«Всё было сделано до выборов»

Карикатура Алексея Меринова
Карикатура Алексея Меринова

После подведения итогов выборов мы решили позвонить некоторым участникам нашего предвыборного опроса, в ходе которого интересовались у руководителей региональных филиалов политических партий, возможны ли на Брянщине чистые и честные выборы.

Первым тогда ответил на этот вопрос лидер брянского "Яблока" Д. Махотин, заявивший, что до тех пор, пока за нарушения избирательного законодательства у нас не будут "сажать", честные выборы невозможны. После 10 сентября его позиция не изменилась: «Всем было ясно, что административный ресурс на выборах в Госдуму работал на одного человека, — сказал он по телефону. — Сама процедура прошла спокойно, потому что всё было сделано до выборов. Явка не отражала общественных настроений. Были участки, где голосовать пришло едва ли полсотни избирателей, когда в списках было не менее трёх тысяч. К сожалению, большинство наших избирателей активны лишь на кухнях и на диванах».

Руководитель Брянского отделения "Справедливой России" С. Курденко накануне дня голосования оценил предстоящие события весьма оригинально, заявив, что «выборы эти близки к законным, но они — нечестные и несправедливые». «Изменилось ли ваше мнение?» — спросили мы у Сергея Николаевича. «Нет, не изменилось. Сегодняшнее отношение моё ко всему, что произошло, ещё более негативное. Мы, конечно, всё осмыслим, побеседуем, с кем положено, и сделаем свои выводы. Но во всяком случае хвалебных речей не будет. Пока могу сказать, что наши с Хвичей Сахелашвили наблюдатели сработали чётко. Они зафиксировали все нарушения. Но обратило внимание на себя стремление полиции затянуть, заволокитить расследование по ним, хотя по закону полицейские должны стоять лишь у входа на участки и следить за соблюдением общественного порядка. У нас же с чьей-то подачи они встревали в ситуации, где должны разбираться совсем другие люди».

Наш собеседник, чтобы, видимо, упредить неудобные вопросы о том, почему оппоненты господина Пайкина были столь терпеливы к тому, как вёл он себя во время избирательной кампании, сказал, что его нарушения были недостаточно очевидными. Он сам поначалу даже подготовил иск, но после трёхдневного размышления о своих шансах порвал его. За нарушения, по его мнению, надо было наказывать глав администраций, которые водили Пайкина в различные аудитории. Вопрос о снятии его с выборов можно было ставить в том случае, если бы они призывали голосовать за питерского толстосума. Но это надо было тщательно документировать уже после первой климовской встречи Пайкина, в ходе которой глава районной администрации Кубарев именно так себя и вёл.

Курденко убеждён, что были очень высокие шансы снять с выборной дистанции кандидата в депутаты областной Думы Гавричкова, у которого налицо были железные нарушения. Поскольку сам Сергей Николаевич не избирался в облдуму, то предложил свои юридические услуги самому реальному конкуренту Гавричкова, кандидату от КПРФ К. Павлову, однако тот поддержки от сопартийцев не получил, его не поддержал даже печатный орган обкома партии газета "Брянская правда".

