Лёгкого Вам пера!

Ответ привязанной брянской прессе на её "урок" профессиональной этики

Е.Н. Чалиян
Е.Н. Чалиян

Поначалу, когда ещё 18 февраля на сайте, принадлежащем главному брянскому эсеру С. Курденко, появилась статья "Отвязанная пресса" "бабушки брянской журналистики" Е. Чалиян, у нас не было никакого намерения ввязываться с нею в полемику. Дело в том, что Евгения Николаевна к своим сединам нажила репутацию профессионала, весьма произвольно толкующего факты. В ходу среди её коллег и другие, более жёсткие определения. На ней в своё время серьёзно обожглось и наше издание, когда по просьбе одного уважаемого человека опубликовало разоблачительный материал Чалиян о проходимцах из печально известной фирмы "ОКОР", руководителя которой недавно арестовали в Испании. После этой публикации нам пришлось публиковать её извинения перед оболганным банковским учреждением.

Наше великодушие подпитывалось также предположением о том, что, возможно, Евгения Николаевна остро переживает и недавний свой профессиональный ляп, когда сразу в двух газетах — сначала в местном "Брянском рабочем", а затем в федеральной "Новой газете" — выдала материалы о покушении на бывшего руководителя управления экономической безопасности и противодействия коррупции областного УМВД В. Загородского, слишком поспешно и безоглядно увязав этот инцидент с кипучей деятельностью пострадавшего по изобличению бывшего губернатора Н. Денина. Но затем её "Отвязанную прессу" перепечатали два издания, находящихся под контролем и, по сути, на содержании губернской власти — "Брянский рабочий" и "Брянские новости". Перепечатали, разумеется, не только по своей воле — в таких случаях всегда испрашивается разрешение автора. Во всяком случае должно испрашиваться. И тогда стало окончательно ясно, что опус Чалиян — не плод заблуждения или слишком пристрастного отношения к "Комсомольцу Брянска". Это спланированная информационная атака, коих мы пережили в последнее время целую череду. И в таком случае отмалчиваться означало бы предавать интересы наших читателей, которые не первый год остаются верными газете.

Да, перед тем, как накропать "Отвязанную прессу", Чалиян позвонила нам. Её интересовала ситуация вокруг "Комсомольца", оказавшегося под двойным, поставившим газету на грань выживания, прессингом губернатора Богомаза и его окружения. Не будем воспроизводить те довольно резкие высказывания, которыми она оценивала во время беседы действия власти. Цену имеет лишь то, что увидело свет. А увидела его такая доминирующая мысль: со всеми нашими доводами о зависимости СМИ от бюджетных подаяний, об аморфности областной журналистской организации (её возглавляет владелец и главный редактор "Брянских фактов" В. Пронин) можно согласиться лишь отчасти. В этом, по мнению Чалиян, лишь доля правды. А основная правда, оказывается, в другом — в том, что мы не так ведём нашу редакционную политику, чем и накликали на себя гнев власть предержащих и, соответственно, шишки от них.

Чтобы подчеркнуть порочность нашего издания, Евгения Николаевна — этот воплощённый образец профессиональной святости, — пишет, что, по её наблюдениям, «за два месяца трепыханий "Комсомольца" ни одно издание не подало голос в его защиту». Наблюдать, однако, надо "тщательнее". Были и голоса в поддержку, и сообщения ряда информресурсов о гонениях на "КБ", за что мы благодарны всем им. Не написали об этом вовсе как раз издания, находящиеся у власти "в кармане". А некоторые из них ("Брянское обозрение", "Брянский рабочий" и "Брянские новости"), напечатавшие и перепечатавшие чалияновские сентенции, в этом "кармане", по всему видно, занимают самое привилегированное место. Но мы вовсе не сокрушаемся по поводу того, что о наших невзгодах написано мало и недостаточно смело. В нашей стране, где свобода слова в системе общественных ценностей находится во втором десятке, едва ли возможно рассчитывать на иное. То незавидное положение, в котором оказались, воспринимаем как плату за роскошь говорить то, о чём думаем мы и о чём думают читатели газеты.

