целом как бы вы оценили уходящий год с точки зрения тех позиций, которые курируете в Общероссийском народном фронте?

— Знаете, мы по проблеме благоустройства и доступной среды стоим твёрдо на одном месте. Не движемся вперёд. В прошлом году возвращали 80 миллионов рублей по программе "Доступная среда". Нам деньги, которые дают федеральные структуры, не нужны? В этом году изменений в подходах не видно. Эта программа сведена почти к нулю в Брянской области. Все ждут какого-то пинка сверху. Должны органы власти, которые отвечают за это, включиться в работу, проявлять инициативу.

Я в этом году проехала 68 регионов, видела, как в некоторых руководители прекрасно справляются с этой работой, даже не ожидая денег. Просто правильно организовали работу. Мы что, не можем даже наши остановочные комплексы привести в порядок? Для скота они приспособлены или для людей? Автотранспорт у нас грязный — что троллейбусы, что маршрутки, что автобусы. Нам что, на это не обращать внимания? Или ждём, пока придумают какую-то программу по мойке автобусов? Просто стыдно видеть и ездить в Брянске на таком транспорте. Или вот говорилось председателю облдумы Попкову неоднократно: давайте законодательно, как сделали в Омске в рамках программы "Доступная среда", обяжем делать пандусы во время капремонта. Сидят, молчат. Для чего нам депутатский корпус — непонятно. Информационная составляющая программы формирования комфортной городской среды сведена к нулю. Я бы, словом, за это поставила в текущем году нашей области только жиденькую троечку.

— А тройку-то за что?

— Ну, всё-таки в масштабах области бюджет подняли немножко. Из долгов начинаем потихоньку всплывать. По программе капремонта всё-таки в сроки входим, меньше стало заливов. С прокуратурой и госжилинспекцией контролируем работу управляющих компаний. Меньше стало обращений. Словом, тройка. Двойка — это совсем плохо. Я видела такие регионы.

— Какое-то время назад наш регион назывался в числе худших по подготовке к зиме...

— Я была на этом правительственном совещании. Мы, хочу сказать, где-то в серединке. А назвали нас потому, что наши активисты хорошо отработали, проехали Фокино, Новозыбков… Информации от наших активистов было больше. Хочу сказать, что наше "Брянсккоммунэнерго" пока работает плохо. Не строятся новые котельные… Поэтому мы сделали такие свои выводы, предоставили их в Минстрой и оказались на не очень хорошем месте.

— Вы сказали про немного поднявшийся бюджет. Но с чего или точнее за счёт чего он поднялся? За счёт фискальных мер?

— Недавно я встречалась с некоторыми руководителями промышленных предприятий, и они были сильно обеспокоены своими перспективами. Говорили, что предприятия могут попросту закрыться. Я не буду тут много говорить, это тема другой площадки, но это действительно пугает.

— И чего, как вы думаете, Брянщине ожидать в наступающем году?

— Ох! Чего ожидать — это пусть говорит губернатор. А я скажу, как житель области, чего хочется всем нам, и мне в том числе. Хочется чувствовать внимание к человеку. Вот прихожу недавно в 47-е почтовое отделение, и вижу, что его перевели из-за ремонта в какой-то грязный вонючий сарай. Какая-то комната, и загоняют людей туда, как стадо. Я позвонила Песенко, возглавляющей Брянский почтамт, сказала, что так обходиться с людьми нельзя. Она спрашивает в ответ: «Вы что, не можете потерпеть?». Но задача чиновников — найти вариант, при котором люди страдать не должны.

Хочу не видеть в поликлиниках страшных очередей, а потом ещё слышать, что талонов к врачам уже нет. Хочу, чтобы дорога в школу была для детей освещена и безопасна, хочу, чтобы пенсионеры не выстаивали подолгу в учреждениях соцзащиты в ожидании каких-то справок, чтобы служба одного окна работала чётко, быстро. И очень хочу, чтобы дороги в Брянской области не переделывали, а делали правильно. Я очень хочу, чтобы, наконец, тарифы в Брянской области были прозрачны, чтобы мы понимали, за что действительно платим. Я очень хочу, чтобы капитальный ремонт у нас был комплексным, чтобы к памятникам культуры даже не прикасались шарлатаны и варвары, чтобы на них могли посмотреть и мои внуки.

Владимир ПАНИХИН

Читайте ещё