Но самым любопытным в монологе Сергея Николаевича были обнародованные пикантные подробности участия в избирательной кампании нашего старого знакомого, антошинского юриста по фамилии Вышегородских. Этот посланец Орла, как помнят многие наши читатели, участвовал в рассмотрении иска к нашей газете по так называемому делу "о мокрых антошинских штанах". Но у альянса Антошина и Вышегородских более глубокие и давние корни. А вот что рассказал Курденко о событиях последних двух лет: «Год назад во время выборов в Госдуму региональный кандидатский список нашей партии возглавлял курский депутат Четвериков. Не знаю, где он с Эс. Эсом столкнулся, но, не советуясь с региональным отделением, Четвериков взял в руководители избирательного штаба его ставленника Вышегородских. Он не один был там — со своей помощницей. В результате у партии работали два избирательных штаба: у нас — свой, у них — свой. Они нейтрализовали наших людей, набрали наблюдателей, причём наблюдателями оказались не только рядовые члены партии, а даже некоторые члены обкома КПРФ работали в штабе по выборам "Справедливой России". Можете это огласке предать и на меня ссылаться. Я только фамилии не буду называть, потому что они меня просили, чтобы я их Понасову не "сдал". Для Антошина главное было провести Миронову, и чтобы наша партия не мешала, он внедрил своих людей в её штаб. А когда они уехали — на 500 тысяч кинули агитаторов. Я своих всех предупредил: если будете работать с ними — только при условии, что деньги вперёд. Потому что давно знаю эту бригаду — они ещё в Орле работали, и орловские мне говорили товарищи, что где они — там кидалово. Не все меня послушали, и людей кинули: кого на три тысячи, кого — на пять. К нам-то претензий нет, мы предупреждали, но осадок нехороший у людей остался… 1 сентября года нынешнего облизбиркоме проводили занятия школы наблюдателей. Один из преподавателей там — представитель нашей партии Наталья Ивановна Равлюк. И вот она видит: пришли туда эти двое — Вышегородских и его помощница. Спросила, откуда они. "От "Родины", — отвечают, — от Алексеенко". И я сразу сделал вывод: поскольку Алексеенко называли кандидатом серьёзным, конкурентоспособным, с деньгами, они, видимо, во-первых, договорились с ним, а во-вторых, ещё подстраховались, внедрив политтехнолога-киллера в его штаб. И естественно, тот сделал всё, чтобы кандидат занял последнее место».

После разговора с Курденко мы связались с председателем регионального отделения партии "Родина" Г. Селебиным, который в начальный период избирательной кампании говорил о своей убеждённости в том, что «предвыборная кампания будет честной, конкурентной и открытой и пройдёт исключительно в рамках закона», что «главную роль в ней сыграет не пиар, а конкретные программы работы на благо Брянщины» и даже сделал заявление от имени всей партии: «партия "Родина" уверена, что выборы будут честные, открытые и конкурентные». В ответ на вопрос, не изменилась ли сейчас его позиция, Селебин попросил заглянуть на партийный сайт, где выложена его оценка голосования. Вот она: «брянские выборы прошли при крайне низкой явке избирателей (35%), в городе Брянске на отдельных участках явка составила от 4 до 9%. Так же выборы в этот раз по сути не контролировались наблюдателями. Исключение — округ по выборам депутата облдумы № 6 в Советском районе г. Брянска, на участках которого (137, 121 УИКи) были выявлены обстоятельства, по которым можно судить, что имели место грубейшие нарушения избирательного законодательства: применение задвоенных списков избирателей, вбросы бюллетеней, использование неучтённых бюллетеней. Всё это позволяет сделать вывод, что технологии нарушений избирательного законодательства остались и продолжают совершенствоваться, а избирательные комиссии, являющиеся частью исполнительной власти, бездействуют». Ну а затем мы спросили, как в штабе кандидата "Родины" Н. Алексеенко, с выдвижением которого многие связывали надежды на то, что это повысит уровень конкурентности брянских довыборов, оказалась антошинская креатура? Селебин в ответ недоумевал: а что серьёзного мог таить г-н Вышегородских? «У нас в штабе, — говорил он, — были люди из Алтая, Краснодара, Мурманска, Новосибирска… ну и среди 76 штабистов был и этот товарищ из Орла. Это один из самых обычных сотрудников, он ни на что не мог повлиять, отработал — и до свидания».

Когда Селебин услышал, кто стоит за этим самым обычным сотрудником, он изобразил искреннее изумление: «Я сейчас же выясню и минут через сорок отзвонюсь». Но не отзвонился ни через сорок минут, ни в последующие дни. Тем не менее, это молчание помогло понять, почему г-н Алексеенко оказался в безнадёжных аутсайдерах. Непонятно лишь, зачем понадобилось ему скликать такую "интернациональную" команду помощников, в которой, как выразился Селебин, орловчанин играл якобы скромную, чисто номинальную роль.

Читайте ещё