Но и тут Чалиян не скрывает издёвки, припоминая давнее высказывание нашего редактора: «Мы идём на сотрудничество с теми, кто просит возразить власть предержащим. Хотя бы порой и за плату, но лишь в том случае, когда это совпадает с общественными интересами». «В чём заключается "общественный интерес", что совпадает с ним, а что не совпадает, это дано определить исключительно самому Панихину», — пишет она. Не называя при этом, кому же дано такое право, кто этот демиург, который может на аптекарских весах измерять соответствие действий власти общественным интересам. А ведь это соответствие можно измерить и без всяких весов. К примеру, известное сообщество "Диссернет", исследовав несколько лет назад кандидатские диссертации нынешнего брянского губернатора и его жены, пришло к выводу, что значительные их части заимствованы у других учёных, что авторы являются заурядными плагиаторами, проще говоря — ворами. Ну и так ли уж трудно рассудить, соответствует ли научное воровство общественным интересам? Или вот во время беседы с президентом в сентябре 2014 года Богомаз вдруг говорит, что в его родном Меленске накапывают 7 процентов всего российского картофеля. Дотошные люди тут же подсчитали и сказали, что это ложь. А недавно один наш въедливый читатель отыскал интервью Богомаза белорусскому интернет-изданию "Agrolive.by", которое было опубликовано примерно за месяц до его встречи с главой государства. Так вот, там Александр Васильевич говорил не о 7, а всех 10—12 процентах. Вот это высказывание: «на сегодня Меленская сельская территория известна в масштабах всей огромной России. За счёт чего? Здесь, и только здесь, картофель выращивается в общей сложности на территории в 10000 га! Это — 5% общероссийских посадок. Даже у мелких здешних фермеров урожайность редко опускается ниже 200 ц/га! Вот и получается: меленские картофелеводы обеспечивают от 10 до 12% картофельного вала России».

Если госпожу Чалиян сильно напрягает честное высказывание о том, что иногда нам оказывается содействие при доведении до читателей общественно значимой информации, то позволим у неё спросить, а гонорар за свою "Отвязанную прессу" и её перепечатку она из какого "котла" получила? Если знает из какого, то не интересовалась ли, как он пополняется, как содержатся издания, которые так рады её "полотнам"? Наше твёрдое убеждение: один из самых наихудших видов зависимости прессы — это её зависимость от власти. Зависеть от неё совестливому человеку — это быть постоянно в конфликте с самим собой, постоянно ломать себя изнутри. И не каждый выдержит это испытание.

Ту же на какое-то время исчезнувшую в прошлом году с медиа-поля, а затем возвратившуюся Чалиян мы спросили, с каким изданием она теперь сотрудничает. Ответила, что теперь она — независимый журналист, не привязана к какому-то одному изданию и вольна писать о чём пожелает. Как видим, действительность суровей, чем мечты. Назваться независимым журналистом — ещё не стать им. В ряд с теми, кого, по её мнению, своим "хамством" обидела наша газета, она зачислила и себя. Хамство она узрела в нашем отчёте с январской пресс-конференции руководства облпрокуратуры, когда мы печатно изумились тому, что "независимый журналист" Чалиян просидела всю пресс-конференцию, не задав ни одного вопроса. Её не заинтересовала даже дальнейшая судьба того же антикоррупционера-"мессии" Загородского, которого только что "оплакивала" в своих статьях.

Да, но кого ещё, по мнению "независимой" Евгении Николаевны, мы шибко обидели, в отношении кого бы ещё нам следовало подбирать выражения? Парад обиженных открывает, конечно же, губернатор, в отношении которого мы "несправедливо" употребили поговорку "Визгу много, шерсти нет". Ну а не визгом ли было торжественно продекларированное им в конце тряского 2014 года намерение остановить на Брянщине цены или ликвидировать огромную задолженность ресурсопоставщикам? Или ещё — изжить во власти кумовство, одолеть коррупцию? Где все эти "пряники"? Обиженными Чалиян делает бесфамильных «вполне достойных уважения политика и руководителя областного департамента», которых мы неуважительно нарекли «знатной пиарщицей» и «цельнометаллическим "Мыколой"». Откроем их личика. "Знатная пиарщица" — это бывший депутат облдумы Л. Комогорцева, «цельнометаллический "Мыкола"» — это бывший руководитель областного департамента ТЭК и ЖКХ Н. Борисов. Допускаем, что у Чалиян было больше оснований для пиетета к ним, чем у нас. Возможно, нам не доставало для этого личного общения. Мы прежде всего по делам их судили о них. Людмила Кимовна Комогорцева в этих делах была неизменно с рублёвым замахом, пафосна, всегда на стороне страждущего народа, только вот КПД от всей этой суеты выходил почему-то копеечный. Единственное, чего ей было не занимать — здорового цинизма, с которым она реагировала на критику в свой адрес: все, мол, жанры хороши, кроме некролога. Но такую нересурсную фигуру, как Комогорцева, разве сравнишь с г-ном Борисовым, возглавлявшим столь капиталоёмкую структуру? Он, призывавшийся на государеву службу всеми брянскими губернаторами, угодил "под суд" по нашумевшему делу о строительстве белобережских домов-гнилушек, признал вину и унёс ноги от посадки только благодаря формальной казуистике. Какие эпитеты вместо того, что мы избрали, посоветовала бы нам употребить Чалиян в отношении человека, чьими стараниями бюджет был облегчён на 36,5 миллионов рублей? Для неё он — "вполне достойный уважения". Растерзайте нас, но не согласимся с таким комплиментом.

Вот ещё один "обиженный", которого, как пишет наша "учителка" Чалиян, мы «в малограмотных, с точки зрения экономической, статьях» именуем "дятьковским Бендером". Речь, если кто-то ещё не догадался, — о главе мебельного концерна "Катюша" С. Авдееве. Для Чалиян он славен тем, что «удерживает своё предприятие на российском, и не только рынке». И ещё, может быть, её покоряет благообразный лик г-на Авдеева, не в меру часто тиражирующийся глянцевыми рекламными изданиями. Ну а нам разве возбраняется пусть даже "в малограмотных, с точки зрения экономической, статьях" взглянуть на то, как сколачивалась "империя" Авдеева, как и для чего принудительно выкупались акции у работников Дятьковского деревообрабатывающего завода, как обманывалось почему-то очень "доверчивое" государство, когда отдавало под сомнительный "деревообрабатывающий" инвестпроект вполне конкретные лесные угодья? Или разве нельзя спросить, что же вышло в итоге с Дятьковским хрустальным заводом после того, как туда пришёл "эффективный собственник" в лице Авдеева? Почему хрустальщики, выброшенные на улицу, так и остались без честно заработанной зарплаты? И какой бы "поласковей" эпитет подсказала нам Чалиян для того, чтобы описать всё то, что наряду с полезными делами наворотил сей господин?

Чалияновские умствования заставили вспомнить изречение о том, что «намного проще проповедовать принципы, чем жить по ним». Мы бы, возможно, и вняли каким-то азбучным этическим истинам, которые с упоением декларирует "глубокий ветеран пера", но мешают некоторые моменты. К примеру, с тем же Загородским она и её коллега А. Федосов, чей семейный медиа-ресурс так же одержимо прославлял этого "борца с коррупцией", сели в лужу. Чалиян, так та, заслав копию своего творения в "Новую", даже дважды. И что показательно — никаких угрызений, никаких извинений перед читателями. Отряхнулись и как ни в чём не бывало зашагали дальше. С небольшой остановкой — прочитать нам мораль. Можно было бы вас и уважить, но мешают ваши же читатели. "Брянские новости", перепечатывая Чалиян, полагали, что вызовут у своих читателей бурю возмущения нашим нехорошим поведением, а вышло не совсем по задуманному. Процитируем лишь один из последних комментариев из читательской дискуссии вокруг перепечатки о нашей нехорошей газете, оставленный читательницей под ником "Лена", видимо, из Клинцов: «Я лично "Комсомолец Брянска" и выписываю, и читаю, только в таких газетах можно прочитать и узнать о делах и делишках власть предержащих. А то, что на газету идёт гонение со стороны этой самой власти, лишнее доказательство тому, что пишут правду, даже если авторов немного "заносит". Что с того, что в Клинцах местный "Труд" облизывал "Беляшей" (бывшие градоначальники Клинцов, кумовья В. Беляй и А. Белаш, которым уже богомазовская власть великодушно позволила избраться в областную Думу — прим. ред.), тем самым помог этим деятелям "слизать" весь город. Так что успеха газете "КБ", мужества его редактору».

Вот теперь, Евгения Николаевна, независимая Вы наша, повоспитывайте ещё и читательницу Лену. Независимые "Брянское обозрение", "Брянский рабочий" и "Брянские новости" уже клювы открыли. Ждут, что принесёт им бабушка-труженица.

Лёгкого Вам пера!

Редакция